Ссылки для упрощенного доступа

logo-print
Недавно на сайте Министерства образования появился проект федерального государственного образовательного стандарта среднего (полного) общего образования. Учителя и родители с тревогой изучают документ, пытаясь понять, чему же теперь школа должна научить детей.

Главная отличительная особенность нового образовательного стандарта – усиление "воспитательной составляющей" и "практическая направленность": школьников, в частности, научат оказывать первичную медицинскую помощь и повысят у них мотивацию к военной службе… О принципах создания нового федерального стандарта для старшеклассников (который уже вызвал волну критики) рассказал корреспонденту Радио Свобода руководитель рабочей группы, генеральный директор издательства "Просвещение" Александр Кондаков:

– Идеологическая основа построения стандарта – это принципиальный момент. Каждая система образования решает задачи того общества, которым она создана. И в данном случае, начиная разработку стандарта, мы, прежде всего, поставили для себя вопрос: основой чего станет данный стандарт? В тот момент как раз прозвучала фраза в послании президента, тогда еще Владимира Путина, Федеральному собранию: "Мы строим открытое гражданское общество". А гражданское общество, как и осетрина из известного произведения, бывает только одной свежести. Поэтому в основу построения стандарта мы положили три идеала гражданского общества: благосостояние, социальная справедливость и безопасность. Затем эти постулаты мы разворачивали внутри самой разработки, это очень многим не нравится. Например, президент Российской академии образования Николай Никандров заявил, что он не признает этого стандарта.

В основу построения стандарта легла работа Института социологии Российской академии наук, опрос семей политических и бизнес-элит и так далее: чего они ждут от системы образования. А раздел "Требования к результатам образования" – это результат одного из самых масштабных социологических опросов в истории образования России, посвященного требованиям семьи, общества и государства к результатам образования. Потому что школа, система образования – это зона общественного согласия. И мы со всеми нашими "хотелками" должны прийти и согласовать то, что на самом деле сегодня востребовано, иначе мы получим очередной стандарт предыдущего периода, когда все результаты были выражением "хотелок" предметных лобби.

Я никогда не забуду, как весной нынешнего года я собрал специалистов по содержанию образования – обсуждали вопрос о содержании базового и профильного уровня в новом стандарте для старшей школы. В какой-то момент я перестал понимать, о чем идет речь. Я попросил: скажите, пожалуйста, каковы научные обоснования отбора содержания образования. На меня посмотрели как на последнего идиота и сказали: "Да нам же часы дали, мы туда напихали все, что могли". А ведь школа – это важнейшая социальная составляющая общества, гарант социально-экономического, культурного, политического развития нашего государства.

Что касается старшей школы, мы пошли по очень простому пути: обратились к вузовскому сообществу. Я очень благодарен "Единой России", они собрали всех ректоров Дальневосточного федерального округа – и два часа мы обсуждали вопрос, чем ректорам нравятся или не нравятся абитуриенты, первокурсники. Через два часа мы подписали короткую бумажку, два пункта: огромное количество избыточного знания и недостаток компетенции, которая необходима студенту. И мы постарались в стандарте вот это самое избыточное знание максимально убрать. Ни для кого не секрет, что, к сожалению, 10-й, 11-й класс, особенно 11-й – это тот класс, где дети больше всего теряют здоровья. Как отец двоих детей могу это точно сказать. И тут есть несколько моментов. В частности, мы должны для себя принять, что старшая ступень школы – 10-11 класс – это все-таки предпрофессиональное образование. То есть после 11 класса ребенок идет в учреждение начального профессионального образования, или среднего профобразования, или высшего профобразования, либо он идет в учреждение дополнительного образования, но только 1-2 процента идут на рынок труда напрямую. Поэтому надо честно сказать, следует ли детям изучать все то, что есть на старшей ступени, то есть те 16 предметов, которые там есть и в том объеме.

В проекте стандарта, который сейчас висит на сайте Минобразования, мы предложили ограничить число предметов до девяти. Допустим, если ребенок захочет пойти изучать филологию, то вместо химии, физики, биологии мы предложим ему на старшей ступени изучить естествознание. То есть он получит базовые знания из курсов естественных наук, которые ему необходимы, поскольку он филолог, гуманитарий.

Я очень внимательно просмотрел программы по литературе царских гимназий. Там из всего Льва Толстого изучали только одно произведение: "Севастопольские рассказы". Это именно то, что формирует в ребенке патриотизм, чувство любви к отечеству, уважение к защитникам отечества, товарищество и так далее. И я перед литераторами поставил вопрос: а скажите, пожалуйста, с чем связан отбор произведений? Они говорят: ну как же не изучать "Войну и мир" Толстого, как не изучать Достоевского? А один очень уважаемый директор академического института был возмущен тем, что Шиллера и Гете в шестом классе не изучают. Я спрашиваю: а что ребенку даст это изучение? Ведь все то, что входит в школьную програму, должно ребенку обеспечить его дальнейшую успешность. Какие мы выдержали баталии с русистами и литераторами на эту тему!

Прежде всего, мы должны ребенка научить общаться, выражать себя, находить нужную информацию, быть понятым – вот главные вещи. И когда мы говорим об отборе литературных произведений, я думаю, это очень и очень серьезный вопрос. В 80-х годах работала комиссия Политбюро по новому содержанию образования. Была утверждена комиссия президиума Академии педагогических наук СССР для разработки программы по литературе для средней школы. Состав: Кондаков Михаил Иванович (это мой отец) – председатель, Юрий Бондарев – зампредседателя, Чингиз Айтматов, Анатолий Алексин, Беленький – зав. лабораторией литературного образования ИСИМО, Богданов – зав. кафедрой литературы Ленинского пединститута, Василь Быков, Расул Гамзатов, Ильин – знаменитый учитель из Петербурга, Квятковский, Крупин, Курдюмин, Лазаренко, Лиханов, Лихачев… Вот какие люди принимали решение, какие произведения должны доноситься до наших детей.

Мы столкнулись при разработке стандарта общего образования и с другой очень серьезной проблемой: родилась новая историография, новая концепция исторического, общественного образования. Но мы до сих пор не имеем галереи национальных героев России, на примере которых можно воспитывать подрастающее поколение.

Мне кажется, одна из главных бед российского образования заключается в том, что оно сосредоточилось на подготовке предметника, и это беда двух прежних стандартов: обязательного минимума содержания образования и стандарта 2004 года. У нас в пединституте готовят не учителя физики, а физика, не учителя химии, а химика. Мы забываем важнейшую часть образовательного процесса – воспитание. Личность учителя, общегуманитарная, общекультурная составляющая его подготовки – которой в советское время и, кстати, в досоветское тоже – придавалось очень большое значение, это главная вещь. Здесь я не могу не процитировать Петра Аркадьевича Столыпина, сказавшего, что, прежде всего, надобно воспитать гражданина, а потом гражданственность сама воцарится на Руси. И если не гражданин входит в класс, то, к сожалению, мы не получим тех результатов, которых ждем.

На сайте Радио Свобода прошла онлайн-конференция, где наши читатели и слушатели высказали свое мнение на эту тему - "Чем должна заниматься школа: учить или воспитывать?".

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG