Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Директор телеканала "TVi" Николай Княжицкий и депутат Верховной Рады Украины Олесь Доний в гостях у Виталия Портникова обсуждают тему: Служба безопасности Украины против независимых телеканалов


Виталий Портников: Сегодня Высший административный суд Украины рассматривает уже в последней инстанции нашумевшее в этой стране дело о лишении независимых телеканалов – «Пятого» канала и TVi – частот, которые были ими получены в результате конкурса, проведенного Национальным советом по телевидению и радиовещанию. Журналисты обвиняют в давлении на суд владельца наибольшего в стране телевизионного холдинга «Интер», председателя Службы безопасности Украины Валерия Хорошковского. И сегодня будет ясно, до какой степени влияние руководителя Службы безопасности Украины и тех олигархических группировок, которые за ним стоят, простирается, до каких судебных границ, и как украинская власть собирается поступать с тем независимым телевизионным вещанием, которое осталось еще на Украине после победы Виктора Януковича на недавних президентских выборах.

Об этом мы поговорим с нашими гостями – директором телевизионного канала «TVi» Николаем Княжицким и депутатом Верховной Рады Украины Олесем Донием.

Олесь, как раз накануне этого процесса вы обнародовали письмо не названного сотрудника Службы безопасности Украины, который сообщил о том, что СБУ на протяжении всего времени, когда продолжались судебные процессы, осуществляла негласное наблюдение как за господином Княжицким, так и за другими журналистами. И мне бы хотелось, чтобы вы рассказали нашим радиослушателям об этом документе, который, мне кажется, может стать достаточно интересной иллюстрацией к самому судебному процессу.

Олесь Доний: Речь идет не об одном документе, не просто о письме, которое пришло в почтовый ящик одного из депутатов. Приходит к нам достаточно много разной корреспонденции, и надо проверять, насколько она достоверна. А тут надо говорить о комплексе проблем. Давление на канал «TVi» ощущается давно, и об этом уже неоднократно говорилось на самом канале. Снимались сюжеты о слежке, которая проводится за руководителями канала «TVi». Можно говорить о согласованных действиях нынешнего Национального совета по делам телевидения и радиовещания, Службы безопасности Украины и судебной системы Украины. Стоит ли во главе всей этой координированной схемы именно Валерий Хорошковский – в этом необходимо разобраться. Но то, что давление системное, бесспорно. И необходимо также разобраться, с какой целью осуществляется это давление. Или это распределение медиарынка, тогда мы вспомним, что господин Хорошковский имеет отношение к каналу «Интер», а не только к Службе безопасности Украины, то есть устранение конкурента с рынка. Или же идет речь о политическом давлении. Канал «TVi» (один из немногих каналов) продолжает достаточно объективно освещать информацию в Украине, то есть давать свое поле не только представителям власти, но и представителям оппозиции. Возможно, это не нравится. Тут надо вспомнить, что Служба безопасности Украины в последнее время проводила давление на общественных активистов, на ректоров, о чем уже заявлял, например, ректор Украинского католического университета, который находится во Львове. То есть это факт политической цензуры и политического давления.

В любом случае, каждая из этих версий имеет право на существование. И Служба безопасности Украины во главе с господином Хорошковским – один из элементов такого давления. И то, что в документе, который попал через электронную почту, эти факты еще раз утверждаются, и идет обвинение, что было указание со стороны главы этой службы, мне кажется, после этого надо разобраться, возможно, создать следственную комиссию в Верховном Совете, и вполне возможно, подать заявление в Генеральную прокуратуру Украины.

Виталий Портников: Олесь, вы говорили о комплексном подходе к этим вещам. Но ведь тут важным является не только сам момент какого-то наблюдения, каких-то писем Службы безопасности, но и момент того, какие цели преследует власть сегодня в общении со средствами массовой информации, является ли это, как вы говорили, перераспределением бизнес-ресурсов в чью-то пользу. Или это вообще идет с такого верха, на который никогда никакие правоохранительные органы не поднимутся.

Олесь Доний: Если уж вы заговорили о власти и о ее отношении к этому делу, я могу высказать свое предположение, свою позицию. Власть в Украине после того, как после президентских кампаний к власти пришли люди, исповедующие идеологию российского национализма, они слепо копируют российский, русский опыт во всех отношениях: в отношениях с оппозицией, с массмедиа. А это означает всемерную централизацию в одних руках и власти, и влияния. То есть создание такой системы, где не было бы возможности для существования полноправной политической оппозиции, а значит, и полноправной свободы слова. И такое копирование с российского опыта заметно, к сожалению. Мне кажется, что в данном случае TVi и «Пятый» канал, потому что давление идет на два канала, они стали жертвами копирования российского опыта.

Виталий Портников: Николай, а в чем суть происходящего сегодня?

Николай Княжицкий: Сегодня состоится заседание Высшего административного суда Украины по нашей жалобе и по жалобе «Пятого» телеканала. Каналы, которые принадлежат господину Хорошковскому, главе Службы безопасности Украины и члену Высшего совета юстиции, подали в суд на Национальный совет, обвинив Национальный совет в том, что Национальный совет нам неправильно выдал лицензии на вещание. И суды предыдущих инстанций эти лицензии отменили. При этом никакие права каналов, которые принадлежат господину Хорошковскому, нарушены не были. Некоторые из них не принимали участия в конкурсе, а те, которые принимали, по закону не могли в этом конкурсе победить. Они этого и не отрицают. Они просто говорят, что «мы хотим, чтобы в стране все было по закону». Таким образом, компании, которые не принимали участия в конкурсе на частоты, подали в суд на третье лицо. И из-за этого суд забрал наше имущество, наше право выходить в эфир. И никак иначе, как цензурой, эти действия мы назвать не можем.

Мы абсолютно уверены, что это политическая цензура, которую проводит господин Хорошковский и, возможно, та группа, к которой он себя относит - это так называемая группа «Росукрэнерго». А это группа, которую в Украине очень многие люди связывают с именами целой группы украинских политиков и бизнесменов, которая возникла на финансовых потоках, связанных с транзитом российского газа в Европу и с продажей российского газа Украине. Это одна из групп, близких Виктору Януковичу. И эта группа пытается, так или иначе, монополизировать все эфирное пространство и сделать так, чтобы только их каналы имели возможность доносить информацию до украинских зрителей. У господина Хорошковского не один канал, у него 9 общенациональных каналов. Буквально вчера был подписан рекламный договор с еще одной большой украинской медиа-группой «1+1», принадлежащей другому богатому человеку – Игорю Коломойскому, о том, что два этих канала будут совместно продавать рекламу. Таким образом, их доля на рекламном рынке будет составлять более 70%, как и доля на рынке зрителей. Естественно, что небольшой канал, который подает объективные новости, не оппозиционный, который предоставляет слово как представителям власти, так и представителям оппозиции, но отличный от этой единой властной группировки, этой группировке неудобен. И вопрос о том, вернут нам эти частоты или нет, будет рассматриваться сегодня в суде третьей инстанции.

Виталий Портников: Николай, когда другие суды проходили, было же очень много разговоров о судебных решениях, были общественные протесты, были заявления представителей оппозиции – много всего происходило. Тем не менее, фактически все это завершалось принятием тех судебных решений, которые предсказывались властью.

Николай Княжицкий: Конечно. Которые абсолютно противоречили украинскому законодательству. Потому что те решения, которые суд принял, выполнить просто невозможно, потому что в законе не предусмотрено выполнение таких решений. И об этом однозначно сказано в резолюции Парламентской Ассамблеи Совета Европы и в резолюции Европарламента по поводу Украины, принятых буквально несколько недель назад. Там прямо сказано о конфликте интересов, который существует у господина Хорошковского, что ложные судебные решения должны быть пересмотрены. Но, к нашему огромному сожалению, украинская судебная система абсолютно не является независимой. С моей точки зрения, украинская политическая система сейчас гораздо более разбалансирована, и судебная, и юридическая, даже чем российская судебная система. Потому что сложно себе представить, чтобы глава ФСБ владел самой большой группой каналов, диктовал условия президенту либо премьер-министру России, назначал и увольнял судей. Конечно, сказать, что судьи, которых увольняет и назначает господин Хорошковский, каналы которого с нами судятся, примут объективное решение, сложно. Хотя мы, конечно, на это надеемся.

Виталий Портников: Вы говорите о том, что российская система отличается от украинской. Но в России тоже был спор так называемых хозяйствующих субъектов, когда еще в начале правления Владимира Путина здесь закрывали телевизионный канал «НТВ». Кстати, внимание к процессу передачи другому собственнику канала «НТВ» вызвало куда более широкий общественный резонанс в России, чем нынешние телевизионные события на Украине. Я хорошо помню, как мы с коллегами участвовали в митингах, которые были посвящены этому событию. Там были ведущие политики, журналисты. Президент Владимир Путин встречался с телевизионной группой канала «НТВ». Тем не менее, все закончилось исходом почти всего творческого коллектива с этого канала и превращением его, может быть, не сразу, но постепенно в послушное орудие власти, которое мы наблюдаем сейчас. И возникает вопрос: где еще большая разбалансировка? Потому что общество в России реагировало на происходящее с телевизионными каналами куда более жестко, чем общество на Украине, хотя не добилось результатов.

Николай Княжицкий: Абсолютно с вами согласен, за небольшим исключением. Так или иначе, претензии к каналу «НТВ» исходили от государственного монополиста «Газпрома», у которого НТВ брал кредиты, и какой-то финансовый спор был. И конечно, он использовался властью для ограничения свободы слова в России. Но в нашей ситуации - у нас иностранные инвестиции, наш инвестор – гражданин страны, которая является членом Евросоюза, Великобритании. Мы никоим образом не связаны ни с украинскими бюджетными деньгами, ни с любыми другими украинскими деньгами, мы никому здесь не должны. Мы просто честно работали и честно получили частоты, которые господин Хорошковский в один день решил забрать, и наверное, с той же целью, с какой когда-то в России закрывали НТВ.

Виталий Портников: Олесь, как украинская оппозиция сейчас реагирует на происходящее вокруг независимых телеканалов? Продолжая ту тему, которую мы сейчас затронули с господином Княжицким, о том, что происходило с независимыми телеканалами в России в начале установления того периода «медиакратии», который мы наблюдаем сегодня – сращивания «олигархократии» с «медиакратией», российская демократическая оппозиция куда более интенсивно пыталась реагировать на события, пыталась защитить российские телеканалы, пыталась выразить свою солидарность журналистам, в том числе, путем проведения массовых акций. Хотя, честно говоря, ей ничего не светило даже в этом случае. Потому что она фактически лишилась какого-либо серьезного парламентского представительства, это уже произошло на тот момент. Она никак не могла контролировать власть, кроме как защищая средства массовой информации. Насколько я понимаю, у украинской оппозиции куда большие возможности сегодня, чем у российской тогда.

Олесь Доний: Это достаточно больной вопрос в том понимании, что вы правильно его ставите, но, к сожалению, на него нет правильного ответа. Очевидно, что было необходимо, чтобы политическая оппозиция в Украине встала на защиту не просто телевизионных каналов, а встала на защиту свободы слова. Это не просто распределение медиарынка и попытка монополизировать со стороны господина Хорошковского весь медиа-простор, а это сужение возможностей для свободы слова. И в данном случае, вне зависимости от того, кто инвестор у TVi и «Пятого» канала, какие политические позиции они бы представляли, главным было защитить свободу слова. И к сожалению, не очень большая часть политической оппозиции в Украине это понимает. Поэтому на защиту «TVi» и «Пятого» канала встали все-таки больше общественные организации, гражданские организации, которые проводили акции в поддержку, журналисты, деятели искусства, общественные активисты – то есть то, что называется гражданским обществом, которое если не создает альтернативу политической оппозиции, то все-таки имеет какой-то голос в Украине.

Виталий Портников: Олесь, а как вы, как политик, оцениваете нынешнее состояние журналистского цеха на Украине? Изменилась ли ситуация после прихода к власти Януковича? Ведь говорили очень часто, и в России в том числе, что фактически создана независимая журналистика на Украине, что украинские журналисты очень отличаются от своих российских коллег, прежде всего, отношением к власти, умением отстоять свои права. Все это оправдалось сейчас?

Олесь Доний: Я думаю, что когда писалось и говорилось об этом, то это все-таки больше было высказывание пожелания, чем объективная реальность. В Украине на протяжении нескольких лет была возможность больше критиковать власть, оппонировать власти и в политической среде, и в журналистской среде. Тем не менее, как мы видим, это не то что не стало системой, но влиянию внутренней свободы слова была подвержена все-таки достаточно узкая прослойка. И попытка сломить эту узкую прослойку сейчас со стороны власти идет. И политический конформизм присутствует не только в политической среде, конформизм есть и в журналистской среде, желание получить работу, желание себя обеспечить, конкурировать с внутренней свободой, и не всегда выигрывает свобода. Мне кажется, что многое зависит от знаковых фигур, от общественно значимых фигур. И в этой ситуации все-таки большинство известных персонажей в Украине в журналистской среде, они понимают необходимость свободы слова и, я думаю, все-таки в той или иной мере эту свободу слова будут отстаивать.

Виталий Портников: Николай, сегодня депутат Верховной Рады Украины господин Чорновил заявил о том, что глава Службы безопасности Украины Валерий Хорошковский получает указания из Москвы, и что лишить власти Хорошковского означает порвать с Москвой. Так, может быть, не украинский, а российский сценарий сейчас разыгрывается на телевизионном рынке Украины?

Николай Княжицкий: Я не думаю. Возможно, господин Хорошковский получает указания из Москвы, но я не думаю, что кто-либо в Москве советует господину Хорошковскому, скажем, увеличивать свой холдинг либо свое олигархическое богатство. Я думаю, что конфликт интересов господина Хорошковского между интересами государственного служащего и предпринимателя здесь налицо. Его желание, так или иначе, ограничить возможность журналистам объективно рассказывать о финансовых, возможно, злоупотреблениях либо операциях, которые может или проводит та финансовая группа, к которой он принадлежит, мне кажется, для него гораздо более действенно, чем любое указание из Москвы.

Я бы не видел во всем, что происходит на Украине, «руку Москвы», хотя, безусловно, влияние российской политики на Украину велико, и влияние российских спецслужб на Украине тоже чувствуется, а особенно сейчас, после победы Виктора Януковича. Однако в этом случае я не считаю, что каким-то образом это связано с неким российским влиянием.

Виталий Портников: А вы, господин Доний, согласны с вашим коллегой?

Олесь Доний: Со стороны разных кланов власти все-таки украинская власть не является каким-то однородным телом. Мне кажется, что у каждого из этих кланов есть попытки самостоятельно добиться расположения от российской власти. И тут идет игра за попытку быть фаворитом у российской власти. И не один лишь Виктор Янукович пытается самостоятельно найти такое расположение. Возможно, одним из элементов влияния, например господин Табачник, может быть и господин Хорошковский. С другой стороны, отдельный выход на российское руководство и отдельный канал влияния может быть опасен для всей украинской власти. Ведь то, что касается канала «TVi», «Пятого» канала, может в следующем году касаться и телевизионных каналов, которые сейчас благоприятствуют власти, например, каналов холдинга Виктора Пинчука или Коломойского, а сейчас существует информация о давлении на него и попытке отдать власти канал «1+1». Мне кажется, что чрезмерное усиление Службы безопасности Украины, фактически слияние с медиа-холдингом и влиянием на судебную власть, оно может быть опасно и для других украинских кланов. И в конечном итоге, могут быть попытки выйти из-под влияния России и создания совершенно авторитарной структуры, как «серую» зону, как буфер, как Приднестровье, между просвещенным Западом и авторитарной Россией. Где может быть все что угодно, но под властью лишь одного местного князька.

Виталий Портников: И вопрос о международной реакции. Николай, была ли она? И насколько в мире знают об этой истории с TVi и «Пятым» каналом. Ведь Виктору Януковичу постоянно в ходе поездок за границу напоминают о том, что он обещал соблюдать свободу слова и демократию, когда побеждал на президентских выборах. Собственно, и сама победа Виктора Януковича состоялась именно потому, что предыдущая власть обеспечила честное проведение выборов и помогла победить, таким образом, лидеру Партии регионов. Потому что, мне кажется, если был бы предыдущий стиль управления, то Виктор Янукович сейчас возглавлял немногочисленную оппозицию.

Николай Княжицкий: Безусловно. На самом деле, на Западе прекрасно понимают, что то, чтобы Украина оставалась демократическим, европейским государством, является крайне важным, кстати, как для Запада, так и для России. И было очень много заявлений, была резолюция Парламентской Ассамблеи Совета Европы, была резолюция Европарламента. Ангела Меркель во время встречи с Виктором Януковичем говорила ему о необходимости соблюдать принципы свободы слова. Хиллари Клинтон публично об этом заявляла в то время, когда была в Киеве. Потому что для наших западных партнеров, коллег основной принцип соблюдения прав человека, принцип соблюдения свободы слова являются чрезвычайно важными, если мы говорим об Украине. И отношение Запада к Украине и к России несколько отличается. Очень многие сейчас обвиняют некоторых немецких, польских политиков в том, что они закрыли глаза на то, что в России часто нарушаются права человека, тем не менее, продолжают поддерживать или развивают еще более теплые отношения с Россией. Действительно, бизнес-отношения между Россией и западными странами, многие геополитические факторы влияют на то, что мы наблюдаем некоторое потепление в отношениях между Россией и Западом.

Однако, если говорить об Украине, то отношения европейских лидеров к Украине в этом контексте совершенно иное. Потому что все европейские лидеры и все европейские правительства продолжают настаивать на том, что Украина должна оставаться страной демократической, что демократические свободы в Украине должны развиваться, не должны никоим образом ущемляться при изменении новой власти, имея в виду приход к власти Виктора Януковича. И то, что название нашего канала и название «Пятого» канала попали в резолюцию Европарламента, насколько серьезно обсуждали это европейские депутаты, еще раз свидетельствует о том огромном внимании, которое конкретно этому случаю уделяют в Европе. Стоит вспомнить хотя бы визит Валерия Хорошковского в Брюссель, где, как писала украинская пресса, он нанял несколько PR-компаний и закатил огромный обед в центре Брюсселя, в одном из дорогих ресторанов и пригласил туда евродепутатов с одной лишь просьбой: не упоминать названий наших каналов и его ведомство в этой резолюции. Тем не менее, в резолюции нас не только упомянули, но Европарламент жестко осудил отбор у нас лицензий.

Мы все-таки надеемся на то, что демократические свободы в Украине будут развиваться, что Украина, как это декларирует президент Янукович, будет пытаться стать сначала ассоциированным, а потом и полноправным членом Европейского союза, и что все-таки мы сможем спокойно вещать в свободной стране.

Виталий Портников: Владимир Александрович из Москвы, здравствуйте.

Слушатель: Добрый день. Когда были первые встречи президента России и новоизбранного президента Украины, в частности, со стороны господина Медведева было высказано, что, может быть, два каких-то канала получат частоты на территории Российской Федерации. Есть ли какие-то сдвиги?

Виталий Портников: Это интересный вопрос, господин Доний. Обещание того, что украинское телевидение начнет вещать в России, было одним из главных обещаний в налаживании отношений между новым украинским руководством и российским руководством. Продвинулся ли этот знаменитый проект хоть немножко?

Олесь Доний: Я думаю, что тут не может быть адекватных влияний, к этому не готова Украина сейчас, и не желает, естественно, Россия. Власть же не вечна в Украине, не всегда же при власти будет команда Януковича. И можете себе представить, как будут относиться в России к украинским каналам, когда на следующих выборах, например, к власти в Украине придут альтернативные силы, соответственно, будут более объективные «Новости» на телевизионных каналах. Я думаю, что вряд ли российское руководство заинтересовано в такой альтернативе. Это во-первых.

Во-вторых, очевидно, что сейчас российское руководство взяло курс на построение «русского мира», поэтому оно заинтересовано в пропаганде именно русских культурных ценностей, в том числе русского языка, то есть в расширении своего влияния на соседние страны, в том числе на Украину, а не наоборот – в попытках влиять на нее.

Виталий Портников: Господин Княжицкий, как вы считаете, могут ли вещать украинские телеканалы за пределами страны путем межгосударственных соглашений? Есть такие технические возможности? Канал «TVi» можно смотреть за пределами Украины, например?

Николай Княжицкий: Да, конечно. Мы находимся на спутнике «AMOS», можно принимать наш сигнал с этот спутника. Другие украинские каналы находятся на каких-то спутниках, которые можно смотреть, и этот спутниковый сигнал можно принимать в России. Есть страны, которые подписали Конвенцию о трансграничном телевидении и ратифицировали. Россия пока этого не сделала, но Украина сделала. Поэтому в огромном количестве европейских стран наш канал можно смотреть абсолютно свободно. Насколько я знаю, сейчас речь идет о том, чтобы в кабельных сетях России появилась международная версия Украинского государственного телевизионного канала, и сейчас об этом очень много говорят. Но вопрос в том, что на фоне дискуссии, которая происходит в украинском обществе, на фоне обязательств превратить государственный канал в канал общественного телевидения, а именно такие обязательства взяла на себя украинская власть перед Советом Европы, перед Евросоюзом для того, чтобы приблизиться и стать ассоциированным членом Европейского союза, и если это уже будет общественное телевидение, то я не знаю, как отреагирует российский политикум на присутствие такого общественного украинского канала в кабельных сетях России. Поскольку его позиция тогда будет отличаться от той, которую сейчас занимает Государственный украинский телевизионный канала.

Виталий Портников: Господин Доний, вы верите в то, что позиция общественного телевидения, которое будет создано, будет отличаться от позиции государства? Если это будет так, тогда не понятно логически, зачем власти мешать работе независимых телеканалов, если она готова создать общественное телевидение.

Олесь Доний: Боюсь, что идея общественного телевидения выхолащивается сейчас в Украине, и даже если будет оглашено о создании такого, это будет лишь разновидностью уже существующего государственного телевидения. Я думаю, что тут во многом проблемы экономические, социальные и культурные. Экономическая: неготовность украинцев пока, большая часть которых находится ниже черты бедности, платить за такую услугу, в том числе за общественное телевидение. Социальная: еще нет такой привычки самостоятельно помогать своим партиям, общественным организациям, культурным инициативам, к этому еще надо привыкать. И культурная: в Украине не совсем иногда легкие отношения между украинским и русским языком, поэтому общественное телевидение будет поставлено перед выбором языка вещания. То есть, как минимум, три аспекта, которые говорят, что в ближайшее время этот процесс не будет очень легким. И понятно, что власть хочет влиять на все, она хочет монополизировать свое влияние в медийной сфере. Поэтому отдавать кому-либо возможность контролировать общественное телевидение без контроля государства, я думаю, на это команда Януковича не пойдет.

Виталий Портников: Господин Доний, а насколько украинской общественности хватит сил все время корректировать действия власти, которая, конечно, стремится к более удобной для себя модели управления? Мы же видели, что после церемонии вручения Нобелевской премии некоторые депутаты от правящей Партии регионов так прямо и говорили в телевизионном эфире, что вручение Нобелевской премии китайскому правозащитнику – это провокация против дружественного Китая. И это говорили те же самые депутаты, которые утверждали, что необходимо отобрать частоты у независимых телеканалов. Это все время одни и те же люди.

Олесь Доний: Это пусть маленькая, но все-таки победа общественного мнения в Украине. И она стала возможной во многом из-за большого влияния украинских политических рейтинговых ток-шоу, «Новостей». В Украине достаточно большое внимание уделяется со стороны общества политическим новостям и ток-шоу. И именно поэтому попытки монополизировать, попытки подмять полностью все средства массовой информации, а это значит - вначале у кого-то отобрать частоты, кому-то посоветовать поменять известных журналистов на своих каналах или даже напрямую закрыть несколько программ, как была попытка на «Пятом» канале, могут привести к однобокому освещению любых процессов. Я думаю, что даже эта маленькая победа может стать еще одним толчком, почему власть будет хотеть все-таки монополизировать этот рынок.

Николай Княжицкий: Последние выступления предпринимателей, а их были десятки тысяч, это люди, которые вышли бороться за свои права, с абсолютно европейскими лозунгами, самоорганизованные. И мне кажется, что в украинской нации потенциал к некоему саморегулированию, к устройству своей жизни велик. И украинцы понимают, что для того, чтобы эту жизнь правильно построить, нужно, чтобы была свобода слова. Скажем, наш канал «TVi» был единственным, который полностью показывал все акции предпринимателей. Они нам позвонили и сказали, что придут сегодня в суд нас поддерживать. Мы их не просили об этом, но нам было очень приятно. Нам было очень приятно, когда украинские певцы, музыканты приходили нас поддерживать просто так, не потому, что мы их об этом просили, а потому что они понимали, что если не будет свободы слова, то их творчество никто не услышит, а будет некое навязанное сверху творчество, которое никому не будет нужно.

Виталий Портников: Господин Доний, вы же тоже общаетесь с украинцами, причем организовываете разные массовые акции, туда приходят сотни людей. Что, это люди инертные?

Олесь Доний: Например, вчера я заезжал в отделение милиции. Был кричащий случай – задержали известного журналиста Мустафу Найема, он журналист «Украинской правды», TVi и одной из программ на телеканале «Украина», то есть он работает во многих изданиях и на многих телевизионных каналах. Его задержал милицейский наряд как «особу кавказской внешности». Для Украины это дикий случай! После этого я приезжал в районное отделение милиции, милиция принесла извинения, тем не менее, сейчас общественное мнение в Украине взбудоражено. Сейчас идет большая дискуссия и большое давление, чтобы этот пример был единственным. Насколько я знаю, в России эта проблема более жесткая. К сожалению, выступлений ксенофобских, вплоть до убийств, противостояний намного больше случается.

Виталий Портников: На днях, когда были выступления радикалов на Манежной площади, московский ОМОН отбивал буквально ребят кавказской внешности от разгоряченных радикалов, фашистов, которые хотели их убить буквально у стен Кремля. Так что люди бывают разные, и в правоохранительных органах тоже.

Александр из Невьянска, Свердловской области, здравствуйте.

Слушатель: Здравствуйте. Если в Украине поменяется система ценностей у самих людей, то тогда, наверное, они смогут вырваться из этого проклятья.

Виталий Портников: Радиослушатель сказал самое главное: для того чтобы изменить систему общественных взаимоотношений, необходимо изменение системы ценностей. Но ведь без независимых средств массовой информации эту систему не поменяешь.

Николай Княжицкий: Абсолютно верно. И это то, о чем сейчас говорит украинская интеллектуальная среда очень серьезно. Мы пытались менять лидеров, мы меняли страны, в которых мы живем, но самое главное – это поменять систему ценностей. Самое главное – это понять, что мы – европейское, независимое государство, которое хочет жить по европейским ценностям, где права каждого человека являются выше всего остального в обществе, где законность является выше беззакония, где правит, прежде всего, закон. И мне кажется, что сейчас украинское общество к этому начинает приходить.

Виталий Портников: Господин Доний, вы считаете, что украинское общество придет к тому, к чему призывает его житель небольшого города Невьянска на Урале?

Олесь Доний: Я считаю, что хорошим итогом программы было высказывание Николая Княжицкого. Но, к сожалению, это больше пожелание, чем уже реальность. Конечно, мы хотим стремиться к тому, чтобы Украина стала европейским, культурным, демократическим государством. И одним из необходимых условий для достижения этой цели, конечно, является свобода слова и существование независимых массмедиа. А для того чтобы это все произошло, эти желания стали реальностью, нам сейчас необходимо отстоять независимость массмедиа и не дать возможности для создания единого медиа-холдинга под руководством или главы Службы безопасности, или под амвоном украинской власти.

Материалы по теме

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG