Ссылки для упрощенного доступа

logo-print
12 декабря, на следующий день после того, как в эфире Радио Свобода мы с социологами обсудили причины происходившего на Манежной (и на улицах других городов), я спустился в метро и следом за мной в вагон зашел высокий мужчина с зенитовским шарфом на шее. Мужчина был, явно, выпивши. Было такое ощущение, что он пил, как минимум, уже два дня, и никак не мог отойти от увиденного на петербургском (у ТЮЗа) митинге в поддержку тех, кто громил Манежную в столице.

Размахивая руками, активно используя ненормативную лексику, он пристал к какому-то молодому человеку и принялся читать ему лекцию о том, какую угрозу для «любимой России» представляют «чернож..пые» и «жиды». Голос у него был громкий, мотор вагона не мог заглушить его. Мне стало неудобно. Я почувствовал, что оказался в дурацкой ситуации. Вокруг меня молчали все: мужчины, женщины. Молчал и молодой человек, покорно выслушивая лекцию возбужденного фаната. Могу предположить, что мужчины, трезво оценив ситуацию, не стали делать замечания сквернослову, понимая, что тогда будет драка, а драка – еще хуже. Что взять с пьяного? Признаюсь, малодушно смолчал и я, выйдя на следующей своей остановке. Каюсь.

Но на следующий день сомнение запало мне в душу. Запало оно после того, как я просмотрел по местному телевидению «100ТВ» аналитическую передачу «Отражение». Передача длилась 1 час 7 минут. Была посвящена событиям на Манежной. Зрителям в прямом эфире предложили ответить на вопрос: «Готовы ли Вы присоединиться к тем, кто вышел на Манежную площадь?». За этот 1 час и 7 минут в студию позвонили более 11-ти тысяч петербуржцев. Из них ответили, что «готовы» - 91%. «Нет»- только 8%.

И вот тут я засомневался: может мужики в метро не остановили пьяного сквернослова не потому, что не хотели драки, а потому, что они с ним полностью согласны?

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG