Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Эксперты РС – о корнях и всходах ксенофобии


К футбольным болельщикам, требующим объективного расследования убийства Егора Свиридова, присоединились нацисты (11 декабря 2010 года. Москва, Манежная площадь)

К футбольным болельщикам, требующим объективного расследования убийства Егора Свиридова, присоединились нацисты (11 декабря 2010 года. Москва, Манежная площадь)

О причинах межнациональных столкновений в России размышляют специалисты в области этнополитики Эмиль Паин и Сергей Арутюнов.

Директор московского Центра этнополитических и региональных исследований Эмиль Паин обращает внимание на мифологизацию общественного сознания в России и на неспособность власти разработать социальную модель, основанную на идеях гражданской, а не этнической солидарности:

– Радикальные молодежные движения сегодня есть во всем мире: в Англии, во Франции, в других странах. Они объединяются под социальными лозунгами, имеют социальные цели. У нас социальные цели, социальные проблемы облекаются в этническую форму. В Европе случались этнические выступления, но их инициаторами были меньшинства, в России же инициаторами последних эксцессов были представители большинства. "Меньшинская" психология у большинства представляет большую опасность.

Власти поставили задачу модернизации. Но модернизация опирается, прежде всего, на рациональное сознание. А в России происходит мифологизация сознания, этнических и религиозных идентичностей. Между тем, изменение стереотипов, даже более жесткое, чем в России, известно в практике. Скажем, Америка преодолела расовые стереотипы. Но на это потребовалось более 30 лет, концентрация усилий власти и общества. Ничего похожего не наблюдается в России. Не то что единой позиции у властей и общества, но единой позиции внутри власти по этим вопросам нет. Власть всячески старается сделать вид, что у нас не существует этих проблем. Забыть об этничности – вот главный лозунг последнего десятилетия. Эту проблему упрятывают под лик миграционных проблем, хотя ни Кондопога, ни то, что произошло в субботу на Манежной площади в Москве, к мигрантам не имеет никакого отношения. Проблему пытаются свести к проблеме простого хулиганства, игнорируя тот факт, что все больше и больше фанатские клубы попадают под влияние экстремистских, фашистских движений и течений. Происходит соединение молодежной субкультуры с праворадикальными идеями, усиливается эмоциональная нагрузка расистских лозунгов…

– Этот процесс будет и дальше носить такой волнообразный характер? Время от времени будут происходить некие всплески, связанные с какой-то трагедией, гибелью людей – как случилось в Кондопоге несколько лет назад, а сейчас – на Манежной площади?

– Все идет по нарастающей. Увеличивается вероятность и частота подобных всплесков. К чему это ведет? В результате последних московских событий представители, скажем, кавказских общин, которые раньше ходили группами, имели при себе какие-то средства самообороны, сегодня будут это делать еще в большей мере. Потому что их готовность к неким формам уличного противостояния легитимирована уже самим фактом того, что случилось… Сегодня обществу необходимо было бы предпринять срочные меры по формированию нового сознания.

– Понятно ли, какие шаги для этого необходимы?

– В первую очередь, это утверждение рационального сознания – в противовес сознанию мифологическому. Противодействие идеологии, которая пропагандируется и с каналов телевидения, и в выступлениях высоких должностных лиц, и в учебниках – идеологии "разделенных народов", "воюющих цивилизаций". И утверждение идеи гражданского единства, гражданской солидарности.

* * *

Заведующий отделом Кавказа Института этнологии и антропологии Российской академии наук Сергей Арютунов рассматривает рост этнической напряженности как следствие общих проблем цивилизации. По мнению эксперта, в исторической перспективе остановить этническое насилие невозможно:

– То, что происходит в России, в частности, в Москве, на Кавказе, в других местах, в любой точке планеты, есть просто симптомы агонии нашей глобальной цивилизации. Одним из пороков этой цивилизации является профессиональный спорт. Наркомания – другой порок очень существенный... Спорт – это очень хорошо, но для детей, для подростков. Ему место в школьных дворах. Интерес к спорту – признак инфантилизма. Но инфантилизм – это один из симптомов агонии и загнивания нашей глобальной цивилизации.

– Вы говорите так, потому что считаете спорт очень простым проводником националистических идей, прежде всего?

– Не только. Спорт – это наркотик. Вколол себе – и забыл о существенных вещах, которые действительно имеют и для тебя, и для твоих близких, и для общества, значение. Ту же самую роль играет и спорт. Миллионы сходят из-за него с ума. Причем, во главе с правительственными деятелями, для которых проведение какого-нибудь чемпионата становится важнее, чем поддержание боеспособности национальной армии. И денег больше на это уходит. В Латинской Америке войны между государствами разгорались иногда из-за какого-нибудь футбольного матча.

– Вам не кажется, что все-таки дело тут не в спорте, а в том, что долго сдерживавшееся напряжение в отношениях между кавказской национальной общиной в Москве и основным населением, назовем его славянским, просто выплеснулось наружу?

– Спорт – повод, конечно. Но и питательная среда для зарождения и расцвета всякого рода духовных извращений, одним из которых является ксенофобия. Ксенофобия – это микроб, который развивается на питательной среде. И одной из таких питательных сред является спорт. В России ксенофобия проявляется, в основном, в столкновениях русских фашистов и кавказских ультранационалистов, исламистов. Конечно, далеко не все, кто бьет друг другу морду, являются убежденными фашистами или убежденными исламистами, но есть провокаторы, есть идейные лидеры, которые для достижения своих политических целей эту возможность используют.

– Власть что-то может с этим сделать? Только не предлагайте запретить футбольные матчи – этого никогда не случится.

– Конечно, я понимаю, что этого не случится. Потому что эта питательная среда для ксенофобии – одна из основ той самой потребительской цивилизации, которая идет к своему концу.

– Вам не кажется, что существуют еще довольно значительные факторы, которые влияют на рост ксенофобии? Скажем, война на Кавказе или отсутствие продуманной национальной политики в России…

– Война не причина ксенофобии, а следствие ее. Ксенофобия существует в головах обывателей. Ксенофобия существует в головах и планах разных политических сил, в том числе, и самой власти. Власть, так или иначе, использует ксенофобию, а когда этот джин закономерно вырывается из бутылки, власть с его разгулом ничего поделать не может.

Этот и другие важные материалы итогового выпуска программы "Время свободы" читайте на странице "Подводим итоги с Андреем Шарым"

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG