Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Фаны как угроза


Фанаты создают футбольным клубам массу неприятностей - и своим в том числе

Фанаты создают футбольным клубам массу неприятностей - и своим в том числе

Поведение спартаковских болельщиков: угроза для футбола и для России. Чемпионат мира по футболу 2018 года: шанс для России. Эти темы обсуждаются в российской спортивной прессе.

Семен Новопрудский в колонке на сайте "Газета.Ру" утверждает, что одним из главных смыслов чемпионата мира по футболу-2018 для самой России должно стать налаживание нормальных отношений между русской и кавказской молодежью — хотя бы на почве общего "боления" за сборную России на домашних стадионах. Пока же футбольные фанаты с обеих сторон становятся передовым отрядом разжигания межнациональной розни и знаменем фактического ментального разделения страны.

Вечером в минувший вторник примерно 1000 молодых людей почти полчаса блокировали крупную транспортную артерию Москвы – Ленинградский проспект — практически в центре города, в районе метро "Аэропорт". Участники акции, среди которых доминировали футбольные фанаты московского "Спартака", шли по проезжей части в сторону Московской области в вечерний час пик, жгли файеры, кричали "Русские, вперед!" и, по некоторым данным, стреляли в воздух. ОМОНу( большинство бойцов которого, чего греха таить, готовы были поддержать эту кричалку) с трудом удалось уговорить толпу освободить проезжую часть. Таким образом участники одной из крупнейших массовых акций в Москве за последние годы требовали справедливого расследования убийства Егора Свиридова – 28-летнего участника самого известного движения спартаковских фанатов "Фратрия". В ночь с 6 на 7 декабря Егор погиб в драке с участием пятерых москвичей и восьми-десяти приезжих с Северного Кавказа. Егора Свиридова убили из травматического пистолета. Стрелял уроженец Кабардино-Балкарии Аслан Черкесов, его задержали. Это второе громкое убийство футбольного болельщика в бытовой драке на межнациональной почве в Москве в 2010 году: 10 июля в драке с чеченцами на "Чистых прудах" зарезали другого фаната "Спартака", Юрия Волкова. Тогда уроженец Чечни Магомед Сулейманов даже выдал милиции нож, которым он якобы убил Волкова, и признался в преступлении, но был освобожден под предлогом недоказанности преступления.
Подготовка и проведение чемпионата мира по футболу-2018 — пространство для последовательной и масштабной государственной пропаганды ценностей, которые должны объединять многонациональную и многоконфессиональную Россию

Футбольные фанаты на наших глазах превращаются в серьезную политическую проблему, становясь заметным индикатором погромных настроений в обществе.

Причем не только на межнациональной почве. Их уже подозревали в силовых акциях против защитников Химкинского леса и избиении журналиста Олега Кашина. В этом году в чемпионате России почти каждый выезд фанатов московских команд, особенно "Спартака" и ЦСКА, в гости к кавказским клубам сопровождался акциями взаимного насилия и вандализма вплоть до забрасывания камнями автобусов с болельщиками. Сплоченность и агрессия футбольных фанатов особенно опасны в контексте очевидно нарастающего в больших городах взаимного бытового недовольства части русского населения и выходцев с Кавказа друг с другом. В Москве и Петербурге это особенно наглядно проявилось во время недавнего празднования Курбан-байрама: на улицах двух столиц впервые оказались десятки тысяч мусульман, а поскольку мечетей там явно не хватает, в результате возникли очень серьезные транспортные проблемы. В городах поменьше бытовые драки и убийства на межнациональной почве (чаще всего по принципу "коренное" население против "понаехавших тут") давно стали естественным повседневным фоном.

Все это накладывается на не остановимую в обозримой исторической перспективе тенденцию: кавказского и—шире—мусульманского населения в крупнейших городах России, где оно никогда раньше не доминировало численно, будет все больше. А традиционное всеобщее пренебрежение в России к идеям политкорректности и толерантности не увеличивает способности людей разных вер и национальных обычаев мирно сосуществовать друг с другом, по возможности доставляя своими обычаями как можно меньше хлопот соседям. В результате ментально Кавказ все дальше от остальной России, тогда как физически кавказцы все ближе к ней. При этом чувства, что все мы единый российский народ, равноправные соотечественники, равно ответственные перед законом и друг перед другом за мирное и комфортное сожительство, у многих людей не возникает.

Подготовка и проведение чемпионата мира по футболу-2018 — пространство для последовательной и масштабной государственной пропаганды ценностей, которые должны объединять многонациональную и многоконфессиональную Россию.

Это тот редкий случай, когда обычно отвратительная по своей сути любая официальная пропаганда может принести реальную пользу. Я хорошо помню, как в центре Москвы в 2002 году после матча чемпионата мира по футболу Япония – Россия (японцы тогда победили 1:0) примерно те же ребята, что маршировали на этой неделе по Ленинградскому проспекту, разгромили японский ресторан "Гин-но Таки". Потому что в витрине кто-то, не подумав, написал "Болеем за наших". Так вот, если болельщики московского "Спартака" и "Спартака" из Нальчика, питерского "Зенита", грозненского "Терека", махачкалинского "Анжи" в едином порыве будут "болеть за наших", за сборную России на чемпионате мира по футболу, если власть, духовенство, "реальные кумиры молодежи" из числа музыкантов будут постоянно говорить о том, что мы живем в одной общей стране, есть шансы на то, что нарастающее разделение и разложение российской нации удастся хотя бы затормозить. Иначе под лозунгами "Россия для русских", "Кавказ для кавказцев", "Дальний Восток для китайцев" (что происходит безо всяких лозунгов в силу естественных демографических причин) страна просто распадется на наших глазах, как это уже случалось с ней два раза в ХХ веке.

* * *

Тему продолжает Антон Орехъ на страницах "Ежедневного журнала":
Получается, что, не имея возможности выразить свою точку зрения мирно и легально, граждане должны устраивать акции с угрозой насилия? И только в этом случае власть будет вежливой и предупредительной?

А вот я совсем не считаю акцию фанатов "Спартака" на Ленинградке безобидной. Она была безобидна по своим последствиям – в сравнении с тем, что действительно могла бы наделать гремучая смесь из тысячи разъяренных молодых людей и ОМОНа. А так действительно – всего один дорожный знак, одна палатка, пара витрин и простоявшая полчаса Ленинградка, которая и так постоянно стоит. Можно похвалить милицию, которая пошла по пути умелых переговоров и предотвратила большую схватку. Можно понять, в конце концов, и фанатов, у которых погиб товарищ и которые совершенно справедливо не уверены в правосудии. Но я хочу обратить ваше внимание на несколько важных моментов.

Во-первых, в чем различие между этой акцией и "маршами несогласных", "днями гнева" и Триумфальной? В одном случае есть сломанные знаки, стекла, палатки, перекрытые магистрали и "Россия – для русских!", а в других – ничего подобного нет, за редким исключением. Но в случае с фанатами никто не задержан, и милиция дает умиротворяющие комментарии, а в других случаях проще сосчитать тех, кого не повязали, и комментарии милиции такие, словно она предотвратила мятеж.

Уже неоднократно отмечалось, что власти куда лояльнее относятся к проявлениям настоящего национализма и радикализма, чем к мнимой "оранжевой угрозе". И я не сомневаюсь в том, что на бытовом уровне власть и милиция симпатизируют тем, кто кричит про "Россию для русских". Более того, не раз высказывались предположения, что в определенных случаях молодежные фанатские группировки используются властями, когда надо кого-то побить или разогнать.

Но сейчас я хочу поговорить немного о другом. Да, при всем этом мы неоднократно видели, как тот же ОМОН тех же фанатов жестоко метелил на матчах, иногда без всякого веского повода. Но там и ситуация иная. На стадионе милиция чувствует себя на своей территории, сдать которую без боя ей не позволяет честь мундира. Она и там не запрещает скандировать все, что угодно, но в то же время под каким-то другим предлогом на физические зачистки идет охотно и безжалостно. На Ленинградке же столкновение с фанатами грозило печальными последствиями для самого ОМОНа. Разгоряченная толпа, не исключено, что вооруженная, на оживленном проспекте, и все сплошь не хлипкого телосложения парни – в такой ситуации и милиционерам могло достаться по полной программе, и всё это рисковало превратиться в натуральный уличный бой. То есть милиция пошла на уговоры и переговоры из элементарного инстинкта самосохранения! Она не решилась пресечь даже противоправные действия, нейтрализовать явные проявления национализма – лишь бы самой не получить по кумполу.

Получается, что, не имея возможности выразить свою точку зрения мирно и легально, граждане должны устраивать акции с угрозой насилия? И только в этом случае власть будет вежливой и предупредительной? Более того, это, оказывается, еще и метод добиваться правосудия. Потому что теперь дело об убийстве Егора Свиридова попало под пристальное внимание и расследуется более тщательно.

И вот уже вечером 8 декабря фанаты "Спартака" устраивают дебош в Словакии с целью сорвать матч своей же команды. Вот уже готовятся новые акции на 11 число. Вот уже к спартаковским фанатам готовы присоединиться фанаты других клубов, в том числе их злейшие враги из Питера. А тут еще убили парня, оказавшегося активистом фанатского движения "Локомотива". И здесь тоже обнаружили кавказский след.

То есть сценарий вырисовывается интересный. Во всяком бытовом событии при наличии "кавказского следа" можно найти и фанатский след. Ведь большинство мужчин болеют за какой-нибудь клуб. Убили, не дай бог, или просто побили какого-то парня, и тут же можно кричать, что кавказцы напали на фаната "Спартака" (ЦСКА, "Динамо", "Локомотива", "Зенита" и т.п.) И им уже нельзя не ответить, нельзя не уделить внимания. Хотя бы потому, что завтра они выйдут на Ленинградку и с ними придется вести переговоры-уговоры, чего бы они ни делали и чего бы они ни скандировали. А при случае их поддержат по всей стране братья по оружию.

Фанатская среда самая активная и самая радикальная. Потому что они молодые, а молодости свойственен радикализм. Потому что многие из них из неблагополучных семей и со сложной личной судьбой. Потому что они любят футбол или, по крайней мере, причисляют себя к его любителям, а футбол – это всегда сильные эмоции. Заигрывать с такой средой опасно. Потакать ей опасно. А как ею управлять, как держать в рамках и не допускать распространения в ней экстремизма, власти не знают.

Но фанаты уже реально представляют собой грозную силу. И все правильно. Там, где настоящего порядка, основанного на демократии и законе, нет, где власть решает вопросы силой, противостоять этому может только другая сила. Устанавливающая свою власть – власть беспорядка.

* * *

Евгений Дзичковский в газете "Спорт-Экспресс" возвращается к теме чемпионата мира 2018 года, право на проведение которого выиграла Россия.

Мне кажется, начинать следует вовсе не с разработки проектной документации. И не с финансовой сметы. И не с создания всевозможных комитетов, комиссий и корпораций вроде "Олимпстроя", хотя все это, безусловно, крайне важно. Начинать, как и во всех остальных случаях, требуется с людей и целей. Кто будет организовывать и проводить чемпионат мира – проблема номер один. Для кого чемпионат мира будет организован и проведен – номер два.

"Кадры решают все" – фраза избитая, но справедливая. Однако речь в данном случае вовсе не о квалификации руководителей и строителей инфраструктурных объектов. Куда важнее самосознание и степень вовлечения в процесс всех россиян. Вообще всех.

У нас уже есть обкатанный олимпийский путь. В Сочи госмашина заскрипела всеми своими шестеренками, напряглась и принялась выкорчевывать, строить, ваять, громоздить. Только вот население при этом оказалось, как бы это аккуратнее выразиться, отодвинуто в сторону. Главная задача сочинцев на период подготовки к ОИ-2014 – смириться с неизбежными трудностями, освободить территорию и постараться не мешать ходу работ. Взамен им обещано оставить спортивные объекты, дороги и кое-какие блага вроде обновленной системы энергообеспечения региона.

В материальном смысле это немало. В моральном – народ пока чувства сопричастности лишен. Более того, есть ощутимое разделение на тех, кому от Олимпиады что-то перепадет, и тех, кто как был с носом, так и останется.

Наглядный пример – моя собственная теща, живущая совсем недалеко от бурлящей стройки – на сочинской Мацесте. Вокруг прокладывают новые шоссе, громыхает техника, на мацестинские источники традиционно приезжают курортники. А к тещиному дому (и к популярным у туристов Орлиным скалам, кстати) много лет ведет единственная убитая вусмерть дорога, где не то что машину – ноги сломать раз плюнуть. И сам многоквартирный тещин дом отключен от подачи газа, хотя газифицирован. Две-три семьи алкашей не внесли вовремя плату. Газа лишили всех, 70-летние бабушки ворочают теперь 50-килограммовые газовые баллоны, подключая их сослепу как попало. Правду искать отчаялись, ни в какие перемены в своей жизни не верят. Что им та Олимпиада? Где их личная, а не олимпийская инфраструктура?

Понятно, что облагородить всю страну одновременно с крупным спортивным строительством не удастся. Будут и обиженные, и недовольные, сотни проблем останутся нерешенными. Однако и разговор наш совсем о другом – о необходимости сделать грандиозное спортивное мероприятие более близким народу. Почувствуем Олимпиаду и чемпионат мира своими – гостей примем так, что закачаются. Не почувствуем – получим удовольствия меньше иностранцев, если вообще получим. Помашем вслед экспрессу с родного полустанка – и назад, в избу.

А что значит, спросите вы, почувствовать чемпионат мира своим? Если коротко – вернуть людям уважение к самим себе, к своей власти и к своему футболу. Только и всего.

Чтобы вышесказанное не казалось пустой прокламацией, остановлюсь на некоторых моментах, без которых нам не удастся использовать шанс, подаренный в Цюрихе исполкомом ФИФА.

Средняя посещаемость российского чемпионата в последние годы законсервировалась на отметке 13 000 зрителей. Именно это число подняли, как знамя, англичане, возмущенные провалом своей заявки. С их точки зрения, страна с такой посещаемостью имеет недофутбол и претендовать на чемпионат мира не может.

У нас иная точка зрения. Да и низкая посещаемость сама по себе вовсе не помеха проведению сколь угодно крупных турниров. Проблема в другом: нежелание зрителей заполнять стадионы на матчах внутреннего чемпионата свидетельствует о тех самых пороках, которые могут помешать качественному проведению чемпионата мира и удачному выступлению на нем российской сборной.
Государство приняло на себя обязательства развивать российский спорт вообще и футбол в частности. Но, развивая что-то, необходимо создать вокруг чистую среду, в противном случае никакое развитие невозможно

Эти 13 тысяч – индикатор проблем с безопасностью и комфортом на стадионах. Показатель отношений населения с милицией, как ее ни называй в будущем. Свидетельство отсутствия норм цивилизованного поведения зрителей и базы учета футбольных хулиганов. Отражение неверия болельщиков в честность российского чемпионата и бескорыстность судейства.

Прибавьте сюда запущенность системы поиска и доведения до ума доморощенных талантов мирового или хотя бы европейского уровня, отсутствие как ближнего, так и дальнего человеческого резерва для национальной сборной – и вот вам и список недостатков, над устранением которых давно пора начать работать. А параллельно представьте, что стадионы у нас уже готовы – как в Англии или Испании. Зато все остальное осталось прежним. Получится ли России при таких условиях провести хороший мировой чемпионат?

Ответ "да" возможен только в том случае, если мы силовым способом спрячем от чужих глаз все наши проблемы, а иностранцам подарим традиционный "лубок". И именно к такой модели проведения ЧМ-2018 мы придем, если не возьмемся за дело уже в ближайшие дни.

А в том, что кирпичная кладка новых стадионов будет крепкой, дизайн – передовым, сомнения мало у кого есть. Построим, вылижем, пригласим, накормим и, разумеется, напоим. Приезжих от жителей собственной страны тоже защитим, уверен. Миру понравится. Россия очумело замотает головой: "Что это было?!" Покумекает немного, протрезвеет да забудет через неделю. Очередной праздник прошел стороной, битва за жизнь продолжается.

Вот вам еще одна проблема, навеянная выступлением в Цюрихе председателя правительства РФ Владимира Путина. "Уверен, что пресса будет внимательно следить за подготовкой к ЧМ по футболу, и ее контроль будет жестким", – сказал премьер. Золотые слова.

Только вот жесткости нашей прессе не занимать и сейчас. Мы не следственный комитет прокуратуры и не ФСБ – окровавленных ножей и трупов предоставить не можем. Но мы указываем на сами проблемы, и справедливо указываем! Мы общаемся с представителями клубов и очень часто слышим от них фразу: "В России нет судей, которые не берут". Мы видим стычки фанатов и избиение милицейскими дубинками беззащитных болельщиков. Мы отлично представляем пагубность присутствия в профессиональном футболе бюджетных средств и госкорпораций. Мы смотрим матчи наподобие "Терек" – "Крылья Советов" или "СКА-Энергия" – "Волга" и открыто возмущаемся фарсом, происходящим на поле. Мы знаем, какие деньги получают агенты и какова степень их влияния на футбол. Мы не можем все это доказать, но мы и не должны заниматься сбором доказательств – для этого в стране существуют специальные структуры, содержащиеся на деньги налогоплательщиков!

Со страниц своих изданий мы призываем власти любого уровня обратить внимание на эти проблемы и добиться их устранения. Это ли не способ привлечь на трибуны куда больше тех самых пресловутых 13 тысяч зрителей? Но мы не видим ответной реакции властей. Так о какой жесткости контроля со стороны прессы идет речь? Что нам надо ужесточить, чтобы воз сдвинулся с места? И в прессе ли дело, если на то пошло?

Прежде роль СМИ была иной. Но даже в советскую эпоху у изданий и телевидения, представлявших интересы правящей партии (а других тогда и не было), имелись рычаги для воздействия на различные беды нашего общества. Так неужели и сейчас, в демократические времена, журналистам нужно слиться с партией власти или самой властью, поставить себя в полную от них зависимость, чтобы к нашему мнению прислушивались и реагировали на нашу критику?

Если этот анахронизм все же необязателен, позволю себе, пользуясь случаем, обратиться от лица прессы к руководителям страны. В российском футболе проявляются тревожные симптомы, требующие не только профилактики, но и серьезного лечения. А потому – с учетом проведения ЧМ-2018 в России – предлагаю, призываю, прошу оперативно создать отдельную, мощную и действенную структуру для выявления и борьбы с этими симптомами, наделив ее соответствующим статусом и полномочиями. А также подключив к этой структуре ведущих экономистов, чтобы они научили футбольный люд, как надо жить.

Главенствующее футбольное учреждение – РФС – организация общественная. С негативом в футболе, согласно широко распространенному мнению, она не только не справляется, но и не желает привлекать для этих целей профессионалов, ограничиваясь призывами вроде "Давайте жить дружно!" Давайте. Только не получается строить дружбу на основе разных устремлений и увечных компромиссов!

Государство приняло на себя обязательства развивать российский спорт вообще и футбол в частности. Но, развивая что-то, необходимо создать вокруг чистую среду, в противном случае никакое развитие невозможно. А с учетом того, что Россия получила право на чемпионат мира, важность создания такой среды многократно возрастает. Что как не ЧМ-2018 повод обратить внимание на весь наш футбол? Когда, если не сейчас, начинать готовить будущее наполнение для пока еще не существующих стадионов?

Вот с этого, по моему глубокому убеждению, и следует начинать подготовку к 2018 году. А кирпич на кирпич мы положим. И цементом зальем, и газоны постелим, и кресла привинтим.

Построить здоровый национальный футбол гораздо сложнее. Но значительно важнее.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG