Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Валерий Зорькин: власть срослась с криминалом


Валерий Зорькин

Валерий Зорькин

Председатель Конституционного суда Валерий Зорькин выступил с позиционной статьей в "Российской газете". Название статьи говорит само за себя "Конституция против криминала".

Комментируя выступление Валерия Зорькина в интервью Радио Свобода судья КС в отставке, доктор юридических наук Тамара Морщакова сказала:

– Криминал существует везде. Даже в в таких устойчиво развивающаяся в правовом отношении странах как США и Германия. С криминалитетом справиться фактически невозможно. Его можно только сдерживать. В научной литературе поэтому даже используется термин "сдерживание преступности", а не "преодоление" или еще что-то более решительное. Это такое же сопровождающее любое общественное развитие явление, как человеческие болезни.

Наша проблема в том, что криминальным стало государство. Проведено много социологических исследований. Недавно видела отчеты по двум таким исследованиям, из которых явствует, что государственные структуры в своей деятельности работают по правилам криминальных организаций. А если те организации, которые должны бороться с криминалитетом, сами работают по таким же правилам, то какой же будет борьба?!

Поэтому сначала мы должны добиться того, чтобы государство работало в общественных, а не в личных интересах каждого персонально присутствующего во власти человека.

Выдержки из статьи председателя Конституционного суда России Валерия Зорькина в "Российской газете" от 10.12.2010:

"...Увы, с каждым днем становится все очевиднее, что сращивание власти и криминала по модели, которую сейчас называют "кущевской", - не уникально. Что то же самое (или нечто сходное) происходило и в других местах - в Новосибирске, Энгельсе, Гусь-Хрустальном, Березовске и так далее.

А теперь давайте представим себе ситуацию, в которой прецеденты этого рода начинают превращаться в норму. Я не утверждаю, что такая ситуация уже оформилась. Но что будет в случае, если она оформится? Всем - и профессиональным экспертам, и рядовым гражданам - очевидно, что в этом случае наше государство превратится из криминализованного в криминальное. Допустить такое превращение мы не имеем права. Если произойдет нечто подобное, все наши мечты о справедливом, здоровом, демократическом, правовом обществе будут похоронены.

Ибо граждане наши тогда поделятся на хищников, вольготно чувствующих себя в криминальных джунглях, и "недочеловеков", понимающих, что они просто пища для этих хищников. Хищники будут составлять меньшинство, "ходячие бифштексы" - большинство. Пропасть между большинством и меньшинством будет постоянно нарастать..."

* * *
"Криминал подрывает основы нашей хрупкой правовой системы, основы нашей социальной, политической и экономической жизни. Он посягает на все социальные скрепы. Он разлагает ткань нашего весьма незрелого гражданского общества. А порою - что греха таить - и выступает в качестве соискателя на роль социального начала, подменяющего собой гражданское общество"...

* * *
"В самом деле, государство, не способное защитить своих граждан от массового насилия со стороны бандитов и коррупционеров, этой неспособностью обрекает себя на деградацию. Да, именно на деградацию, а не на стагнацию, как утверждают многие. Криминализующаяся система по определению не может быть стабильной. Поэтому все славословия в адрес пресловутой стабильности мгновенно теряют всяческий смысл, коль скоро перестает быть понятным, что мы имеем в виду под стабильностью. О какой стабильности идет речь? Кому гарантируется стабильность? Народу или терроризирующим народ преступным сообществам? И что стабилизируется? Норма или криминальная патология?"...

* * *
"Вопрос об эффективности ведущейся борьбы с криминализацией - это вопрос о том, сохранится ли Россия в ближайшие десять лет. Мне представляется, что нам на решение этой задачи отведен именно такой, исторически кратчайший срок. Так обстоит дело, даже если бы мы хотели всего лишь минимально стабильного существования за рубежом 2020 года. Но поскольку мы хотим не только этого, поскольку и умом, и сердцем понимаем, что без развития не будет у нас никаких исторических шансов, то острота данной проблемы многократно усиливается. Потому что все грандиозные планы в сфере развития, они же планы по модернизации России, рухнут, коль скоро государство не сможет защитить своих граждан от криминального произвола"...

* * *
"Мы потеряли страну, оказались ввергнуты в пучину глубоких социальных и геополитических катаклизмов. Вряд ли мы хотим повторения того опыта. И поэтому давайте скажем самим себе, что драматизация существующих прискорбных ситуаций не только не является нравственным и политическим моветоном - она совершенно необходима. И напротив, запрет на драматизацию превращается на нынешнем этапе в источник глубочайшего социального и политического неблагополучия. Да и морального неблагополучия тоже! Ведь если драматичность (а порой уже и трагичность) происходящего очевидна для всех, но об этом нельзя говорить, то что прикажете делать? Понятно, что! Или молчать, или лгать.
И то, и другое безнравственно в любой ситуации. А в ситуации большой общественной беды - в особенности. Итак, давайте не прятать голову под крыло аки политические, да и моральные страусы. Давайте признаем очевидное. Признаем, что в условиях неснижающейся криминализации социально-экономической среды у граждан нашей страны исчезает главный стимул к любой здоровой предпринимательской, инновационной, социальной активности. И уж тем более - стимул к решению задач технологической, инфраструктурной, управленческой модернизации национальной экономики.

Признаем, что эти стимулы исчезают хотя бы (и прежде всего) потому, что огромная часть экономических и социальных результатов, получаемых личностью, предприятием, организацией, - присваивается или просто уничтожается организованным криминалом"...

* * *
"Представляется, что ... для нас может оказаться очень полезен опыт США, которые по крайней мере дважды в ХХ веке - в начале 30-х и в 60-х годах - сталкивались с такой же проблемой бурного роста оргпреступности и ее сращивания с органами власти и правоохранителями… При этом не следует полагать (как это нередко заявляют неосведомленные люди, насмотревшись боевиков о борьбе с мафией), что решающим фактором в этой борьбе стали полученные госорганами по борьбе с оргпреступностью чрезвычайные полномочия. Чрезвычайные полномочия имели очень ограниченное применение. А главным оружием в борьбе с оргпреступностью стали законодательные меры, обеспечивавшие "антикоррупционное" и "антикриминальное" наполнение органов власти и правоохранительных органов. Так, в США в системе полиции не только были созданы специальные подразделения внутренней безопасности. Помимо этого, ФБР получило право и обязанность контроля за назначениями на "чувствительные" должности в правоохранительной системе. И, главное, - ЧЕРЕЗ ФБР БЫЛ УСИЛЕН ФЕДЕРАЛЬНЫЙ КОНТРОЛЬ НАД ВСЕМИ МЕСТНЫМИ ПРАВООХРАНИТЕЛЬНЫМИ ОРГАНАМИ. Кроме того - и это очень важно, - было принято законодательство, которое требует обязательной проверки ФБР всех лиц, поступающих на государственную службу. И эта проверка вовсе не формальная... Нам в России сейчас насущно необходимо срочно и трезво заняться изучением, осмыслением, а далее и практическим применением лучших решений мирового опыта"...

* * *
"...Рассчитывать, что даже самые радикальные законодательные меры приведут к быстрому результату - не следует. Слишком глубоко - и это нужно честно признать - зашла у нас в Отечестве оргпреступная болезнь. Но не браться за решение этой проблемы, причем срочно и последовательно - уже нельзя. И как юрист-профессионал, и как гражданин России, и как председатель Конституционного суда РФ, я не могу закрывать глаза на то, что любое затягивание начала такой борьбы с оргпреступностью катастрофически подрывает главный базис существования России - основы ее конституционного строя. Я не могу также не отдавать себе отчет в том, каков масштаб негативных последствий, порожденных столь глубоким подрывом нашего конституционного строя"...

* * *
"Главная из … разновидностей паники - в том, что якобы "поздно пить боржом". Россия-де, мол, уже прошла криминальную "точку невозврата". И ничего нельзя сделать. Мне отвратительна и эта, наиболее распространенная, разновидность паники, и ее кажущаяся антитеза, согласно которой нужно немедленно переходить к железной диктатуре - ибо никакие другие средства уже не могут дать результата…

…Нет уж, давайте бороться со злом, не поддаваясь ни отчаянию, ни утопическим упованиям, основанным на переходе от законности к произволу. Декриминализация социальной, экономической и политической жизни - сейчас главная наша задача в защите прав и свобод граждан, в утверждении конституционного правопорядка".

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG