Ссылки для упрощенного доступа

logo-print
Прощание с Ларри Кингом, который в этот четверг последний раз выходит в эфир, растянулось на много месяцев. Череда политиков, включая Обаму, Картера и Буша, торопились поговорить с ним напоследок. Другие звезды - актеры, коллеги, писатели - наперебой восхищаются его даром. Кинг умел всех расположить к себе. Он берет обаянием, шармом, учтивостью, а главное - умением держаться в тени, оставаясь, при этом, в кадре. Билл Марр, другой ас голубого экрана, называет этот стиль "минимализмом". Не страдая свойственной его профессии нарциссизмом, Кинг никогда не позволял себе говорить за гостя.

- "О чем вы думаете, Ал Гор?", - спросил он однажды у вице-президента, дав ему как следует развернуться.

За ненавязчивые манеры Кинга ценили такие разные политики, как Никсон, Росс Перо и оба Буша.

Сегодня, подводя итоги 53-летней вахты с микрофоном, Ларри Кинг жалеет лишь о том, что ему не удалось взять интервью у Христа и Линкольна, из живых – у Джека Николсона и Фиделя Кастро. С остальными он, похоже, поговорил: 50 тысяч интервью! Самое поразительное, что он не стал мизантропом, и люди ему не надоели. Свой беспрецедентный успех Ларри Кинг объясняет просто искренним любопытством к другому – кем бы тот ни был.

Лоренс Зейгер, бедный уроженец Бруклина (его родители родились в Минске и Пинске) с детства мечтал о радио. Свое первое интервью он взял у официанта в забегаловке, где юный журналист расспрашивал всех, кто туда заходил. С тех пор Ларри сменил фамилию, перебрался на телевидение и надел подтяжки, но главное – осталось. Его всегда интересовали не вопросы, а ответы.

- Если ваш вопрос длиннее двух предложений, - говорит он, - значит это - шоу о вас, а не о вашем собеседнике.

В отличие от других китов американского эфира – Питера Дженингса, Дана Разера, Теда Коппела, Ларри Кинг никогда не любил атмосферу высокой политики. Он культивировал приватный, задушевный разговор, в котором остается место для интимных пустяков, необязательных тем и непритязательных шуток. Зная, что ничто нас так не обезоруживает, как готовность выслушать, Кинг во время интервью не отводил глаз от лица собеседника - он льстил ему интенсивным вниманием к любой, даже проходной фразе.

При всем том Ларри Кинг отнюдь не был так безобиден, как он внушал своим друзьям и жертвам. В сущности, Кинга интересовало не мнение гостя, а его опыт, не мысль, а страсть, не слово, а жест. Он стремился показать зрителям всего человека, а не только ту рациональную часть нашего Я, которой мы все рады поделиться. Его непревзойденное искусство было так велико, что Ларри Кинга умел усыплять даже профессиональную бдительность.

Так, когда 8 сентября 2000 года Ларри беседовал с Владимиром Путиным, он первым делом спросил у начинающего президента, нравится ли тому его должность. Только дружелюбно выслушав пространный ответ, Кинг задал второй вопрос:

- Что случилось с подводной лодкой "Курск"?
-
И получил ставший знаменитым ответ:

- Она утонула.
-
Остального можно было уже не слушать. Дело в том, что Ларри Кинг - инквизитор, прикидывающийся исповедником. В этом качестве он сегодня и войдет в историю.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG