Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Российские регионы: Тверская область


Дмитрий Зеленин

Дмитрий Зеленин

Ирина Лагунина: Правительственная комиссия по транспорту и связи под руководством вице-премьера Сергея Иванова приняла решение строить трассу Москва - Санкт-Петербург через Химкинский лес. Помимо Московской и Ленинградской областей эта дорога, хоть и шестиполосная, а не восьми, пройдет по территории Тверской и Новгородской областей. Вот об одной из них мы сегодня и будем говорить. В беседе принимают участие доктор географических наук, профессор Наталья Зубаревич и политолог Александр Кынев. Цикл Российские регионы ведет Игорь Яковенко.

Игорь Яковенко: Сравнительно недавно российская общественность смогла убедиться в том, какие невероятные богатства таятся в земле этого региона, когда чиновники районного и даже несколько более низкого по субординации уровня были задержаны при передаче взятки в 45 миллионов рублей. И вот мой первый вопрос к Александру Кыневу. Помимо того, что земля в Тверской губернии весьма дорога, что она говорит, вот эта волна публикаций о коррупции в Тверской губернии?

Александр Кынев: Что касается Тверской области, для партии власти регион сложный. И конечно, в том, что происходит сейчас вокруг региона, я думаю, надо искать в первую очередь именно корни в попытке федерального центра по возможности как-то отмежеваться от тех проблем региона, которые сегодня существуют и которые, естественно, связываются и с региональной властью, связываются в том числе автоматически с федеральным центром. Потому что после того, как выборность губернаторов была отменена, федеральный центр отвечает за все. Весной прошлого года Фонд общественного мнения, который работает с нашими органами власти, первый и единственный раз публично опубликовал рейтинги губернаторов с точки зрения отношения к нему населения. Они отвечали на вопрос: как вы считаете, хорошо или плохо работает ваш глава региона? И тогда, опрос проводился в марте 2009 года, по оценке "плохо" Тверская область занимала второе место после Воронежской. Воронежская, понятно, речь шла об оценке по сути бывшего губернатора Кулакова, а вот Тверская область, 67 сказали, что плохо, а хорошо по тому опросу поставили оценку только 15%. И на самом деле, я думаю, что эта оценка отражает реальное положение дел в регионе.
В чем причина? Когда-то господин Зеленин избрался на прямых выборах в 2003 году. Там была очень специфическая ситуация, предыдущего губернатора Платова обвиняли в коррупции, было уголовное дело, была очень сильно сегментизированная кампания, когда было множество кандидатов, которые вели очень активную избирательную кампанию. Зеленин ту кампанию 2003 года начал достаточно давно, работал его фонд, оказывалась разная социальная помощь, концерты по городам и районам. Кроме того, регион, который всегда был депрессивным, возможно ожидал прихода такого нового, богатого губернатора, который работал в Норильском никеле, который на момент выборов 2003 года был работником исполнительной власти и так далее. Они думали, что новый губернатор с деньгами, с ресурсами, со связями приведет к какому-то экономическому прорыву. Поэтому, скажем так, политиком публичным по большому счету Зеленин только входит в кампании 2003 года, а в дальнейшем он уже просто переназначен президентом на новый срок. И вот став губернатором, человек, который до этого избираемые должности не занимал, на мой взгляд, совершил очень много управленческих ошибок. То есть постоянная кадровая чехарда в администрации, доминирующая роль в администрации людей не местных, то есть людей приехавших в регион из федерального центра - это бывшие соратники по различным организациям, бизнес-структурам, в которых когда-то работал сам губернатор. Очень сложные отношения с местными элитами, для которых новая администрация оказалась чужой. При этом множество вещей с точки зрения политического экспериментаторства были сделаны в регионе неоправданно. В частности, тотальное внедрение партсписков даже в глухих сельских районах, где отродясь партий никаких не было. Видимо, в данном случае такой шапкозакидательский технократизм без полного учета местной специфики он победил в Тверской области и в политике.

Игорь Яковенко: Спасибо, Александр Владимирович, за чрезвычайно интересный анализ. Я хотел бы спросить, Наталья Васильевна, вас: что происходит в экономике области? Насколько эта негативная оценка деятельности Тверской власти соответствует тому, что происходит в экономике, в уровне жизни населения?

Наталья Зубаревич: Эта смесь технократичности, периферийности и срединности, она проявляется и в экономике. Потому что Тверская область – это типичный среднеразвитый регион, на котором висят огромные проблемы периферии, потому что все, что в стороне от Твери, от дороги Москва - Санкт-Петербург - это глубокая периферия. И проблемы невозможности найти ту точку, за которую ухватить и попробовать поднять регион чуть выше. Ведь в принципе это, периферия имеет, два смысла, обычно плохое, но есть и хорошее. Периферия московской столичной агломерации, то есть жизнь во всех территориях, прилегающих к Московской области, начала восстанавливаться в тех их частях, которые примагистральные, которые ближе всего к Московской области. В Тверской области это Конаковский район. И вот потому, как происходит жизнь там, я могу полностью согласиться с диагнозом Александра Кынева. Вот смотрите: душевой ВРП области всего 60% от среднероссийского, это не так плохо, это середина, то, что называется в науке медианная зона, то есть половина регионов примерно такая же. И в инвестициях области тоже не худший результат - 75% от среднероссийских. Если помнить, что в России инвестирует в нефть и в столицы, то 75 вроде тоже неплохо. Но какие это инвестиции? Большая их часть либо в дорогу, либо в строительство нового блока Конаковской ГРЭС и тверской атомной станции. И соответственно, во все остальное денег не было, хотя чуть-чуть появилось. Появилось зона жизни за Тверью и перед Тверью, туда немножко пошли инвестиции. Но с точки зрения географии это место не то, что золотая жила, но она должна быстрее развиваться. То, как это происходит в Тверской области, двигается очень медленно.
Промышленность Тверской области, в основном это было машиностроение и старая текстильная отрасль, восстановилась только на 75% относительно среднего по стране, а в целом по России до кризиса было уже 84%. Бюджет небольшой, безработица умеренная, такая средненькая. Душевые доходы относительно низкие, в Твери люди живут небогато. Именно по этой причине из Тверской области была массовая миграция специалистов в ту же Москву на работу. Вплоть до того, что целые многочисленные бригады "скорой помощи" в Москве были укомплектованы тверскими врачами. И пока была возможность ездить сутки через трое, очень многие эти делали. Сейчас с кризисом ситуация поухудшилась. То есть середняк. Середняк, у которого есть возможности роста - это прежде всего "трасса жизни" Москва – Санкт-Петербург, да и сама Тверь, полумиллионный город, немаленький для окружающих Москву территорий, но эти возможности использовались, на мой взгляд, несколько странно. Потому что любовь губернатора к пышным, публичным действам, типа скачек, типа гонок, она как-то не сопровождалась особым вниманием к развитию экономики области. Планов было громадье, Мировой банк приезжал, разбирались, что у них с соцзащитой, смотрели, куда можно инвестировать, но дальше бумажных проектов сильно дело не пошло. А тут кризис.
И вот в кризис проявились интереснейшие особенности. Все-таки экономика России очень сильно завязана на свое прошлое. И если в области велика доля машиностроения, то эта область должна, извините за просторечье, грохнуться. И грохнулась она довольно сильно, темпы падения промышленности области в худший период достигали 25%, а в среднем за 9 год это было минус 20 при том, что страна упала на минус 14. Но и выход из кризиса был примерно среднероссийский, сейчас примерно минус 8.
Интереснее другое, интереснее то, что при этом совсем не упали доходы бюджета. Тверская область абсолютно красноречивый пример того, что происходит в плохо управляемом регионе, когда на него сыплются деньги антикризисной политики федеральной власти. И вот просто буквально несколько цифр исполнения бюджета за 9-10 год, они невероятно красноречивы. Весь бюджет области, если сравнить с докризисным 8 годом, я беру интервал, уточняю, с января по август, доступная нам статистика, вырос бюджет на треть. При этом если мы посмотрим: расходы на госуправление выросли на 54% - вот куда пошли добавленные федеральные трансферты. Расходы на ЖКХ, которые рубят в кризис, выросли на 22%, но здесь помог федеральный фонд реформирования ЖКХ, а расходы на соцполитику выросли феноменальным образом. Выплаты населению на 76%, а всего расходы на 70 за два года. То есть деньги, в кризис полученные от федеральных властей, а уровень дотационности области примерно составляет 32%, они практически были пущены в основном на поддержку населения, которая никогда в России не была эффективной, это размазывание денег по столу, а потом на себя любимых – на бюрократию.

Игорь Яковенко: Александр Владимирович, учитывая то, что Зеленин отказался возглавить единороссовский список на ближайших выборах, означает ли это, что он уже выпал из обоймы, и Кремль вычеркнул его из сколько-нибудь перспективных кадров?

Александр Кынев: Это еще не предрешено. Его полномочия кончаются в 12 году, то есть формально у него почти два года полномочий. Ситуация может поменяться. Мы же понимаем, что у нас назначения далеко не всегда определяются популярностью, они в первую очередь определяются личными отношениями с федеральным центром. Ну а здесь, конечно, определенные связи у губернатора были и есть. Достаточно вспомнить, что Тверская область - это то самое место, где находится озеро Селигер, где летом проходит замечательное мероприятие "Наших", прокремлевской молодежи. Так что в этом смысле связи с федеральным центром у губернатора отлажены. На мой взгляд, главная проблема господина Зеленина - это то, что избравшись губернатором на излете прямых выборов, реально руководить регионом он стал в эпоху назначения. Была бы другая ситуация, другая среда, губернатор бы себя по-другому вел. Но изменившийся характер среды, изменившиеся стимулы, они многие вещи сделали не очень нужными, в первую очередь речь об ориентации на общественное мнение, на интересы местных элит, на стремление договариваться. Поэтому, на мой взгляд, это тот самый случай, когда количество изменений, ведущих к отрыву власти от населения, привело к качеству власти.

Игорь Яковенко: Наталья Васильевна, ваша заключительная реплика.

Наталья Зубаревич: Этим регионом действительно непросто управлять, потому что более чем столетняя миграция вынула из него все самое активное, все самое энергичное. Это трудный по человеческому капиталу регион. Но при этом человек, пришедший из бизнеса, должен был гораздо более активно включать мозги. И это мое разочарование. Раньше я считала, что крупному бизнесу легче справляться с региональным управлением. Жизнь показала, что это не совсем так.
XS
SM
MD
LG