Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

WikiLeaks для России и тайны «Наших» (гость программы – Р. Шлейнов)



Дмитрий Волчек: Стали известны подробности состоявшейся 8 декабря встречи Владислава Суркова с активистами "Наших" и других прокремлевских организаций – "Россия молодая", "Молодая гвардия", "Сталь" и "Местные". "Готовьтесь к выборам. Тренируйте мозги и мускулы", – посоветовал Владислав Сурков. Натренированные мускулы сегодня демонстрировали футбольные фанаты и националисты сначала на Манежной площади, где сражались с ОМОНом, а потом в метро, где избивали пассажиров неславянской внешности. Олег Кашин на этой неделе на сайте "OpenSpace" опубликовал колонку, в которой отметил, как бережно власть относится к бунтующим фанатам, как к социально близким, и как безжалостно к тем, кто социально близким не является (в частности, к активистам арт-группы "Война", которых посадили в тюрьму). О социально близких и методах их поддержки мы будем сегодня говорить, а также поговорим о другой главной теме недели – о публикациях на сайте WikiLeaks. Кстати, ситуация вокруг этого ресурса обсуждалась и на встрече Суркова с молодежью. Мне кажется, что с точки зрения разоблачения тайн российских чиновников самыми интересными в последнее время были даже не публикации WikiLeaks, а статья в газете "Ведомости" "Деньги "Наших"" о том, как финансируются кремлевские молодежные движения и о некоторых подробностях биографии Василия Якеменко. Я приветствую гостя программы "Итоги недели", автора этой статьи Романа Шлейнова. Он занимается журналистскими расследованиями много лет, был помощником Юрия Щекочихина, возглавлял отдел расследований "Новой газеты" и в этом году получил приз фонда Пола Хлебникова "За честность в журналистике". Владислав Сурков говорил, что в последнее время на кремлевские молодежные организации ведется усиленная атака – «главным образом потому, что они являются важным элементом политической системы». Полагаю, что он и ваше расследование имел в виду, а, может быть, в первую очередь его и имел. Я думаю, что вас информация об этой его встрече, появившаяся с некоторым опозданием, не могла не заинтересовать.

Роман Шлейнов: Если честно, я не отслеживаю заявления господина Суркова и думаю, что он не особо отслеживал то, что публикуется сейчас, он говорил о чем-то довольно общем, как он часто это делает. Он известный российский мыслитель, который строит определенную идеологию для Кремля. Сложно ему отказать как профессионалу в области пиара в том, чтобы подбирать соответствующие определения для всего, что его окружает. Он, безусловно, человек умный, но он использует этот ум довольно странным образом. Он находит оправдание тому, что происходит вокруг и старается сделать это так, чтобы никакой, даже малейшей критике Кремля или того, что происходит в стране, не было места в российском обществе. Это довольно странно. Ему бы свой ум, наверное, применить на более достойные дела.

Дмитрий Волчек: Так получилось что ваша статья "Деньги "Наших"" была опубликована как раз в тот момент, когда на WikiLeaks стали появляться первые публикации американских дипломатических депеш, и эта сенсация, мне кажется, помешала обсуждению результатов расследования, которое вы провели. Давайте повторим основные ваши выводы для слушателей нашей программы.

Роман Шлейнов: Мы смотрели на государственные контракты, пытались определить, сколько государственных контрактов получают прокремлевские движения, какие деньги они получают от государства напрямую. В рамках изучения контрактов, которые доступны на сайте госзакупок, мы выяснили, что не все прокремлевские молодежные движения получают одинаковые средства. Например, "Молодая гвардия Единой России" и "Местные" получают гораздо меньше "Наших". Параллельно мы выяснили, что организации, созданные лидерами "Наших", комиссарами "Наших", получают контракты, в том числе Росмолодежи, и за этот год больше половины сумм по госконтрактам от Росмолодежи получили именно "Наши" и организации, связанные с их лидерами.

Дмитрий Волчек:
И вы нашли интересную информацию о фирме "Акбарс", основанной в 90 годы.

Роман Шлейнов: Да, поскольку мы изучали вопрос о том, какие организации учреждали лидеры "Наших", случайно обнаружили эту удивительную фирму, созданную в 1994 году. Я сначала подумал, что она тоже имеет какое-то отношение к молодежному движению, но выяснилось, что соучредителями этой фирмы числились по данным единого государственного реестра юридических лиц сам Якеменко Василий Григорьевич и еще несколько человек. И эти несколько человек проходили по уголовному делу в качестве лидеров одной из самых жестоких группировок в России, «29 комплекс» из Татарстана. Лидеры ее осуждены, в общей сложности им дали около 400 лет. Гендиректор этой фирмы получил 25 лет заключения, а один из соучредителей получил пожизненное заключение, поскольку там речь шла об убийствах, вымогательствах, рэкете, целый букет был представлен преступлений. В этой связи меня, конечно, заинтересовало, почему Василий Григорьевич Якеменко, бывший лидер "Наших", сейчас глава Росмолодежи, как он вообще оказался в такой компании. Пресс-секретарь движения «Наши» передала нам слова юриста Якеменко, что его паспортные данные использовали незаконно, и они подали заявление в правоохранительные органы и в налоговую.

Дмитрий Волчек: А почему вас заинтересовала эта тема? Это ведь было связано с избиением Олега Кашина?

Роман Шлейнов: Дело в том, что меня заинтересовала тема госконтрактов. Мне вообще интересны эти прокремлевские молодежные группы, как искусственное образование. Если сравнить их с теми же фанатскими движениями, то фанатское движение более естественно, а вот то, что создает Кремль, оно искусственное. Эта искусственность видна на примере движения "Идущие вместе", которое существовало долгое время, а потом плавно, просто как по мановению руки превратилась в ничто. Сейчас существуют "Наши". Я уверен, что как только какая-либо надобность в них отпадет, и в Кремле поймут, что они больше не нужны, никто о них не вспомнит через некоторое время.

Дмитрий Волчек: А какие-то последствия вашей публикации есть, кроме того, что министр Мутко, формальный начальник Якеменко, пообещал разобраться?

Роман Шлейнов: Нет, последствий абсолютно никаких. Но это обычная ситуация для России: какое бы расследование ни было опубликовано, какие бы факты ни появлялись в прессе, как правило, на них не обращают внимания, за редким исключением.

Дмитрий Волчек:
Вот одно последствие все-таки налицо: Василий Якеменко решил в последний момент не отвечать на вопросы читателей "Газеты.ру", там возникло много неудобных вопросов, связанных, в частности, с вашим расследованием.

Роман Шлейнов: Он сослался на совещание, формальный повод у него был не присутствовать. Я не знаю, связано это или не связано. В любом случае он мог ответить на вопросы через пресс-секретаря и через юриста. Не вижу повода не участвовать в пресс-конференции. Тут могут быть разные причины.

Дмитрий Волчек:
Сегодня в центре Москвы происходили тревожные события, о столкновениях на Манежной площади мы уже рассказывали в первой части программы, а после того, как фанаты разошлись, было еще несколько инцидентов в метро, в частности, на станции "Охотный ряд", где находился наш корреспондент Данила Гальперович, он сейчас в прямом эфире. Данила добрый, вечер. Расскажите, пожалуйста, что вы видели.

Данила Гальперович: Я бы начал немножко раньше, с того, что Владимир Колокольцев, начальник ГУВД Москвы, на мои глазах договорился с представителями участников той акции, которая происходила на Манежной площади, болельщиками этих людей назвать сложно. И после этой договоренности разгоряченная молодежь первой начала покидать Манежную площадь. Она сначала пыталась растечься по всем ближайшим выходам из этого квадрата, в частности, и на Красную площадь, но там вход был перекрыт, и они пошли в метро. Вслед за ними не пошла милиция, не пошел ОМОН. И последствия того, что те самые молодые люди, которые только что швырялись бутылками и запускали ракеты в милицию, оказались одни в метро, не могли не сказаться. Сразу же были разбиты два плафона на станции метро "Охотный ряд", и сразу же некоторые из явно националистически настроенных молодых людей, увидев людей неславянской внешности, выходцев из Центральной Азии, Кавказа, начали их бить. Я сам видел, как одного человека, скорее всего из Киргизии или Узбекистана, с разбитой головой с одной стороны поддерживал милиционер, а с другой, видимо, его жена, и они выводили его со станции. Тем не менее, очевидно, что милиция быстро поняла свою ошибку, на станцию сбежался ОМОН, что не помешало при сотрудниках милиции молодым людям с имперским штандартом в руках, а совсем не болельщицкими шарфами или флагами скандировать "Россия для русских", "Москва для москвичей". И вообще, очевидно было, что в метро продолжались самые разные националистические происшествия. Очевидно, что у всех кто ездил сегодня на линиях метро, которые пересекались с "Охотным рядом" и станцией метро "Театральная", на которой тоже происходили столкновения, но меньше, чем на "Охотном ряду", были основания опасаться того, что они столкнутся с этими людьми.

Дмитрий Волчек:
Роман Юрьевич, я знаю, что вы специально не занимались связями кремлевских молодежных группировок и вообще государственных структур с фанатскими группировками. Но все-таки есть много свидетельств того, что связи эти существуют и для некоторых рискованных дел, - связанных, в частности, с насилием, - фанатские группировки вполне используются.

Роман Шлейнов: Вы знаете, меня интересует другое в этой связи. Оставим в стороне национальность и все национальные столкновения, будем исходить из фактов. Факт состоит в том, что после убийства (еще раз повторю, мы опускаем национальности, неважно, к какой национальности принадлежал тот или иной человек) после убийства одного человека другим последовал сначала арест, а потом отпустили человека, который по свидетельству очевидцев был виновен в этом убийстве. Это происходит не впервые в Москве: человек, который совершает убийство, оказывается вне каких-либо угроз для него самого, он фактически уходит от законного наказания, и даже следствие в некоторых случаях ведется ни шатко, ни валко. Вот очередная ситуация, созданная теми, кто должны расследовать такого рода дела. И опять мы получаем ситуацию, когда возникают стихийные протесты после такого происшествия. Спрашивается: кто виновен в том, что это происходит? Видимо, система работает таким образом, что она сама будет создавать вот такие критические ситуации. Потому что в рамках того, что любое дело можно купить, соответственно, избавление от уголовного дела можно тоже купить за определенные деньги – это всем известно, вот эта система порождает реакцию. Она спонтанна, она совершенно не вписывается ни в какие разумные рамки, но, тем не менее, она есть. И это реакция на такие странные действия в данном случае правоохранительных органов.
Второй момент заключается в том, что на Манежной площади такие стихийные выступления происходят далеко не первый раз. Несколько лет назад на Манежной площади было тоже массовое выступление фанатов после того, как российская футбольная команда проиграла в одном из матчей. Я помню масштабную комиссию, которая собиралась с участием депутатов Госдумы, представителей Министерства внутренних дел, представителей всех профильных государственных структур, которые рассматривали ситуацию. Так вот еще тогда делались оргвыводы и обсуждалось, как не допустить подобного в дальнейшем. Потому что эта площадь снабжена всеми видами камер слежения, она находится неподалеку от Кремля, рядом находится Государственная дума, есть соответствующие посты, есть соответствующие пункты, оперативные дежурные, которые отслеживают ситуацию по массовым выступлениям или, что массовые выступления готовятся, какие-то беспорядки будут происходить, погромы. Но, тем не менее, повторилась та же ситуация. Опять массовое выступление с перекрытием дороги, с нападением на прохожих, с погромом, с ломанием елки. И опять оказывается, что правоохранительные органы не могут ничего предпринять. Это происходит не первый и, наверное, не последний раз. Меня это удивляет. Такое ощущение, что история ничему наше государство не учит, оно не способно предпринять эффективных шагов, чтобы ничего подобного не происходило. Как только оппозиция собирается где-нибудь у памятника Маяковскому, и об этом известно заранее, как и о выступлении фанатов в этот раз, активистов оппозиции начинают ловить непосредственно у подъездов, они не успевают выйти из своего дома, их уже арестовывают или просто доставляют в милицию оттуда. Очень странно, что в случае с фанатами этого не происходит. Мне непонятно, то ли все силы правоохранительных органов брошены на то, чтобы отслеживать этих немногочисленных оппозиционеров, которые проводят свои митинги время от времени без такого бунта массового, и не хватает просто у милиции сил для того, чтобы заниматься фанатами, националистическими группировками, либо есть какая-то осознанная политика, в рамках которой за одними следят, а за другими не очень?

Дмитрий Волчек:
А это Олег Кашин верно сформулировал: власть воспринимает фанатов как социально близких, точно так же, как и "Наших", "Молодую гвардию", "Сталь" и так далее. И поэтому не стараются пресекать их митинги, в то время как оппозиционеров, участников "Стратегии-31" воспринимают как врагов.

Роман Шлейнов: Не знаю, что сказать. Я просто подобной информацией на этот счет не владею, у меня нет фактов. Я вижу только то, что сейчас происходит. Происходит то же самое, что происходило несколько лет назад с точно такими же последствиями, меры никакие предприняты не были. Более того, государство делает все, чтобы такие ситуации были возможны и дальше. Оно провоцирует эти ситуации само, не наказывая тех, кто виновен в убийстве сначала, а потом оно не способно предпринять меры для того, чтобы предотвратить эти последствия. То есть на каждом из этапов, когда государство должно вмешиваться, оно действует очень неэффективно. Это показывает, что это государство не справляется со своей прямой функцией, не защищает людей от посягательств на жизнь и здоровье, оно не защищает людей, которые случайно оказываются на месте этого стихийного митинга, оно не защищает тех граждан, которые оказываются втянуты в это не по своей воле. Вот и все, что можно сказать по итогам этой ситуации.

Дмитрий Волчек: У нас осталось еще несколько минут для того, чтобы затронуть вторую важную тему недели – тему WikiLeaks. Роман Юрьевич, я знаю, что вы скептически относитесь к возникновению российского аналога WikiLeaks и вообще влияния WikiLeaks на ситуацию в России. Собственно, об этом уже сказали. Мне кажется, что есть примеры другого рода и даже есть феномен русского Джулиана Ассанжа – это Алексей Навальный. Хотя Навальный совершенно не анархист и вообще считает, что то, что он делает, принципиально отличается от WIkiLeaks, в частности, в нашей программе он об этом говорил. Вас не вдохновляют эти примеры?

Роман Шлейнов:
Вы знаете, может быть в России и возможно что-то подобное, но дело в том, что сайт должен быть зарегистрирован явно не здесь. Потому что, сколько бы Владимир Путин не говорил о том, что чья бы корова мычала, кивая на Ассанжа, которого арестовали за рубежом и который так много обнародовал сведений, но здесь это невозможно по определению. Мы видим ситуацию с Навальным: тут бы действительно, чья бы корова мычала, так это корова господина Путина. Потому что Навальный, который опубликовал массу сведений и раскрыл много документов о том, как воруют в подконтрольных государству компаниях, сейчас оказался под угрозой уголовного преследования в России. Вот эта ситуация у меня никаких иллюзий не вызывает. Есть в ситуации с Ассанжем много вопросов, но я за него вполне спокоен. Я уверен, на его жизнь, на его здоровье никто посягать в Европе не будет. Уверен даже, что в этой ситуации с тем, что ему сейчас вменяют в вину, он отделается максимум штрафом, а речь о продолжительном тюремном заключении и, тем более, о каких-либо эксцессах в тюрьме не идет. У нас же происходит все по довольно интересному сценарию. История с юристом Hermitage Магнитским показала, чем может закончиться даже предварительное заключение в российском СИЗО: человек не выжил в тех условиях, в которые его поместили. Когда сейчас Алексею Навальному намекают на то, что и против него могут применить подобную меру и уже начинают какие-то действия процессуального характера, вспоминая дело какое-то давнишнее и непонятно, с чего начавшееся, вот это действительно серьезно. Я не знаю, вряд ли господин Путин или господин Сурков заметят эту ситуацию, у них сейчас другие приоритеты. Для господина Суркова приоритет – это выборы. И видимо, очередная боязнь оранжевой или фашистской угрозы, я не знаю, как они будут трактовать. Для господина Путина приоритет, видимо, контроль над основными ресурсами в стране, остальное их мало заботит. Разумеется, в этой ситуации никакой российский WikiLeaks с раскрытием государственных тайн и того, чем занимаются под ковром госкомпании, никого из них не интересует, и они очень не заинтересованы в том, чтобы такие данные раскрывались. В этой связи будет показательно, как будет развиваться история с Алексеем Навальным.

Дмитрий Волчек: Меня очень впечатлил рассказ Джулиана Ассанжа о том, как документ, который ему удалось раздобыть и опубликовать – доклад о коррупции и прочих злоупотреблениях, повлиял на итоги выборов в Кении. Почему в России ни на что не виляет?

Роман Шлейнов: Начнем с того, что в WikiLeaks не появилось ничего такого, чего не было бы известно в России раньше. Пока все то, что было опубликовано в WikiLeaks, имеет такую реакцию просто потому, что такой ресурс, достаточно известный на Западе, опубликовал. В России обо всем этом знали давно. Я не вижу никакого сюрприза в том, что было опубликовано в WikiLeaks относительно России.

.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG