Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

''Кинообозрение'' с Андреем Загданским: миллиардер, как недоросль



Александр Генис: Сегодня, когда американская экономика борется с кризисом, все надежды инвесторов связаны с молодыми гениями, начинающими в очередном гараже какой-нибудь интернетский бизнес. Интересна и сама личность этих юных бизнесменов. Например, один из них, Эндрю Мэйсон, за компанию которого ''Гугл'' предложил шесть миллиардов долларов, до сих пор играет в куклы – и строит для них кукольные домики. На фотографии он выглядит старшеклассником. Сверхмолодые миллиардеры – новое явление и для американского общества, и для американского кино, посвятившего этому феномену один из лучших фильмов уходящего года. У микрофона – ведущий ''Кинообозрения'' Андрей Загданский.

''Social Network”, David Fincher

Андрей Загданский:
''Социальная сеть'' - фильм режиссера Дэвида Финчера, сага о том, как появилась на свет самая популярная и самая успешная на сегодняшний день социальная сеть ''Facebook''. Одновременно с этим картина, бесспорно - ''character study'', исследование характера главного персонажа, Марка Закерберга, ответственного за изобретение этого самого хронофага, то есть пожирателя времени, перед которым просиживают за своими компьютерами вот уже более 500 миллионов человек, и вместе с ними - ваш покорный слуга.

Александр Генис:
Я настолько был заинтригован фильмом, что тоже вступил в это сообщество ''Facebook''.

Андрей Загданский: И этой возможностью вы обязаны Марку Закербергу. Он и его партнеры - самые молодые в американской истории селф-мейд (то есть, сами себя сделавшие), миллиардеры. Из интересной истории авторы сделали интересный фильм, довольно точно следуя фактической стороне дела. Точно, но не совсем. К мотивации главного героя авторы добавили традиционный и все объясняющий мотив: Марк отвергнут любимой девушкой. К счастью для реального Марка Закерберга и к несчастью для авторов фильма, это не так. У меня все это построение на несчастной любви вызывает сильную негативную реакцию - жизнь сложнее, как мы знаем, и изобретательнее, чем голливудские схемы, и люди бывают гениальные и сверх амбициозные не только потому, что личная жизнь в молодости сложилась не так, как им хотелось бы. В этом - моя главная претензия к этому ловко сделанному и весьма развлекательному фильму.

Итак, Марк Закерберг, студент Гарвардского университета, быстрый на язык компьютерный гений, который хотел бы вступить в самый эксклюзивный студенческий клуб Гарварда, да его не берут, не приглашают. Гарвардские клубы - важнейшая часть социальной жизни американской элиты, эта социальная сеть работает всю жизнь. Здесь есть некое классовое и этническое противоречие - евреи и васпы, то есть белое, англосаксонское, протестантское население, старейшее большинство Америки. В определенный момент к Марку обращаются два брата близнеца Уинклвосы - очевидные представители той самой васповской Америки - с идеей, которая у них возникла. Вчерне она похожая на сегодняшний ''Facebook''. Идея - соединить в некий виртуальный клуб всех студентов Гарварда. Им нужен партнер-программист. Марк соглашается, но на самом деле ничего не делает для возможных партнеров. Оценив потенциал идеи, Марк берется сделать социальную сеть сам. С двумя приятелями он регистрирует акционерное общество и в немыслимо короткий срок запускают идею в жизнь. Она стартует сначала в Гарварде, потом в других колледжах Соединенных Штатов, пока не становится межнациональным феноменом, каким мы его знаем сегодня.

Александр Генис: К этому моменту становится ясно, что герой фильма это - и герой нашего общества, это уже устоявшийся архетип зубрилы, вроде того, кто покорил воображение человечества - Билла Гейтса.

Андрей Загданский: Я думаю, что амбиции авторов выше. Их интересует не Билл Гейтс, а универсальный американский персонаж. У Фицжеральда был Великий Гэтсби, здесь - Великий Марк Зекерберг. Нечто подобное, другие обстоятельства, другое время, другой темп, но это - та цель, которую, мне кажется, они преследуют.

Александр Генис: Только не будем забывать, что Великий Гэтсби - неудачник.

Андрей Загданский: Тут - сложнее. Собственно говоря, половина фильма это марафон, движение Марка к цели, фиксация на цели. Сама по себе она интереснее, чем деньги, которые сулит достижение цели. На этой быстрой дороге гений делает весьма сомнительные этические поступки. Но победителя не судят - вроде бы, так? На самом деле как раз судят, и судят все: судят братья Уинклвос, судят друзья-партнеры. Судят и приходят к существенным финансовым победам, так называемым, ''несудебным соглашениям'', когда в обмен на десятки миллионов долларов они, в том числе братья Уинклвос, обязуются не распространять негативную информацию о Марке. Собственно говоря, вторая половина фильма это судебные разбирательства, которые характеризуют нашего героя далеко не в лучшем свете. То есть в личном плане он и есть неудачник. Юридические разбирательства, опять основная история, опять показания свидетелей, колкие реплики юристов и еще более колкие реплики нашего главного героя...

Аарон Соркин, автор сценария - мастер динамического диалога, если угодно, это его ''trademark'', как говорят по-английски. В ''Западном крыле'' (''West Wing''), знаменитом и популярном телевизионным сериале о президенте Америки, Соркин создал бесконечную цепочку динамичных, острых, щелкающих диалогов, когда два героя движутся в идеально хореографированном балете по довольно узким коридорам административной части Белого Дома. Белый Дом - не Кремль, пространство небольшое, сжатое, динамка сцены получается как на пятой передаче в автомобиле, скользящая, летящая камера подчеркивает этот темп, темп движения. И здесь, в новом фильме, тот же темп. Но это уже темп не власти, а темп мысли. Наш герой Марк Закерберг - человек не особенно рефлексирующий, зато он быстро думает, быстро делает и очень быстро говорит. И этот темп, эта быстрая игра мысли есть, если угодно, главное эстетическое решение картины. Темп современного нынешнего века - вот то, что делает картину отдельной, особой, не похожей на другие. В этом, если угодно, то самое остранение, о котором когда-то говорил Шкловский. Фильм похож во многом на пьесу: он холоден, он выписан, он лишен того, что кинематографически мы называем: ''вау!'', ''ух ты!'', ''вот это да!''. Он не захватывает дыхание, но он очень хорошо сделан и очень мастерски написан.

Александр Генис: Эта картина произвела очень сильное впечатление на зрителей в целом и на критиков особенно. Картина как-то вышла за пределы кино, о ней упоминали все колумнисты газет. Каждый считал своим долгом откликнуться на эту картину, потому что она рассказывает о явлении из другого мира. Я бы сказал, так: отцы играют в детей, потому что, конечно, вся эта компьютерная цивилизация это, в первую очередь, для молодых. Вы видите тут конфликт поколений?

Андрей Загданский: Я бы не сказал, что вижу тут конфликт поколений. Интереснее другой сюжет: как власть и деньги приходят к человеку раньше, чем он успел сформироваться, как человек. Марк - очень молодой парень и по сей день, ему 26 лет, но он уже супермиллиардер. С деньгами, с властью приходит огромная ответственность, в том числе перед теми людьми, с которыми ты работаешь. И далеко не всегда он в состоянии совладать с этим напором. В этом смысле я смотрю на героя скорее доброжелательно-снисходительными глазами. В 21-22 года все делают ошибки, в том числе и по отношению к своим друзьям. Их иногда можно простить.

Александр Генис: Андрей, эта картина, как мы уже говорили, произвела сильное впечатление. Какое будущее вы ей сулите?

Андрей Загданский: Фильм уже собрал большие деньги и он твердо войдет в американское подсознание. Картина повествует о самом интересном: как делают огромные деньги в сегодняшней Америке, причем - легальные деньги, настоящие деньги. И это, кончено же, интересно всем. Если вы намекаете на оскаровские перспективы, то я практически убежден, что картину номинируют - она хорошо сыграна, хорошо написана, умело срежиссирована и сделана мастерской рукой.
XS
SM
MD
LG