Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Финансовый аналитик Андрей Сотник - о мошенничестве, которое называют невозвратом капитала


Андрей Сотник

Андрей Сотник

Генеральная прокуратура России выявила серьезные нарушения в сфере валютного законодательства в Федеральной таможенной службе. Позволит ли это пресечь нелегальный вывоз капиталов из России? На этот идругие вопросы финансовый аналитик Андрей Сотник ответил в интервью корреспонденту Радио Свобода.

Справка РС:

Генеральная прокуратура Российской Федерации – сообщается на ее официальном сайте – провела проверку деятельности Федеральной таможенной службы (ФТС), в ходе которой выявлены серьезные нарушения в сфере валютного законодательства. Установлено, что при бездействии со стороны ФТС России и попустительстве таможенных органов в Московском и Дальневосточном регионах сложились устойчивые схемы незаконного вывода капиталов за рубеж под прикрытием фиктивных внешнеторговых контрактов. В вышеуказанных регионах выявлены факты незаконного перемещения участниками внешнеэкономической деятельности за границу денежных средств на общую сумму более 12 млрд руб. Между тем, должностные лица таможенных органов, располагая достаточными данными о противоправных деяниях, не принимали необходимых мер в порядке, установленном уголовно-процессуальным законодательством… Генеральная прокуратура Российской Федерации внесла соответствующее представление в адрес руководителя Федеральной таможенной службы. Устранение нарушений закона взято на контроль.

Судя по всему, прокуратура решительно вступила в борьбу с нелегальным выводом денег из страны?

– Судя по всему, нет. Вы понимаете, что означает фраза "незаконное перемещение ... за границу денежных средств на общую сумму более 12 млрд руб."?

Это каким же образом? Не существует способов прямого перечисления рублей в иностранные банки. Это можно сделать единственным путем – вывезти деньги наличными. Но физический объем такого "нала", о котором говорит прокуратура, потребует не одного железнодорожного вагона. Никогда не поверю, что российские таможенники смогли пропихнуть эти вагоны мимо наших бдительных пограничников.

Возможно, имелась в виду иностранная валюта, но сумму условно перевели в рубли...

– Но в таком случае некто должен был перевести через российский банк те же доллары или евро. Для этого – заполнить специальную документацию. Как это можно сделать "незаконно", какое это имеет отношение к рублям и при чем тут таможня? Полагаю, что прокуроры имели в виду участников внешнеэкономической деятельности. И претензии прокуроров – в том, что таможенники не наказывают этих самых российских участников внешнеэкономической деятельности.

– Эти претензии, на ваш взгляд, справедливы?

– Давайте рассмотрим процесс последовательно. Работа участников любой внешнеэкономический деятельности, говоря грубо, сводится к тому, что продавец и покупатель (это два независимых юридических лица в двух разных странах) подписывают контракт, в котором указано, кто, когда и что покупает, и кто, когда и где платит за это в иностранной валюте. А вот теперь самое важное.

Абсолютное большинство сделок международной купли-продажи в мире, включая Россию, оформляются с участием так называемых аккредитивов. Не слышать об этом прокуроры не могли, так как история аккредитивов насчитывает не одно тысячелетие. Уже во времена крестовых походов существовала система, при которой путешественник в Святую землю не вез с собой денег, а оставлял их в Европе, получив бумагу, по которой ему в Палестине выдавали деньги. В ХIХ веке в торговой практике появились коммерческие аккредитивы (commercial letter of credit), которые предполагали выплату покупной цены против предоставления продавцом в банк коммерческих документов, свидетельствующих об отгрузке товара покупателю. Из этого следует, что сегодня в России в сделках международной купли-продажи участвуют, как минимум, четыре действующих лица: покупатель с продавцом, а также их банки, расположенные в разных странах.

То есть жуликами могут быть и продавец, и покупатель, и один из двух банков, или даже оба…. За тысячелетия всякое бывало.

Российская прокуратура, игнорируя тысячелетний опыт использования аккредитивов, почему-то ни об одной категории реальных потенциальных жуликов не говорит. Хотя найти жулика предельно просто: надо взять российскую версию контракта и аккредитива (хранятся в российских банке и на таможне) и сравнить его с зарубежными версиями этих документов. При этом получить эти зарубежные версии документов надо в строжайшем соответствии с местным правом. Вместо этого – прокуратура предъявляет претензии российской таможне.

И еще более удивительное. Эти претензии обнародованы, но при этом не подтверждены судебными решениями.

Возможно, дела уже в судах? И прокуроры просто немного поторопились?

– Вот уж не думаю. Такие дела не могут рассматриваться только в российских судах, так как внешнеторговая цепочка всегда ведет за рубеж. Никаких же упоминаний об исках в западные – независимые – суды по поводу наказания тех или иных изготовителей "фиктивных контрактов" и фальшивых аккредитивов, а также аресте их преступных капиталов с целью возвращения в Россию, в тексте, размещенном на сайте Генпрокуратуры, нет.

Но факт нелегального увода денег из страны подтверждается многими экспертами. Вы не согласны с логикой прокуратуры, но как, по-вашему, она должна была действовать?

– Нелегальный вывоз капитала (даже термин дурацкий придумали "невозврат") и мошенничество (в том числе через систематическое использование фальшивых документов) – это совершенно разные экономические процессы. То, что прокуроры назвали "нелегальным вывозом капитала", фактически таковым не является, так как речь идет о фактах массового обмана российских предпринимателей и таможенной службы, обусловленного возможным мошенничеством неустановленных лиц (включая зарубежные банки). И этот процесс связан не с бездействием таможни, а, прежде всего, с двумя совершенно явными провалами в отечественном правовом и экономическом регулировании.

Первый. Решениями российских судов нельзя взыскать средства с недобросовестных иностранных ответчиков в странах их регистрации или бизнес-деятельности.

Второй – это неумение и нежелание отечественных правоохранительных органов цивилизованно защитить интересы отечественных предпринимателей в зарубежных судах, для чего надо собрать документальные доказательства в любой стране мира, гражданин которой посмел покуситься на законные интересы россиянина.

Повторяю: если бы был хоть один прецедент ареста преступных капиталов в зарубежном суде по иску российской прокуратуры – все давно забыли бы напрочь об играх в "невозвраты" в торговле с Россией!

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG