Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Noize MC - о социальном протесте, деньгах и страхе


Noize MC (Иван Алексеев)

Noize MC (Иван Алексеев)

"Вы хотите поговорить с Иваном о его гражданской позиции? – перед началом интервью уточнил у корреспондента Радио Свобода пресс-атташе рэппера Noize MС. - Тогда спросите что-нибудь новое. А то одно и то же. Слушать скучно".

Музыкант Иван Алексеев, известный как Noize MC, отчитывается перед журналистами исключительно по социальной проблематике уже почти год. С того момента, как в феврале 2010 года в интернете вышла его песня "Мерседес S666" - резкий отклик на ДТП с участием вице-президента компании "Лукойл" Анатолия Баркова. Дальше был "Мерседес 777" - реакция на известие, о том, что Барков не виновен в аварии. Чуть раньше Алексеев представил в интернете якобы покаянный гимн в адрес волгоградской милиции - "10 суток. Сталинград", написанный по мотивам десятидневной отсидки за публичное оскорбление милиционеров. И, наконец –"Побрей звезду" - музыкальный ответ коллеге по цеху Сергею Шнурову, обвинившему Noize MC в пиаре на гражданских темах.

Одновременно журнал "Русский репортер" включил Noize MC в десятку самых авторитетных людей России среди деятелей культуры, отведя ему роль "народного телевидения". А русскоязычный "Forbes" присудил 25-летнему рэпперу 41-е место в рейтинге "Звезды и деньги". За заработок в 0,9 млн долларов и рекордную популярность в интернет-поисковиках.

- Вам не кажется, что в последнее время для российских музыкантов социальный протест стал своеобразной модой?

- Да, такой тренд возник в последнее время. Люди, у которых раньше не было ни одной идеи для песни, вдруг обнаружили неиссякаемый источник вдохновения. С одной стороны хорошо, что кто-то говорит об острых, социальных вещах. С другой – если такие разговоры станут вести все – наступит крах.

- Крах чего?

- Самой идеи публичной постановки неудобных вопросов. Потому что есть разница между тем, чтобы говорить о волнующих тебя вещах и быть услышанным, и бездумным повторением того, чего хочет слышать публика. Во втором случае девальвируется смысл сказанного.

- В связи с этим у вас нет желания прекратить свои "крестовые походы" в защиту гражданского общества?

- Что значит прекратить? Я, по сути, их и не начинал. Было несколько вопиющих случаев, которые коснулись лично меня и моих близких. Я высказался по этому поводу. Дальше само пошло.

- Это "само" принесло неплохие дивиденды. Вы согласны с тем, что на протесте сегодня можно хорошо заработать?

- Пожалуй, да.

- И вы свои деньги именно так заработали...

- По ощущениям, скорее нет... Здесь, нужно понять, что именно вы называете протестом. Возьмем мой первый альбом. Он вышел в 2008 году. Согласны, что тогда протест вовсе не был в моде? Во всяком случае, если и было что-то, то не так персонифицированно, безотносительно конкретных ситуаций.

- Если уж мы заговорили о персонификации…Переход на личности тоже неплохо продается. Ваше публичное выяснение отношений с Сергеем Шнуровым, когда он вам: "Химкинский лес", а вы ему – "Побрей звезду" сыграло в плюс вам обоим.

- В песне "Химкинский лес" я увидел критику моего творчества в том виде, в котором его себе представляет Шнур. Это была критика с перегибами, с обобщениями. Шнур попытался заставить меня посмотреть в эдакое кривое зеркало. А я показал ему его же отражение. Это было честно и по существу. Шнур долго занимался тем, что проникновенно орал слово х… в микрофон, с бравадой заявляя, что ничего другого делать не собирается. И вдруг он начинает издеваться над людьми, которые действительно что-то хотят изменить. Ему это кажется смешным, глупым и нечестным. Именно на это я отреагировал.

- Вы когда-то написали песню "Наше движение". В этой песне вы резко осудили "нашистов", в том числе высмеивали масштабные рок-фестивали, для них организованные. Вы участвовали в рок-фестивале "Воздух" в Петрозаводске?

- Да, в 2009 году.

- И собирались участвовать в 2010, но фестиваль отменили?

- Да.

- А вы знаете, что его организатор – лояльный власти молодой карельский министр? Местный идеолог "нашистов".

- Нет, я не знал.

- А если бы знали, стали бы выступать?

- Пожалуй, нет...

- Тогда скажите, должен ли артист, подобно вам, пристально всматривающийся в социальные язвы, столь же требовательно относиться и к себе? Например, потрудиться узнать, кто стоит за организацией масштабного фестиваля, в котором он неоднократно участвует? Весь фестиваль "Воздух" - пропаганда партии власти. Об этом говорят многочисленные отчеты региональной прессы. Это фактически карельский аналог российского "Селигера".

- Я не читал отчетов региональной прессы. И не вдавался в такие детали. Но я считаю, что артист, оказавшись на сцене, в любом случае не имеет права подводить слушателя. Он должен говорить то, что думает. Если бы на фестивале "Воздух" я увидел хоть один политический флаг, то повторилась бы история с нашим выступлением на празднике газеты "МК". Тогда нас никто не предупредил, что мероприятие спонсирует "Единая Россия" и площадка декорирована ее символикой. Все выяснилось на саундчеке. Многие музыканты отказались выступать. А мы вышли и сказали все, что думаем по этому поводу – начали с песни "Наше движение".

- Похоже на историю с волгоградской милицией. Тогда вы тоже вышли на сцену и сказали все, что думаете. А именно: "Уважаемые милиционеры, идите на х…!" За это сели на 10 суток. А потом вышли, записали символическое извинение, где приложили уже всю милицию в принципе.

- Фраза, которую вы цитируете, была сказана в адрес конкретных людей в конкретной ситуации.

- А когда в ваших песнях все богатые – "козлы", вы тоже не думаете о конкретных людях? Например, о себе, не бедном человеке. Вас самого деньги испортили?


- Честно сказать, я до сих пор не знаю, что с ними делать.

- А если завтра тренд переменится, и за протестные песни перестанут хорошо платить?

- Я все равно буду петь о том, что мне близко. У меня много разных песен. Социальной тематикой они не ограничиваются. Меня все, и вы в том числе, пытаются показать каким-то однобоким музыкантом, который пишет исключительно про социальную неустроенность. Но я много говорю и о глубоко личных вещах. Последний альбом, например, очень лиричный.

– Вы думаете, в вашем случае лирика будет также хорошо продаваться, как и сценическая гражданская активность?

- Я понимаю, что спад неизбежен. И нормально к этому отношусь. Но если честно, всерьез об этом я еще не думал.

- А вы думали о том, что у ваших высказываний могут быть последствия? Например, вам совсем запретят выступать. Даже с лирическими куплетами?

- Тогда пойду снова на улицу, как в 2005-ом. Буду играть там. Ходить с шапкой. Меня часто спрашиваю о страхе... Мне не кажется зазорным обос…ся под дулом пистолета, но пока этого не случилось – я буду делать то, что считаю нужным. А там посмотрим.

- Ваша гражданская активность ограничивается только сценой? Или вы готовы проявить ее и в других сферах?

- Сцена – это все-таки основное мое занятие, когда я выхожу из дома.

- Может быть, вы готовы участвовать в гражданских движениях?

- Нет. Сегодня сложно найти митинг, который бы не был организован каким-то конкретным политическим течением, преследующим свои собственные интересы.

- Пойти на выборы?

- До этого я ни разу на выборах не был. В 2012 году? Посмотрю, что нам предложат.

- А если бы вас как Юрия Шевчука, пригласил на беседу Путин или Медведев, чтобы вы им заявили?

- Я бы побеседовал по делу Баркова. Внимательно послушал бы ответы.

***
Иван Алексеев, он же Noize MC, подводя итоги беседы с корреспондентом Радио Свобода сказал:

"Есть одна фраза, упоминалась в интервью Бориса Стругацкого, но я не помню, кому принадлежит. Звучит так: "90 процентов всего – это полная х…я". Мой совет всем: фильтруйте! Надо думать и впариваться в контекст для того, чтобы понять все правильно".

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG