Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

"Надо ли приглашать футбольных фанатов на акции "Стратегии-31"? В гостях у Виктора Резункова обсуждают правозащитник Александр Винников и лидер петербургской организации партии "Другая Россия" Андрей Дмитриев


Виктор Резунков: Сегодня мы обсудим публикации, посвященные реакции российских властей на столкновения на этнической почве в Москве, Петербурге и в других городах страны, а также решению партии «Другая Россия» пригласить участвовать в акциях «Стратегии-31» футбольных фанатов.

В Петербургской студии Радио Свобода в гостях - координатор Движения «Россия без расизма!», член Петербургского правозащитного совета Александр Винников и политический обозреватель интернет-издания «АПН - Северо-Запад», лидер Петербургской организации партии «Другая Россия» Андрей Дмитриев.

И давайте вначале обсудим то, как власть отреагировала на столкновения на этнической почве в российских городах. Информационное агентство «ИТАР-ТАСС» приводит слова президента Дмитрия Медведева, сказанные вчера в Рязани: «Несанкционированные митинги, демонстрации и пикеты, даже посвященные вполне безобидным или мемориальным событиям, могут приобретать радикальную направленность, угрожать в массовом порядке жизни и безопасности людей. Такого рода несанкционированные мероприятия должны жестко пресекаться, а при неподчинении властям их участники подлежат безусловному задержанию». По словам Дмитрия Медведева, «события последних дней показали, что правопорядок требует существенного и очень внимательного управления, просто так проехать на существующих схемах невозможно». Я еще добавлю, что Дмитрий Медведев поручил изменить законодательство в отношении преступлений, увеличить сроки за совершение преступлений, совершенных на националистической основе.

Андрей, как вы восприняли вчерашнее заявление президента?

Андрей Дмитриев: Я хочу отметить, что это было не только заявление президента, а был сделан тройной залп. Одновременно то же самое примерно заявил премьер-министр Путин и то же самое заявил заместитель главы Администрации президента Владислав Сурков, который сказал, что 11-ое число происходит от 31-го. Естественно, это все не просто так. Реакция отвратительная, показывающая эволюцию нашей власти в сторону «давить и не пущать». Как обычно, за погромы ответственной будет оппозиция, избивать будут людей, которые выходят на Триумфальную площадь, задерживать и фабриковать им уголовные дела. Хочу отметить, что Дмитрий Анатольевич сказал, что надо наказывать уголовно, а не административно участников несанкционированных митингов, и это входит в диссонанс с тем, что он говорил всегда: свобода лучше, чем несвобода, нужно смягчать уголовное законодательство. Но как-то у него получалось, что он говорил, что по экономическим преступлениям нельзя людей сажать в тюрьму, а надо сажать под домашний арест. Получается, украл миллиард – ты будешь сидеть дома под домашним арестом, а вышел на митинг, который не санкционирован, потому что власти не дают проводить санкционированные митинги, - отправляешься в тюрьму. Вот она позиция нынешней власти, вот и вся цена его словам о том, что свобода лучше, чем несвобода, о том, что граждане имеют право влиять на судьбу своей страны. Фанаты кого-то побили, а крайней, как всегда, оказывается оппозиция, крайними оказываются люди, которые имеют свое мнение, имеют смелость выходить на улицу и протестовать против этой власти.

Я думаю, что сейчас нужен ответ гражданского общества, нужен солидарный ответ всех левых, либералов, националистов, всех вместе, потому что это наши права, это наступление на наши права, на права всех. И та либеральная интеллигенция, которая сейчас кричит «раздавить гадину!» по поводу фанатских волнений, не понимает, что это в первую очередь обернется против нее. Это обернется против нас всех, в том числе и против либералов, которые выходят на акции протеста.

Виктор Резунков: Александр Яковлевич, а какое на вас впечатление произвело вчерашнее выступление Дмитрия Медведева?

Александр Винников: С моей точки зрения, оно свидетельствует все-таки о непонимании истинных причин происходящего и искаженном видении реальности. То, что мы наблюдали, это не просто уличные беспорядки, это совершенно другое явление. Эта проблема связана с разрушением социального порядка в обществе и с тем, что современные властные структуры в России не способны этот порядок поддерживать. С моей точки зрения, причина лежит в том, что целый ряд функций государственных имитируются, исполняются неактуально. Я имею в виду, прежде всего, судебную функцию, функцию защиты прав граждан, записанную в Конституции. И самое главное, что источник власти у нас переместился. По Конституции источником власти является народ, а фактически сейчас источником власти является властная бюрократия. Вот это основные причины происходящего на Манежной площади и на Сенной в Санкт-Петербурге. Народ, разумеется, на бессознательном уровне ощущает недостаток, дефицит социального порядка и пытается компенсировать его, создавая свой социальный порядок. То, что мы видим, - это пробуждение так называемых примордиальных сил. Люди начинают наводить порядок там, где они живут, сами.

Разумеется, наиболее маргинализированная и легко возбуждающаяся часть общества – футбольные фанаты – всегда этим отличались во всех странах, не только в России, но они не сами до всего додумались. Их спровоцировали. И мне представляется, что демократическому движению ни в коем случае нельзя становиться в один ряд с теми, кто пытается провоцировать фанатское движение в свою пользу. Поэтому я никоим образом не солидаризуюсь с приглашением, которое делает «Другая Россия», с участием именно фанатов, с той ролью, которую они сыграли сейчас, в мероприятиях. Хочу подчеркнуть, что давно уже в Петербурге акция 31-го числа проводится раздельно. Правозащитники и демократическая часть сообщества участвуют в акциях на Дворцовой, а «Другая Россия» и прочие – у Гостиного. С моей точки зрения, не чтобы окончательно отмежеваться от этих попыток, но хотя бы таким образом.

Виктор Резунков: И еще одна реакция властей – это интервью первого заместителя главы Администрации президента Владислава Суркова, которое он дал газете «Известия». Он говорил по поводу выступления Дмитрия Медведева, который упомянул о застое. Сурков сказал: «На самом деле мы движемся вперед, никакого застоя нет». «А что, опять нужна какая-то революция? Чтобы у нас всегда и везде было 11 декабря на Манежной?», - спросил первый заместитель главы администрации. И сам ответил: «Это ведь как бы «либеральная» публика упорно вводит в моду несанкционированные акции, а нацисты и жлобы этой моде следуют. 11-е происходит от 31-го». «Казалось бы, мелочи, - продолжил рассуждать Сурков, - совсем не мелочь. А еще до погрома на Манежной был погром в Химках, если кто забыл. Другие люди, а жлобство то же». «Нет, ребята, так не пойдет», - пригрозил Сурков. «Судьба революционеров, - напомнил он, - подробно описана в Уголовном кодексе. Об этом тоже говорил президент – о полицейской функции демократии. Митингуйте - но по закону».

Андрей, как вам сурковское заявление?

Андрей Дмитриев: К Суркову у меня вопросов нет. Он сколько угодно может говорить про Уголовный кодекс. Вполне вероятно, когда эти люди уйдут от власти, мы еще и их деятельность будем рассматривать в рамках Уголовного кодекса, и деятельность премьер-министра Путина, и деятельность самого Суркова. И я думаю, что там есть состав преступления по целому ряду статей.

И у меня есть вопрос к Александру. Александр, вы считаете, что футбольные фанаты – это не граждане, что они не имеют права выходить, митинговать? Вы выступили против приглашения их на 31-ое число. Вы считаете, что они какие-то неполноценные, они должны быть урезаны в правах как-то по сравнению с другими гражданами России?

Александр Винников: Люди, принимающие участие в фанатских группировках, безусловно, такие же граждане России, как и все остальные. 11-го числа они проявили себя как неграждане, потому что они грубо нарушили конституционные права других граждан, они били их только за то, что они другой национальности, граждан России били, оказавшихся здесь, граждан Кавказа. Поэтому я в данном случае не вижу в их поступках ничего гражданского. Вы их приглашаете на свое мероприятие именно в связи с их поведением 11-го числа.

Андрей Дмитриев: А из чего вы сделали такой вывод?

Александр Винников: А почему вы их не приглашали раньше? И мне это крайне не нравится. Я это расцениваю негативно и от этого всячески стараюсь отмежеваться. И не надо выдавать себя за все демократическое движение, это не так.

Андрей Дмитриев: Мы вообще не демократическое движение.

Александр Винников: Совершенно верно. С этой точки зрения Сурков не прав, когда он утверждает, что акция 31-го числа – это акция либералов. Лимонов никогда себя либералом не называл, и он бы крайне обиделся, если бы его так назвали, от них жестко позиционируется. И в его интерпретации защита конституционных прав граждан России выглядит весьма своеобразно, но это тема для отдельного разговора.

Виктор Резунков: Я приведу как раз мнение Эдуарда Лимонова. Он дал интервью интернет-изданию «Газета.Ru»: «Это единственный случай, когда я с Сурковым согласен», - заметил лидер «Другой России» «Газете.Ru». «Почти два года наше общество смотрело, смеялось, приглядывалось, подходило ближе, и вот начались подражания. Разумеется, за свою интерпретацию каждым своей свободы мы не ответственны, но то, что мы заразили Россию свободой, дали пример, тут Сурков не соврал. Самого его устраивает больше всего кладбищенская свобода, а так как такой добиться нельзя, то, видимо, устраивает свобода лагеря строгого режима. В случившемся на Манежной площади Лимонов «диких беспорядков» не видит и «погромом» не считает. «Мы чего хотим, действительно страшной тирании, когда ничто живое не шелохнется и «больше трех не собираться», или мы хотим интенсивной, нормальной, кипящей, конфликтной жизни, которая и называется свободным обществом?». «Коллективную истерику надо прекратить со всех сторон», - заключает лидер партии «Другая Россия».

Андрей Дмитриев: То, о чем говорил сейчас Александр – о футбольных фанатах, он немножко путает понятия. Те, кто избивал граждан неславянской национальности, - это погромщики, это люди, которые нерукопожатные и неприемлемые. Никто их не зовет на акции 31-го числа. И было специальное заявление «Другой России» по этому поводу сделано. Мы приветствуем гражданскую активность фанатов, мы приветствуем то, что они вышли на улицу, возмущенные милицейской коррупцией, связанной с убийством Егора Свиридова и тем, что оно не расследовалось, но мы выступаем против погромов. Не все те, кто вышел на улицу, погромщики. Это очень небольшой процент. Другое дело, что, конечно, наши СМИ очень любят это все поймать, показать в объектив какого-то «зигующего» подростка, например, избивающего «кавказцев». Но их небольшой процент. Абсолютное большинство фанатов – это нормальные люди, в том числе и те, кто выходил на Манежную и на Сенную, требуя расследования убийства Егора Свиридова, и их мы зовем. Погромщиков мы не зовем, их у нас не будет 31-го числа. А нормальных людей, которым нужно выражать свое мнение, которым нужно выходить, выступать, которым нужна 31-ая статья Конституции, как и всем нам, мы их приглашаем.

И еще один момент не могу не отметить. Дело в том, что многие либералы ходят на акции 31-го числа и в Москве на Триумфальную, и в Петербурге к Гостиному двору. Сегодня мы подали заявку на проведение акции 31 декабря в 6 часов вечера. Заявка подписана представителями трех организаций: «Другой России», «Рот Фронта» и РНДС. Сторонники Лимонова, левые либералы, сторонники Касьянова, РНДС – это либералы. И они приходят к нам на акцию, а также приходят и многие известные диссиденты, правозащитники. Я думаю, что такие фамилии, как Александр Скобов, например, вам известны. Поэтому не надо лукавить, это не является акцией «нацболов», не является акцией сторонников Лимонова, а это акция в защиту нашей общей свободы, которую проводят самые разные политические силы, в том числе и либералы, выступая за право граждан собираться мирно, без оружия, как сказано в 31-ой статье Конституции.

Виктор Резунков: Я прочитаю выдержку из обращения Петербургского отделения партии «Другая Россия». Это сообщение опубликовано на сайте «АПН – Северо-Запад». «Мы отмечаем, что в ответ на неадекватное применение силы со стороны ОМОНа ряд участников акции (это было 11 декабря – В.Р.) из числа футбольных фанатов предприняли агрессивные действия в отношении представителей нерусской национальности из числа прохожих, пострадали их автомобили. Такие действия дискредитируют идею гражданского протеста».

Александр Винников: Я рад, что «Другая Россия» в том числе и такие заявления делает. Но я хочу подчеркнуть другое обстоятельство. Трогательно единомыслие Суркова и Лимонова. А если говорить о том, по какому поводу это единомыслие, то тут получается картина довольно печальная. Проблема в том, что в России существует, и давно уже существует, более 17 лет, принятая общенародным голосованием Конституция. И в этой Конституции есть вторая часть, которая представляет собой, по существу, выдержки из Всеобщей декларации прав человека. Смысл помещения второй части в нашу Конституцию тот же, что и в конституции других демократических государств – это фиксация того морального консенсуса ценностного, который был достигнут в обществе после 70 лет коммунизма. И к сожалению, сейчас этот нравственный консенсус, совокупность моральных норм подвергается атакам со стороны людей, стремящихся консолидировать общество на совершенно других основах. Последствия таких попыток мы и видим в бесконечных столкновениях двух непримиримых групп, одна из которых говорит другой «уходи», а другая говорит «мы тебя уничтожим». Вот с этим надо заканчивать. Властный ресурс не бесконечен, общество может существовать только в обстановке взаимного доверия. Сейчас перед всеми нами стоит задача восстановить основу взаимного доверия в обществе, не придумывая каких-то национальных идей, а используя ту фундаментальную основу взаимного доверия, которая заложена в действующей Конституции Российской Федерации.

Виктор Резунков: А доверия кого и к кому вы имеете в виду? Доверие простого человека к власти? Так это доверие, по-моему, уже потеряно давным-давно. И здесь не может быть никакого диалога даже, потому что власть не идет навстречу диалогу, из-за чего и получается такая ситуация со «Стратегией-31».

Александр Винников: Я сейчас концентрирую ваше внимание на одном факте: общество может существовать только в атмосфере взаимного доверия каждого человека к другому. Даже преступник, который является гражданином Российской Федерации, его права и достоинства охраняются Конституцией. Поэтому когда глава государства заявляет, что «вор должен сидеть в тюрьме», он тем самым находится не в ладах с Конституцией Российской Федерации. Потому что даже у человека, называемого вором, даже если он признан вором по суду, у него есть чувство собственного достоинства.

Виктор Резунков: Сейчас подают в суд на Владимира Путина.

А я хочу привести мнение еще одного представителя власти. Глава Чечни Кадыров заявил: «Касьяновым и Немцовым пора успокоиться. Мы помним время, когда реальная власть располагалась в их руках, и мы знаем, как они ею распорядились. Они подыгрывают силам, цель которых - ослабление России. Это не конструктивная, здоровая оппозиция, заботящаяся о благе народа и будущем Отечества, а стремление любой ценой вызвать хаос в стране, добиться массовых беспорядков, роста протестных настроений в обществе. Он заявил о том, что беспорядки на Манежной площади – следствие деятельности Касьяновых и Немцовых».

Андрей Дмитриев: Рамзан Кадыров, видимо, забыл, говоря про Касьянова, о том, что он был премьером первые четыре года правления Путина. Он что, во Владимира Владимировича камень кинул, говоря про то, что делал Касьянов, находясь у власти? Так многие представители власти себя ведут. Тот же Владимир Владимирович, говоря вчера про внесистемную оппозицию, про либералов, обвинил Рыжкова, Немцова и Милова в том, что они разворовывали Россию в 90-ые годы. Допустим, мы с этим согласимся. А чем занимался Владимир Владимирович Путин в мэрии Санкт-Петербурга? Комиссия Ленсовета официально расследовала его махинации с гуманитарной помощью, поступавшей в город, и вынесла представление в прокуратуру о том, что есть материалы для возбуждения уголовного дела. Путин точно так же разворовывал страну, как и те, кого он обвиняет. Я сейчас не говорю о том, справедливы эти обвинения или нет, но это смешно. Ребята, давайте вы посмотрите на свою деятельность, на то, как вы себя ведете во власти. Давайте Рамзан Кадыров нам ответит на то, что мы в WikiLeaks прочитали о том, что треть денег, выделяемых на Чечню, он забирает себе. Вот это бы он лучше прокомментировал, чем сваливать на Касьянова и Немцова какие-то мнимые прегрешения. Это было бы нам интересно.

Виктор Резунков: Александр Яковлевич, не кажется ли вам, что подобного рода заявления представителей власти еще больше нагнетают обстановку в стране?

Александр Винников: Нам сейчас надо думать о том, как восстановить в обществе атмосферу взаимного доверия и уважения личности, прав человека – это основная задача. Поэтому любые попытки дискредитировать, заткнуть рот тем людям, которые говорят о необходимости соблюдения прав человека, законности и Конституции, я рассматриваю как контрпродуктивные. И уж тем более, недопустимо для людей, обличенных властью, открыто призывать к дополнительным санкциям. Господа, у власти более чем достаточно для того, чтобы решить все те проблемы, которые возникли в эти несколько дней. Я был на Сенной площади 15-го числа, я посмотрел, как все происходило, и должен сказать, что ОМОН действовал очень грамотно и профессионально.

Виктор Резунков: Александр Яковлевич, вы сказали, что необходимо искать варианты того, как найти согласие в нашем обществе. Я прочитаю выдержку из статьи писателя Игоря Свинаренко, который написал на страницах «Газеты.Ru»: «Я хоть и засветился на либеральной стороне баррикад, но, тем не менее, скажу: мне непонятно, о чем идет речь, когда слова «фашисты» и «национализм» употребляют при описании сегодняшней России, Москвы например. Главным образом потому, что у нас всякий вкладывает в эти слова какой хочет смысл и, не задумываясь, ставит какой-то знак - плюс или минус. Мне грустно, когда умные люди приклеивают к кому-то ярлык «русский националист» и успокаиваются, как страус, засунувший голову в песок. Я видел разные виды национализма - от черного южноафриканского и афроамериканского до японского, монгольского, китайского и парижско-арабского, или израильско-палестинского, или там украинского, которым увлекаются потомки укрывшихся в Штатах ветеранов СС. Ни один вид национализма, так уж получилось, меня не привлек. Ни один вид национализма не вызвал ощущения, что на вопрос с крайностями можно плюнуть и он сам собой решится. Русский национализм не исключение. На него надо смотреть всерьез. Не душить, не замалчивать, не жечь каленым железом (это все уже было-бывало), а заниматься серьезно. Вызывать братву на ТВ-шоу, приглашать на радио. Устраивать, ну не знаю, радикальные русские дискотеки. Куда пускать только блондинов (и блондинок) с голубыми глазами и фамилиями на «-ов». (Меня с моей подозрительной внешностью туда не пустят, но я это не считаю оскорбительным.) Ну, конечно, «нельзя для русских!» завопит кто-то. А вот для сатанистов на Halloween можно, да? Дайте людям отдохнуть и расслабиться. Пусть будет лучше face control на входе, чем мордобой (и стрельба) внутри. Почему бы если не президенту, то хоть премьеру не встретиться с лидерами русских националистов? Отчего не поговорить? А то с лидерами стран НАТО, которые на нас нацелили ядерные боеприпасы, они целуются и на «ты», а с родными националистами знаться не желают. Нелогично».

Александр Винников: Лично я вместе с моими коллегами, мы боремся не с национализмом, а с политической ксенофобией, которая, к сожалению, является характерным признаком практически всех видов национализма. Разумеется, «национализм», «национальное государство» – это термины, которые используются в достаточно разных смыслах.

Виктор Резунков: Очень произвольно.

Александр Винников: Речь идет не об этом. Речь идет о том, что нельзя разделять общество на дискриминируемые группы, меньшинства. Это противоречит той Конституции, которая является Основным законом нашего государства. Это уголовно наказуемое деяние. Именно об этом идет речь, а не о стремлении людей провести вечер среди себе подобных. Если собираются националисты только русские, то через некоторое время они начинают думать, чем же они отличаются от других, разумеется, они начинают находить кучу доводов в пользу того, что они лучше других. А следующим этапом, к которому им помогают перейти люди, стремящиеся использовать сие для сплочения своего электората, является идея тех, кто похуже, слегка дискриминировать.

Виктор Резунков: А почему так происходит? Что, русские какие-то ущербные?

Александр Винников: Да не русские ущербные, а такова природа этого явления, никуда вы от этого не денетесь. Это очень архаичный механизм консолидации общества. Поэтому я и говорю, когда на сцену выходит он, это означает, что современные механизмы воспроизводства сложного, функционально дифференцированного общества не работают. И за это ответственна власть, которая имитирует целый ряд механизмов, для которых общество существовать не будет. Я имею в виду, прежде всего, суд, который не является независимым, это пресса, которая не является независимой, и так далее. Вот в чем причина того, что люди ищут выхода в этих архаичных механизмах, которые приводят их всегда в одно и то же место.

Андрей Дмитриев: Я думаю, что механизмы архаичные, поскольку власть довела ситуацию до точки кипения, потому что она не дает русскому национализму возможности легального выхода. Я абсолютно согласен с Игорем Свинаренко, и я думаю, что путь русского национализма должен быть европейским. Пусть русского национализма – путь в Европу. А что сейчас происходит в Европе? Правые партии участвуют в выборах, представлены в национальных парламентах и представлены в Европарламенте. Британская национальная партия в Великобритании, «Истинные финны» в Финляндии, в Голландии несколько правых партий. Это нормальный, цивилизованный, европейский национализм, который имеет доступ к парламентской трибуне, они предлагают свои законопроекты по ограничению миграционной сферы, они существуют в политическом поле. В России тоже это должно было бы быть, если бы у нас политическая жизнь развивалась нормально, а не была придавлена Кремлем. Конечно, в России должна была бы существовать нормальная националистическая партия, за которую бы голосовали, она была бы представлена в парламенте, предлагала бы какие-то законопроекты, представляла бы тех людей, в том числе, которые выходят на Манежную. И тогда бы не было погромов. Власть загнала национализм в такое гетто, что происходят подобного рода неприятные вещи. Единственный нормальный путь – это европейский путь развития, а это допуск националистов на политическую арену создания нормальной партии, которая без ксенофобии, без крайностей будет отражать интересы националистически настроенной части населения России.

Александр Яковлевич, вы осуждаете, что мы якобы зовем погромщиков, хотя мы уже разобрались, что мы их не зовем туда. А ничего, что у вас участвуют погромщики в «Маршах против ненависти»? У вас участвуют представители Движения «Антифа», которые нападали на мирный пикет ДПНИ и избили его участников, разрешенный, санкционированный пикет, которые нападали на участников пикета у американского консульства мирный, согласованный пикет. Один из представителей Движения «Анитифа» стал резать ножом человека на Невском проспекте, потому что он был с бритым черепом. И такие случаи не единичны. Насилие не только со стороны футбольных фанатов и скинхедов происходит. «Антифа» - это не менее агрессивное движение, и эти люди у вас участвуют. Вы их зовете на «Марши против ненависти». Как вы можете оценить эти факты?

Александр Винников: Я не согласен с характеристикой, которую вы дали Движению «Антифа». Оправдываться за них я не буду.

Андрей Дмитриев: Но эти случаи имели место быть? Как вы оцениваете насилие со стороны «Антифа» - это плохо или хорошо?

Виктор Резунков: Андрей, всем известно, что в митингах «Россия без расизма!» участвуют и «Наши», и «Молодая гвардия».

Александр Винников: Там более сложная ситуация... Но они участвовали, да.

Виктор Резунков: А «Антифа» принимает участие или нет?

Александр Винников: Да, конечно.

Виктор Резунков: Я прочитаю выдержку из сообщения Агентства «Росбалт», которое приводит письмо президента Федеральной национально-культурной автономии азербайджанцев России Саюна Садыгова. Он направил письмо президенту Дмитрию Медведеву, в котором выразил возмущение действиями националистов, учинивших беспорядки на Ленинградском шоссе и Манежной площади. В своем обращении Саюн Садыгов предлагает, в частности, провести спецоперацию по ликвидации экстремистов в городах России. Он пишет: «Мы не можем дальше терпеть, чтобы наших детей избивали в общественных местах. Каждому родителю дорог его ребенок, мы работаем и живем ради их будущего. Какой бы национальности ни был националистически настроенный человек, мы будем бороться с ним, тем более, если власть не сможет своими силами навести порядок и спокойствие. Считаю, что правоохранительные органы обязаны выполнять возложенные на них обязанности и наказывать всех, кто совершает противоправные действия. Если на Кавказе успешно проводятся спецоперации по уничтожению боевиков и экстремистов, то, что мешает такую же операцию провести в городах России против таких же преступников».

Андрей Дмитриев: Тут проблема только в одном – понятие «экстремизм» наши правоохранительные органы трактуют очень широко и, в первую очередь, понимают под ним несогласие с властью. 15 лет я занимаюсь оппозиционной политикой и впервые при президенте Медведеве, который у нас «либеральный», который говорит, что свобода лучше, чем несвобода, происходит такой «накат» - нам «шьют» уголовное дело просто за факт нашей политической деятельности. Нам инкриминируется, что мы якобы осуществляли деятельность запрещенной НБП, хотя НБП давно не существует, мы действуем в рамках партии «Другая Россия», сейчас подаем документы на регистрацию в Минюст, все в законном поле. Нам инкриминируют акцию «Стратегия-31» как одну из составляющих. В обвинительном заключении у меня сказано: 31 октября провели экстремистскую акцию у станции метро «Гостиный двор» с использованием символики запрещенной НБП. Но акция «Стратегия-31» проводится без символики вообще.

Виктор Резунков: Но сейчас будет, видимо, еще большее ужесточение, и в экстремизме будут обвинять практически любого...

Андрей Дмитриев: А куда дальше?.. Эти люди, конечно, провоцируют народные бунты. Они провоцируют то, что происходит на Манежной, появление «приморских партизан». И если они загонят нас окончательно в угол, если они нас раздавят, на наше место придут более радикальные люди, которые будут действовать уже другими методами, и не в законном поле, а в другом.

Александр Винников: Мне представляется, что самое печальное во всем происходящем – это то, что призывы к ужесточению политики звучат из уст людей, и так наделенных очень большой властью. У нас сейчас правоохранительные органы имеют все полномочия, и даже более чем нужно, для того, чтобы поддерживать в стране реальный порядок. Проблема не в отсутствии полномочий и не в слабости воздействий силовых. Проблема в том, что отсутствие доверия между гражданами нельзя компенсировать никакими силовыми акциями.

Я призываю всех граждан России вспомнить, что у нас есть Основной закон – Конституция Российской Федерации, в котором записано равенство прав и защита человеческого достоинства каждого гражданина нашего государства. Именно Конституция России является основой для взаимного доверия. И помнить об этом должны и граждане, и власть.

Андрей Дмитриев: А я призываю всех выйти 31-го числа бороться за нашу и вашу свободу. Сейчас, как никогда, важно ее отстоять.

Материалы по теме

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG