Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Чирикова, которая не поет


Елена Власенко

Елена Власенко

9 декабря защитники Химкинского леса передали в приемную президента Медведева обращение. Суть его в том, что полумер – приостановки вырубки деревьев, тысяча сто пятьдесят шестых по счету слушаний – недостаточно. Нужно решение, "которое научит коррупционеров уважать закон".

В этот же день вышло четыре любопытных текста про Химкинский лес. Газета "Ведомости" сообщила, что Медведев объявит решение о строительстве трассы именно через Химкинский лес.

Экономист Ирина Ясина в своем блоге написала, что "хочет высказаться в поддержку стройки дороги Москва–Санкт-Петербург как можно быстрее, ибо сил уже нет" и что дорогу можно строить через лес, поскольку удалось добиться многого другого: вокруг трассы, в частности, не будет ресторанов и заправок.

Публицист Александр Архангельский поддержал Ирину Ясину и написал, что "пусть хотя бы так", – ведь в Петербурге на Охтинском мысе не будут строить неприлично высокую башню Газпрома.

Наконец, политолог Дмитрий Орешкин опубликовал текст, где назвал борьбу за Химкинский лес "политическим проектом", которому пора "сворачивать знамена".

Текст "Ведомостей" потерял смысл к концу дня: президент Медведев ничего так и не заявил, а заявил премьер-министр Владимир Путин. Он сказал, что решение о строительстве трассы будет принято после совместного заключения двух министерств – транспорта и природных ресурсов.

Другие тексты остались. Они показательны так же, как реакция всех, кого принято считать творческой интеллигенцией, на диалог Юрия Шевчука с Владимиром Путиным. Вот почему.

Две проломленные головы (Михаил Бекетов, Константин Фетисов), а может быть, и три (по одной из версий, Олега Кашина зверски избили за его интервью с участником акции у здания химкинской администрации) – это то, что пишущего человека, которого принято считать творческой интеллигенцией, заставляет выбирать слова.

Например, не писать, как Ирина Ясина, "се ля ви", нужно смириться с вырубленной просекой (если так написать, может показаться, что с проломленными головами тоже нужно смириться). Или, как Александр Архангельский: "пусть хотя бы так" (может возникнуть впечатление, что пусть хотя бы два-три черепа проломили, а не, скажем, десять). Или не писать, как Дмитрий Орешкин, про то, что "кому-то опять забили голову экологически чистой мякиной" (метафору вряд ли можно назвать удачной, потому что головы буквально забили, и надолго: Михаил Бекетов инвалид на всю жизнь и не может говорить, а Константин Фетисов уже месяц находится в коме).

Между тем есть люди, которые о проломленных головах помнят. Как помнит, к примеру, лидер Движения в защиту Химкинского леса Евгения Чирикова. Редкий летний день проходил без того, чтобы ее не задерживали для допросов. Если и когда не задерживали, она таскала тяжелые доски для самодельных ежей против строительной техники в зоне вырубки, писала обращения в Европарламент, созывала конференции экспертов, давала пресс-конференции о существующих альтернативных вариантах строительства трассы, воспитывала двух маленьких дочек, наконец.

Если она помнит при такой нагрузке – значит, по всей вероятности, и другие могут.

Авторы текстов с общим смыслом "пусть хоть так" вряд ли не знали о проломленных головах. В отличие от многих людей в России, их источники информации не ограничиваются телевизором. И, в отличие от многих, уровень их образования позволяет им понимать больше. А их публичность помогает им доносить до многих то, что они поняли. И все эти возможности налагают на них, пожалуй, особую ответственность.

После решения президента приостановить вырубку и выслушать экспертов не воцарился ни зеленый рай, ни строительный ад. С одной стороны, продолжалась подготовка к строительству трассы. С другой стороны, активисты усомнились в том, что слово президента что-либо значит, и убедились в том, что чиновники на местах исполняют его неохотно. Поняли, что дело не в неуважении к экологии в общем и Химкинскому лесу в частности, а в коррупции, с которой бороться надо системно. Этим знанием они поделились с тысячами людей, которые за их действиями следят (таких не меньше тридцати тысяч человек – столько подписались за сохранение леса на сайте экологов ecmo.ru). В общем их стало больше, и они стали серьезнее.

Это стало возможным благодаря человеку, который из офисного планктона и обычной городской мамы превратилась в общественного деятеля и взяла на себя ответственность за тех, кто планктоном и обычной городской мамой остался.

Такое поведение редко остается безнаказанным.

Кто-то бьет защитников леса по голове, кто-то действует словом.

Чирикова - условный Шевчук, который не только поет. И она вызывает не меньше раздражения у тех, кто продолжил просто петь или запел с припевом "пусть хоть так".

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG