Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

С такими фанатами Игры в Сочи опасны


Russia -- Soccer fans and ultranationalists in a rally in Moscow, 11Dec2010

Russia -- Soccer fans and ultranationalists in a rally in Moscow, 11Dec2010

Сомнительные перспективы Сочинской Олимпиады. Роль фанатского движения в российском футболе. Особенности проведения чемпионата мира по футболу 2018 года в Катаре. Эти темы обсуждаются в российской спортивной прессе.

Обозреватель Радио Свобода Владимир Абаринов в статье на сайте "Грани.Ру" опасается за судьбу Олимпиады 2014 года.

Не люблю воскресным вечером в Вашингтоне ездить в метро по красной ветке: на остановке Gallery Place – Chinatown в вагон как сельди в бочку набивается несметная толпа хоккейных фанатов в форменных свитерах местного клуба Capitals с надписью Оvechkin. Ведут себя "овечкины", впрочем, пристойно: возбуждены, громко разговаривают, создают тесноту, но не более того. Не могу вообразить, что должно произойти, чтобы они учинили что-то хоть отдаленно напоминающее московское побоище.

Последнее правонарушение на спортивной почве имело у нас место в апреле прошлого года. Во время матча взбесился из-за сухого проигрыша главный тренер New York Rangers Джон Торторелла: швырнул в местных фанатов бутылку с водой, а потом погрозил им клюшкой. За это Национальная хоккейная лига запретила ему присутствовать на следующей игре. В августе того же года в Чикаго фанат местной команды бросил банку из-под пива в бейсболиста команды Philadelphia Phillies Шейна Викторино как раз в тот момент, когда тот в прыжке ловил высокий мяч. Несмотря на удар по голове, мяч он поймал, а фанат пошел под суд.

Вожди российских фанатов небось скажут, что у американцев кишка тонка - то ли дело европейцы. И впрямь: бесчинства европейских футбольных фанатов, особенно английских, у всех на виду и на слуху. Когда-то ведь в футбол играли отрубленной головой - по крайней мере есть такая версия. Неконтролируемые эмоции игроков и болельщиков игры в ножной мяч настолько беспокоили короля Эдуарда II, что он издал в 1314 году указ: "Поелику от давки и толкотни, от беготни за большими мячами происходящими, в городе шум стоит и беспокойство, от каковых многое зло происходит, Господу неугодное, высочайшим указом повелеваю впредь в городских стенах богопротивную эту игру запретить под страхом тюремного заключения".

Но историческую аналогию нынешним зверствам, возможно, надо искать не в средневековой Англии, а в Византии, где знаменитые гонки колесниц на константинопольском ипподроме стали поводом и формой искусно оркестрованной политической борьбы. В том числе и на религиозной почве: фанаты "синих" (по цвету колесниц) были монофизитами, "зеленых" – православными фундаменталистами.

В январе 532 года столкновения фанатов вылились в мятеж Ника. Как отмечает крупнейший российский византинист Федор Успенский, министр юстиции Трибониан "ради наживы жертвовал всем, не затрудняясь толковать закон вкривь и вкось и применять статьи не в пользу правой стороны, а в пользу той, которая предложила взятку".

В итоге казнены были не истинные зачинщики насилия, а назначенные таковыми. В городе вспыхнул невиданный бунт, император Юстиниан и императрица Феодора, сама в молодости принадлежавшая к партии "синих", готовились к бегству, а мятежники избрали нового царя.

Хотел я было пересказать здесь свой давний спор в ЖЖ с известным социальным антропологом о феномене футбольного фанатства (он утверждал, что спорт – это современный "симулякр войны", сублимирующий агрессию, изначально присущую виду homo sapiens), но потом решил, что хватит академических рассуждений и исторических экскурсов – много чести. Вот рассказ, куда лучше характеризующий происходящее сегодня в России:

"Кто-то из них, наверное, искренне верит в то, что он такой смелый и крутой мститель... раз он не ходит на дело один и трезвый.

А дальше – влезаем в количестве плюс-минус пять чел. в набитый, допустим, маршрутный автобус (в состоянии достаточно нетрезвом, чтобы те, кто их не видел, могли учуять), прикапываемся к водителю нерусской национальности матом (по сценарию "почему без шляпы?!"), например, из-за денег. Типа ты чо, чурка, считать не умеешь? Че мы тебе тут должны? Че, сразу сказать не мог, сколько с нас?

Ну, потом объясняем ему великим нецензурным русским языком, что его и детей его будут резать по десять человек за каждого русского (главное – в процессе держать себя в руках и не двинуть в пьяном азарте по морде кому-нибудь из тех, во имя кого якобы сыр-бор – сиречь русских, требующих прекратить материться)...

Лучше всего, конечно, полезть мочить водителя набитого автобуса прямо во время движения посреди дороги..."

Нынешним бесчинствующим в России молодчикам не хватает только фюрера, который освободит их от химеры под названием "совесть" – возьмет ответственность на себя.

Место действия – Питер. Среди пассажиров маршрутки была и автор этого рассказа, существо утонченное, специалист по истории Великой французской революции. Когда водителю удалось остановить автобус, пассажиры поспешно разошлись. "Не сразу, – уточняет автор. – Не все. Некоторые, пронаблюдав за пошедшим в ход ломиком, оторванными дворниками и разбитым лобовым стеклом, ушли только после того, как поняли, что дальше их не повезут, а будут ждать милицию на месте происшествия". Остались четверо, в том числе автор с приятелем. Остались, чтобы стать свидетелями для милиции.

Вот что такое эти фанатские беснования. Единственная параллель, которая приходит в голову, – с нацистским штурмовиком, который на глазах у "честных немцев" поставил еврея на колени и мочится ему на лицо. А "честные немцы", мысленно возмущаясь, стыдливо отводят взоры и безучастно пробегают мимо.

Нынешним бесчинствующим в России молодчикам не хватает только фюрера, который освободит их от химеры под названием "совесть" – возьмет ответственность на себя. Теперешние отцы нации для таких заявлений слабы в коленках. Но пролог к сочинской Олимпиаде и чемпионату мира по футболу впечатляющий.

Проводить в нынешней России международные спортивные состязания – все равно что проводить их в нацистской Германии. Тогда основатель олимпийского движения барон де Кубертен получил от нацистов за свое согласие 10 тысяч рейхсмарок – полмиллиона долларов по нынешнему курсу. Сумма смешная для нынешних членов МОК и ФИФА.

Ну а таблички "инородцам вход воспрещен" можно будет и убрать на время, как это сделали нацисты на Олимпийских играх 1936 года в Гармиш-Партенкирхене и Берлине. И даже включили нескольких евреев в свою сборную.

* * *

В редакционной статье сайт "Газета.Ру" пишет о роли фанатского движения в российском футболе. И признать, что от цивилизованных футбольных стран Россия давно безнадежно отстает.

Получив право на проведение чемпионата мира в 2018 году, Россия взяла на себя немало обязательств, которые выполнимы при помощи миллиардных финансовых вложений. Однако на некоторые факторы околофутбольной деятельности даже самыми большими деньгами не повлиять – необходимо кардинально перестраивать систему. В первую очередь, систему отношений с футбольными фанатами, с которыми никто в нашей стране никогда особо не работал, и, пущенные на самотек, они превратили себя в главное действующее лицо любого футбольного матча. Если в Европе давно привыкли к тому, что главный на стадионе – это болельщик, то в России таковым в последние годы становится фанат, или даже так называемый "хулиган", для которого собственно футбол не значит ничего. Который, не имея никаких обязательств, кроме минимальной суммы, уплаченной за входной билет, считает, что обладает правом не только вершить судьбы матчей, но и занимать все пространство стадиона, вопреки желаниям обычных любителей футбола, которые давно уже боятся ходить на него семьями.

В преддверии чемпионата мира футбольным властям рано или поздно придется решать проблему фанатов, которые своим поведением в Жилине серьезно подставили под удар не только родной клуб, но и весь российский футбол, которому в ближайшее время необходимо быть кристально чистым в глазах мировой общественности. Только в странах Восточной Европы еще сохранились столь влиятельные "торсиды", что способны даже срывать матчи своих национальных команд, и именно туда едут с удовольствием те английские фанаты, которым в своей стране уже не побузить из-за драконовских законов, когда любая хулиганская выходка может навсегда лишить возможности посещать стадион. И не стоит гордиться тем, что наше фанатское движение уже догоняет хорватов, греков или албанцев. Не к тому надо стремиться. Англичане прошли долгий путь, на котором была трагедия "Эйзеля" и пятилетнее отлучение от еврокубков, чтобы понять: хулиганство на стадионах рано или поздно уничтожит сам футбол.

Конечно, сейчас можно с ехидцей говорить, что это не помогло им заполучить чемпионат мира, но в чем-то и с Британии стоит брать пример.
Если в Европе давно привыкли к тому, что главный на стадионе – это болельщик, то в России таковым в последние годы становится фанат, или даже так называемый "хулиган", для которого собственно футбол не значит ничего

Естественно, свое поведение в Жилине фанаты "Спартака" будут оправдывать случившимся на днях убийством одного из "своих" в драке с кавказцами. И говорить о том, что они идейные и совсем не те люди, что по-хамски ведут себя на наших стадионах. Однако вряд ли выход на "международную арену" (а фанаты, в чем сами и признались корреспонденту "Газеты.Ru" перед игрой, хотели именно этого – привлечь внимание европейской общественности к тому, что "их убивают") принесет какую-либо пользу. Рядовым европейцам нет никакого дела до того, что один гражданин России убил другого, пусть и на почве межнациональной вражды: это дело сугубо внутреннее, и в более благополучных странах таких случаев море. Недруги России же получили отличную возможность говорить о бойкоте чемпионата мира в России и даже о том, чтобы у нашей страны его отобрать. На этом фоне даже возможное отлучение "Спартака" от еврокубков может показаться мелочью.

Ни для кого не секрет, что фанатская среда – наиболее националистическая субкультура в российском обществе. А в последний год межнациональные проблемы вспыхнули с новой силой в связи с увеличением числа кавказских команд, чьи болельщики, чтобы там они ни говорили о "любви к московским клубам", в большинстве своем с откровенной враждой относятся к гостям из столицы, которые ведут себя далеко не ангельски. В целом такая ситуация возникает не только на почве футбола: проблемы будут до тех пор, пока гости с Кавказа не перестанут жить двойными стандартами, когда они не приемлют чужеродного поведения в своих республиках, но при этом ведут себя как дома в городах, населенных русскими. Случившееся во вторник в Москве, когда после убийства фаната в рядовой драке с кавказцами (такие в Москве происходят регулярно, и летальные исходы в них не редкость, только не все жертвы оказываются из фанатской среды) тысячи человек перекрыли Ленинградский проспект, напугало даже милицию. У нее (не исключено, от неожиданности такой масштабной акции) проснулся здравый смысл, и все обошлось без серьезных неприятностей после мирных переговоров.

Фанаты вдруг оказались силой, способной поднять за полдня огромное количество людей, и их акция оставила куда более серьезное впечатление, чем готовящиеся неделями митинги оппозиции с их непременным соотношением "пять камер на одного митингующего".

Не могут этого не понимать и власти, которые давно уже тщательно скрывают наличие серьезных национальных проблем в стране, где все большей части населения не по душе засилье кавказцев. Очевидно, что фанатская среда способна взорвать эту ситуацию, потому что в чем им не откажешь – так это в способности объединяться против внешних врагов, и здесь фанат ЦСКА пойдет плечо к плечу со "спартачом". Признавая, что замалчивать ситуацию и закрывать глаза на все более частые межнациональные конфликты не стоит, все-таки нельзя допустить и "фанатского взрыва".

Столь серьезные проблемы, впрочем, не должны затмевать и постепенного внедрения фанатов во все сферы футбольной деятельности. Матерные кричалки на российских стадионах и взаимные оскорбления прославленных ветеранов вкупе с провокационными плакатами с упоминанием Гитлера – одна из причин падения посещаемости футбольных матчей. Главной бедой наших стадионов является именно та фанатская прослойка, что использует поход на стадион ради собственного самовыражения. Более цивилизованные болельщики подходят к футболу творчески и рисуют красочные баннеры, но настоящим "хулиганам" не до художеств. Оскорбить противника и даже собственного футболиста (как в случае с Владимиром Быстровым) для них – главная цель похода на стадион. При возможности, устроить драку или показательную акцию, как будто кем-то свыше фанатам даровано право обращать на себя внимание общеопасным способом.

Пагубная практика внедрения фанатов в руководство клубов (потому что нередко это руководство их просто боится) и их влияние даже на трансферную политику (достаточно вспомнить Санкт-Петербург, где жители "культурной столицы" недвусмысленно заявляли о невозможности покупки "Зенитом" темнокожих футболистов) довели до того, что фанаты стали считать себя главными героями действа, хотя на самом деле не имеют на это ни малейшего права.

Хотя бы с экономической точки зрения. Можно было б еще понять посетителей ВИП-лож, которые бы захотели оказаться в центре внимания и проводить какие-нибудь акции вроде борьбы на животах в центральном круге.

Финансовый фактор – один из путей, что может привести наш футбол к очищению от той части посетителей матчей, что способны привести только к их срыву, но никак не повлиять положительно на атмосферу праздника, которым, собственно, и является любая игра. В последнее время много говорится о необходимости клубам самим зарабатывать на жизнь, и в качестве аргумента скептиков приводится факт невозможности платить за футбол много. А почему бы и нет? Резкое повышение цен, если за ним последует отсеивание той группы лиц, что на матчи ходят исключительно ради бузы, пойдет на пользу и тем болельщикам, которым придется платить за билеты в два-три раза больше. Отказ от дешевых абонементов на самые неблагоустроенные трибуны тоже рано или поздно приведет к повышению кассовых сборов. Ведь есть же перед глазами отличный пример – Континентальная хоккейная лига, где болельщики заполняют дворцы спорта не только потому, что там тепло, есть все удобства, а после матча не надо ждать выхода 40 минут.

На хоккей можно пойти с семьей, так как, за редким исключением (оно бывает, когда на шайбу заглядывают футбольные фанаты), матерных скандирований ты не услышишь.

Билеты на хоккей стоят дороже, чем на футбол, так что, учитывая количество матчей, нагрузка на болельщиков вырастает в разы. И ведь ходят с удовольствием! Потеря же тех, кого отпугнут высокие цены на билеты, в итоге с лихвой компенсируется новыми, как это уже произошло в хоккее. Или в театральной среде, где билеты в разы дороже, чем в спорте, но залы ломятся от зрителей. И не стоит говорить о моральной обязанности перед малоимущими: для пенсионеров или детей можно сделать и скидку.

Конечно, есть более простой и цивилизованный путь – "английский". Но нам с ними не по пути, потому что необходимо чувство неотвратимости и справедливости наказания, но где их взять в нашей стране? Так что, видимо, остается бить рублем, тем более что сейчас клубам понадобятся дополнительные средства на освоение системы "осень-весна". Планируется строительство новых стадионов для чемпионата мира и не только, а кому они будут нужны, если вновь они будут заполняться людьми, которым не нужен собственно футбол?

Недавние попытки заискивания с фанатами и создание Всероссийского объединения болельщиков, как всегда, разбились о быт и отечественную действительность.

В ВОБ произошел раскол, потому что кто-то слишком "прогнулся" под руководство РФС и даже стал его частью, а кто-то банально решил на этом заработать деньги. Бороться же с негативными явлениями в болельщицкой среде ВОБ то ли не хотело, то ли не имело возможности.

Через семь с половиной лет в Россию приедет радостная толпа болельщиков из разных стран. И очень не хотелось бы, чтобы их встречали люди, для которых футбол ассоциируется с решением своих ничтожных проблем, с обязательной программой – оскорбить и даже избить всяк приехавшего к тебе. К тому же и столь щепетильная проблема расизма на наших стадионах связана исключительно с хулиганами от футбола, а решать ее до чемпионата мира просто необходимо. А так как уговоры на фанатов не действуют, значит необходимо от них избавляться. И своим поведением в Жилине, не исключено, они вырыли себе яму.

* * *

Победа Катара в борьбе за право провести чемпионат мира 2022 года многих удивила и далеко не всех обрадовала. Сайт Sports.Ru попытался разобраться, что это за страна, почему ей доверили такой важный турнир и что ждет футбол и болельщиков через двенадцать лет, когда арабская страна впервые примет мировое первенство.

Заявку Катара действительно не было особых причин относить к фаворитам. Маленькая пустынная страна, где шариатские суды пользуются большей популярностью, чем футбольные стадионы, – ну какой там может быть футбольный праздник, да еще и мирового масштаба? Казалось, что все это – очередная блажь местных нефтяных шейхов или попытка лишний раз напомнить о своем существовании.

Однако на поверку оказалось, что у ближневосточной заявки немало плюсов. Их не бесконечное количество, и они не делают Катар идеальным местом для проведения чемпионата мира, но их вполне достаточно, чтобы объяснить решение ФИФА, не прибегая к терминам "занесли", "откатили" и "отслюнявили". (Хотя, конечно, никто в здравом уме и твердой памяти не поручится за неподкупность членов нынешнего исполкома – тем более что они сами для этого особых поводов не дают.)

Во-первых и в-главных: говорим "ЧМ в Катаре", подразумеваем "ЧМ на арабском Ближнем Востоке" и даже "ЧМ в арабском мире". Одну страну пишем, двадцать в уме. Продолжая осваивать новые территории, ФИФА отдала турнир не мелкому полуострову в Персидском заливе, а огромному региону от Марокко до Ирака. Вряд ли стоит объяснять, как велик этот рынок и как много здесь легких денег, которые все чаще ищут себе применение в футболе.

Среди всех этих стран Катар – богатейший. Здесь самый высокий в мире ВВП на душу населения – выше, чем в Швейцарии, Скандинавии или США. Неудивительно, что местные власти не жалеют денег на то, чего у них нет, – футбол не исключение. Тратят много и по-разному, но относительно недавно, поэтому достижений у катарского футбола считай, что нет. Сборная страны ни разу не пробивалась на чемпионат мира, клубы не выигрывали международных турниров.

Вкладывать в футбол можно по-разному. Например, вначале 2000-х местный олимпийский комитет ежегодно выделял каждой из команд высшей лиги по 10 миллионов долларов на трансферы. Благодаря этому из поигравших в Катаре звезд можно было легко составить сборную 90-х: Ромарио, Батистута, Гвардиола, Йерро, Эффенберг, Баслер, братья де Буры... Со временем стало понятно, что на звездных пенсионерах далеко не уедешь, и сегодня ставку делают на более молодых и менее дорогостоящих. Если вы вдруг задались вопросом, куда делся тот или иной игрок, бывший когда-то на виду, вполне возможно, что следующий сезон он начнет в Катаре – вместе с Надиром Бельхаджем, Абдул-Кадером Кейта, Афонсо Алвесом, Жуниньо Пернамбукано, Марсело Бордоном, Габри и Марио Мельхиотом.

Растят в Катаре и своих футболистов. Денег, естественно, не жалеют ни на строительство футбольных школ, ни на массовый просмотр местных талантов. В главном футбольном инкубаторе страны – Aspire Academy – работают тренеры из 58 стран, а условиям для тренировок в ней позавидуют школы европейских грандов. Существует академия не так давно и громких имен пока не вырастила – но кто знает, каким будет ее послужной список к 2022 году при нынешних темпах? Кстати, средний уровень воспитанников здесь поднимают весьма оригинальным способом: ежегодно 7 тысяч добровольцев просматривают 600 тысяч игроков в 15 странах, в основном африканских. Три-четыре из них в итоге получат право бесплатно учиться в академии. Правда, натурализоваться и заиграть за сборную Катара им, скорее всего, не дадут.
Испугать катарцев строительством так же сложно, как болельщика пивом: последние двадцать лет Катар и так представляет собой одну большую стройплощадку

К чемпионату в Катаре еще очень многое нужно построить – из двенадцати заявленных стадионов девять существуют только в проектах, а три требуют реконструкции. Но испугать катарцев строительством так же сложно, как болельщика пивом: последние двадцать лет Катар и так представляет собой одну большую стройплощадку. Шутка ли: матч открытия и финал планируется провести на 70-тысячном стадионе "Лусайль", названном в честь одноименного города, который тоже еще не построен! При этом проекты катарских стадионов отличаются не только экстравагантным дизайном, но и гибкостью использования. Поскольку для местного первенства такие вместительные арены будут не нужны, после окончания турнира каждую из них частично демонтируют, а из лишних модулей соберут 22 новых стадиона в других странах. Вот вам и футбольное наследие для всего мира...

И все же вопросов к катарской заявке остается немало. На большинство из них катарский оргкомитет придумал удовлетворительные ответы – но они именно что удовлетворительные и вряд ли могут окончательно успокоить любителей футбола.

В первую очередь речь идет о крайне высоких температурах. Традиционные месяцы проведения мундиаля, июнь и июль, – самые жаркие в и без того засушливом Катаре. В это время температура достигает +50ºС днем, а ночью падает до "всего-навсего" +30ºС. Именно из-за жары катарская столица Доха не получила летнюю Олимпиаду-2016. Тем не менее, ФИФА предпочла вспомнить, что жаркие чемпионаты у нее уже были в США и Мексике, и поверить организаторам, пообещавшим кондиционирование всех помещений – стадионов, тренировочных баз, фан-зон – до комфортных +27ºС. Неизвестно только, захотят ли приезжие туристы перебегать от оазиса к оазису и не запротестуют ли клубы, отпускающие высокооплачиваемых игроков в явно экстремальные условия.

Кроме того, Катар еще и очень невелик размером – он вчетверо меньше Московской области. Возможно, после чемпионата мира в России этот факт будет считаться неоспоримым плюсом, но сейчас всех беспокоит, можно ли беспрепятственно разместить всех желающих в такой небольшой стране. В подсчетах ФИФА все как-то более-менее сходится, но представить себе сотни тысяч "новых" туристов в стране с населением в полтора миллиона человек не так уж легко. С другой стороны, катарцам к этому тоже не привыкать: их самих сейчас в стране около трети, остальные – гастарбайтеры и экспаты.

Тем же, кому в "резиновом" Катаре все-таки найдется местечко, придется столкнуться с не самыми приятными особенностями местной жизни. Во-первых, из-за высокого уровня доходов Катар – очень дорогая страна, и даже сегодня развлекаться в ней по карману далеко не каждому. Во-вторых, не очень понятно, что это будут за развлечения. Стоит помнить, что Катар – исламское государство, где законы шариата действуют наравне со светскими. Среди его соседей есть режимы и пожестче, но и местные законы достаточно сильно ограничат привычную жизнь вестернизированных туристов.

Алкоголь в Катаре под условным запретом – покупать, пить и наслаждаться его последствиями можно только в специально отведенных местах и при наличии разрешения. Представить себе веселых полуобнаженных бразильянок на улицах Дохи еще сложнее – женщина здесь не обязана носить хиджаб, но и не имеет права выглядеть "провокационно". Представителей нетрадиционных ориентаций здесь тем более не ждут. За нарушения всех этих и многих других правил иностранцам грозят штраф, депортация и даже месяц-другой в местной тюрьме. Можно, конечно, не нарушать – не пить там, где запрещено, не носить то, что не принято, и не обниматься с теми, на ком не женат, – но при таком количестве ограничений праздник футбола рискует превратиться в постный утренник. Хотя, кажется, сами организаторы не имеют ничего против: как заявил исполнительный директор заявочного комитета Хассан Аль-Тавади, во время чемпионата мира в Катаре в первую очередь хотят видеть туристов, приезжающих семьями.

Самые большие опасения на тему катарского мундиаля возникли у израильтян. Как и большинство арабских стран, Катар не признает существование Израиля, не поддерживает с ним дипломатических отношений и не разрешает въезд в страну его гражданам, а порой и тем, кто хоть раз там побывал. Не то чтобы жители Земли обетованной массово хотели приехать на такой чемпионат мира – но ведь сборная должна как-то попасть на турнир, если пройдет квалификацию. В итоге выяснилось, что спортсменам ничего не грозит: израильские теннисистки уже не раз приезжали на международный турнир ATP в Дохе. А вот перспективы остальных гостей, так или иначе причастных к Израилю, более туманны – тем более что визовый режим Катар, в отличие от России, отменять не обещает.

Как бы то ни было, на уступки по ходу чемпионата придется пойти всем – и гостям, и хозяевам. Только вот жизнь приезжих болельщиков вряд ли сильно изменится после турнира: половину наложенных на себя ограничений они снимут еще в "дьюти-фри", остальные – по прилете домой. Уклад жизни катарцев наверняка изменится более значительно. А что будет с мировым футболом? Для начала нужно дожить до 2022 года – и пережить 2018-й.
XS
SM
MD
LG