Ссылки для упрощенного доступа

logo-print
Тема этого выпуска "Ключевого слова" – региональные языки и новые значения старых добрых слов. Подчеркнем, имеются в виду не диалекты, а самая что ни на есть литературная лексика.

С развитием интернета исследовать это явление стало намного легче, говорит ведущий научный сотрудник Института русского языка имени Виноградова Владимир Беликов. И вот какими ресурсами он пользуется:

– Есть ли инструменты выявления нормы? Я развиваю такой инструмент под названием "сегментно-статистический анализ", когда в однородных сегментах интернета выявляется нечто про разные слова. А потом это сопоставляется. Итак, это разные части Библиотеки Мошкова. Там есть классика, там есть так называемый самиздат. Кто хочет, тот и пишет. Есть "Журнальный зал" (это уже не Библиотека Мошкова), где толстые журналы. Есть блогосфера, есть база СМИ.

Я решил проследить, с помощью какого глагола изготавливается кассовый чек? Поскольку налоговая служба следит за тем, чтобы они производились, есть статистика по трем федеральным округам, по арбитражным судам. Так вот, в Московском и Северо-Западном округах, безусловно, чек пробивается. А вот в Северо-Кавказском округе он то пробивается, то выбивается – с равной частотой. И есть Уральский округ, где происходит полное безобразие – чек отбивают. Так вот, отбивание чеков характерно для северной части Урала. Это статистика блогов. А вот журнал "Урал". Там чеки тоже отбивают. Это региональная литературная норма.
Современный носитель русского языка теленка видел только из окна машины и не очень отличает его от овцы. А уж повадки теленка он точно не знает – и телячий восторг заменился щенячьим


А что в словарях? В московском словаре Шведовой "пробивать" чек – вообще нет такого глагола, а в Петербургском Большом толковом словаре все немножко перепутано.

Еще пример. У всех преподавателей, к сожалению, бывают "окна". А в Минске не бывает – в Минске "форточки". При этом "форточка" для Белоруссии – абсолютно нормативное употребление. Там даже в футбольном чемпионате бывают "форточки". А учат там не математички и химички, а математицы и химицы.

Все приведенные Владимиром Беликовым примеры касаются вариантов нормы. Но есть куда более любопытный случай. Только в одном регионе придумали, как называть ограждение на полке в купе вагона, рассказывает Владимир Беликов:

– Слово "грядушка" гораздо больше распространено в Волгограде. Вернее, в Волгограде оно стандартнее, нормативнее, чем в Воронеже. В волгоградских газетах поровну – у кроватей бывают грядушки и спинки. Но что замечательно? По-русски это никак не называется, то, что сейчас в поездах ввели, а по-волгоградски нормальное слово – "грядушка".

И даже самые лучшие словари, даже их интернет-версии не могут поспеть за реальной практикой, а по научному – за узусом . Тут уж перемены не на отдельных территориях - куда шире. Вот тонкое наблюдение Владимира Беликова:

– В словарях есть только "телячий восторг", "щенячьего восторга" нет. Между тем, в разных сегментах Интернета щенячий восторг представлен куда шире, чем телячий. Дело в том, что современный носитель русского языка теленка видел только из окна машины и не очень отличает его от овцы. А уж повадки теленка он точно не знает – и телячий восторг заменился щенячьим.

Еще одна вещь, которую очень легко проследить. Вместо шофЁров и шоферОв теперь – водители, и заправляются они не на бензоколонках, а на автозаправках. Есть на эту тему убедительная статистика. И последнее: все (или почти все) стали любителями футбола. Как возникает пенальти? Раньше пенальти назначали, а теперь все чаще пенальти ставят. Статистика показывает, что от года к году на протяжении XXI века в спортивной прессе от 1% до 13% случаев в газете "Советский спорт" пенальти стали ставить. А вот когда "левый" пенальти, – ну, просто это редко бывает в газетах, зато есть статистика по блогам, – "левый" пенальти, как правило, теперь только ставят, а не назначают.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG