Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Судьба захваченных сомалийскими пиратами грузинских моряков


Ирина Лагунина: В заложниках у сомалийских пиратов находятся 15 грузинских моряков с греческого судна. Пираты просят за освобождение заложников 15 млн. долларов. Такой суммы у компании, являющейся владельцем судна, нет. Создан Фонд солидарности, который собирает деньги для выкупа. Пока Фонд смог собрать около 6 тысяч долларов. Родственники моряков неоднократно проводили акции в Батуми. Правительство ограничивается заявлениями, что не может вести переговоры с пиратами и платить выкуп, поскольку это считается поощрением пиратской деятельности. Материалы радио "Эхо Кавказа" на эту тему подготовил Александр Касаткин.

Александр Касаткин: Положение грузинских моряков, плененных сомалийскими пиратами 8 сентября, с каждым днем становится все более отчаянным. Уже несколько дней их не кормят, условия их содержания сами моряки в коротких телефонных беседах с близкими называют ужасными. Родственники захваченных моряков не в состоянии выплатить требуемый пиратами выкуп. Соответствующей суммы нет и у владельца судна.
Вот уже три месяца грузинские моряки находятся в плену у сомалийских пиратов. Последняя информация о состоянии моряков стала известна от отца одного из 15 плененных, руководителя компании "Гринвич" Серго Девадзе. Вчера поздно ночью он говорил с сыном Давидом Девадзе:

Серго Девадзе: На сегодняшний день ситуация напряжена. Пираты ведут себя омерзительно. Принесли цепи, связали по пять человек. Уже четвертый день им не дают пищу, вчера дали по стакану воды. Пираты угрожают, что если в течение недели владелец судна или адвокат не свяжется с ними и не предложит сумму, обязательно будут жертвы!

Александр Касаткин: Эта ситуация была вполне ожидаема, говорит заместитель председателя профсоюзов Грузии Этери Матурели:

Этери Матурели: Этот корабль через месяц должен был доплыть до Индии, поэтому на нем был запас еды и воды всего на месяц. Но прошло три месяца и, конечно, весь этот запас исчерпан. Пираты откуда-то приносят для себя еду, и если у них что-нибудь остается, то морякам, как собакам, выбрасывают остатки, при этом их избивая”.

Александр Касаткин: 19 ноября при профсоюзе Грузии был создан Фонд солидарности. Уже в течение двух недель проходит активная кампания, чтобы собрать деньги для выкупа моряков. По словам Матурели, такая практика принята во всем мире. В данный момент неизвестно, сколько именно требуют пираты, хотя по последней информации сумма составляла миллион долларов. К этому моменту, по словам Этери Матурели, удалось собрать всего лишь чуть больше 10 тысяч лари. В этот процесс активно включены родственники моряков, которые вторую неделю в Батуми раздают флаеры. Наира Халваши, жена одного из плененных моряков Темура Бединадзе, просит помощи у рядовых жителей Грузии:

Наира Халваши: Гуманности больше нет? Я уже не верю в то, что где-нибудь в мире защищают права человека!”

Александр Касаткин: Наира Халваши вместе с другими родственниками плененных моряков обратилась и к президенту Грузии. Письмо передала через сотрудника президентской охраны. В нем описываются условия, в которых вынуждены находиться моряки. Напоминается и о том, что правительство должно принять меры, предусмотренные местным и международным законодательством.
Единственный комментарий, который для радио "Эхо Кавказа" в МИД Грузии, прозвучал от пресс-секретаря Ии Махарашвили. Она заверяет, что правительство Грузии периодически связывается с владельцем судна через посольство Грузии в Греции, однако, по ее словам, оно не может вести переговоры с пиратами и платить выкуп, поскольку это считается поощрением пиратов.
В свою очередь бывший ректор морской академии Бидзина Орагвелидзе говорит о другой практике по спасению захваченных пиратами моряков:

Бидзина Орагвелидзе: Бывали случаи, когда моряков спасали военные судна, патрулирующие в тех водах.

Александр Касаткин: В то же время Орагвелидзе признает, что это сложный вопрос, так как вхождение в территориальные воды какого-либо государства чревато войной. При этом он советует правительству Грузии более активно подключить международные организации.
По информации председателя профсоюза моряков Грузии Анатолия Хиджаладзе, владелец судна - греческая компания Frio Ventures готова была выплатить 250 тысяч долларов, однако пираты отказались от этой суммы, посчитав ее недостаточной. По словам Хиджаладзе, члены профсоюза уже передали письмо представителям компании с требованием сделать все, чтобы помочь морякам. Если же они не предпримут соответствующих мер, профсоюз потребует от властей Грузии возбудить дело против владельца судна.
Торговое судно, плавающее под флагом Мальты, экипаж которого состоит из 15 граждан Грузии и 3 граждан Турции, был захвачен 8 сентября в Аденском заливе.

Дэмис Поландов: Сегодня утром в эфире грузинской службы Радио Свобода – Тависуплеба – прозвучал звонок. Это была крайне эмоциональная речь женщины, которая просто перешла в крик отчаявшегося человека. Она задавала очень простые вопросы – почему государство, международное сообщество, Америка, Европа не могут справиться с пиратством. Наши эксперты: Борис Коява – моряк, старший механик, работающий в одной из немецких компаний, человек, который был на судне, захваченном пиратами в Нигерии в апреле 2009 года, и Ираклий Аладашвили – главный редактор независимого военно-аналитического журнала "Арсенали".
И у меня первый вопрос Борису Коява. Расскажите, как вообще в 21 веке пираты захватывают морские суда? Как это происходит, по вашему собственному опыту?

Борис Коява: Это довольно несложно, потому что торговое судно представляет из себя довольно легкую мишень и легко захватывается. Для этого существуют разные технологии, профессиональные моряки, особенно капитаны, судоводители, это хорошо знают. Обычно судно имеет среднюю скорость 14 морских узлов, а атакуют нас быстроходные лодки с мощнейшими двигателями. У них скорость значительно выше нашей, так что они более маневренные и тяжелое судно представляет из себя весьма легкую добычу. Пираты хорошо вооружены приборами ночного видения, навигационной техникой, новейшими образцами стрелкового оружия. А у нас никакого оружия нет, это запрещается на торговом флоте.

Дэмис Поландов: Расскажите, когда ваше судно захватили в Нигерии, как это вообще происходило?

Борис Коява: В Нигерии, южнее Лагоса, это Атлантический океан, мы стояли на якоре. Там зона повышенной опасности, но судовладелец сказал стоять на якоре, и команда, капитан судна, администрация, все должны выполнить эту команду. Мы стояли на якоре, и в четыре утра местные пираты атаковали нас. Захват длился в районе 45 минут. Был страшно избит наш очень хороший капитан Андрей Сморжевский из Новороссийска. Он получил такой стресс, что потом руки у него начали дрожать и он вынужден был оставить судно, списался буквально через две-три недели.

Дэмис Поландов: А как вы спаслись?

Борис Коява: В первую очередь был сильно избит капитан. Потом они пришли ко мне в каюту – старшего механика. Они просили, конечно, деньги, забрали часы, забрали компьютеры, забрали фотоаппараты, все ценное что было. Была стрельба на мостике из автомата Калашникова, там в это время был второй помощник, филиппинец. Мы потом его еле-еле в себя привели, он уже нас не узнавал.

Дэмис Поландов: Борис, а как вы освободились? Вы можете рассказать?

Борис Коява:
Нам просто повезло в том, что в ту ночь у нас на судне остался судополучатель, местный товарищ, который должен был грузить наше судно, и он являлся сыном одного из вождей местных племен. Ну и когда это безобразие захвата судна продолжалось в течение получаса, а потом он на этот шум появился и наши захватчики, узнав его, видимо поняли, что потом им достанется и они спешно покинули борт судна.

Дэмис Поландов:
То есть, Борис, вам просто повезло. На каждое судно не посадишь сына местного вождя. Теперь вопрос Ираклию Аладашвили. Ираклий, скажите, что вообще сегодня одно государство, и конкретно Грузия, может сделать, чтобы освободить похищенных моряков? Как вообще это можно предотвращать?

Ираклий Аладашвили: Начнем с того, что не только такое маленькое государство как Грузия, но такие большие государства, как, например, Китай, или европейские государства, тоже не могут освободить своих моряков от плена этих морских террористов. Потому что тогда надо проводить какую-то морскую спецоперацию или просто заплатить выкуп. Другого варианта, к сожалению, нет. Но в Грузии вообще не осталось военно-морского флота, только береговая охрана, но и это только в Черном море. Что касается, как можно действовать, то, это мое личное мнение, надо использовать тактику кораблей-ловушек. Эти корабли будут выглядеть снаружи, на дистанции, как обычные торговые суда, но когда эти морские пираты близко подплывут, тогда окажется, что это не торговый, а именно военный корабль, на котором находится спецгруппа, которая может на огонь ответить огнем. У этих морских пиратов на вооружении не только стрелковое оружие, но и гранатометы. Дальность действия этих гранатометов, а у них в основном РПГ-7, всего 600 метров. Ближе этой дистанции уже их нельзя допускать. А до этого, если это окажется, что это именно морские пираты на маленьких быстроходных катерах, тогда, наверное, надо отвечать огнем на их огонь.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG