Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Каким запомнился Балканам американский дипломат Ричард Холбрук


Ричард Холбрук

Ричард Холбрук

Ирина Лагунина: Государственный департамент США вопреки традициям и практике решил обнародовать последние слова специального посланника президента Обамы в Афганистане и Пакистане Ричарда Холбрука. Врачи просили его расслабиться, но он абсолютно серьезно сказал им, что не может этого сделать, потому что ситуация в этих двух странах его слишком беспокоит. Тогда они в шутку предложили заняться и этой проблемой тоже. А он ответил им: попробуйте, и еще попробуйте остановить войну.
Одну войну Ричард Холбрук остановил. На самом деле он скончался за несколько часов до 15-й годовщины подписания в Париже Дейтонских мирных соглашений по Боснии. О том, как вспоминают его сегодня на Балканах, рассказывает Айя Куге.

Айя Куге: Ричард Холбрук изменил современную историю Балкан" – так оценивают сегодня его роль в Боснии, в Сербии, Хорватии, в Косово. Правда, политики бывшей Югославии помнят Холбрука по-разному, поминают и добром, и – кто-то – злом, в первую очередь, из-за его вклада в достижение Дейтонских мирных соглашений в ноябре 1995 года. Участники этих переговоров – сербы, хорваты и боснийские мусульмане - едины лишь в одном: Ричард Холбрук остановил войну в Боснии и Герцеговине, которая до того длилась более трёх лет. 15 лет назад на военной базе Райт-Паттерсон под американским городом Дейтон трое основных представителей трёх народов на переговорах - Слободан Милошевич, Алия Изетбегович и Франьо Туджман - столкнулись с опытным Холбруком, который, по их признанию, бескомпромиссно воплощал цели американской дипломатии. Ни одного из главных игроков тех дней теперь уже нет в живых. Но вот как о них вспоминает Харис Силайджич, в то время занимавший пост премьер-министра сараевского мусульманского правительства.

Харис Силайджич: Дейтонские соглашения были очень сложными. В Боснии и Герцеговине, в регионе, да и у международного сообщества, был разные, порой взаимоисключающие, интересы. Задачей Холбрука было сконцентрировать внимание на цели и достичь ее. И он ее достиг. Результатом являются Дейтонские соглашения, достигнутые, прежде всего, благодаря усилиям американского правительства, которое было полно решимости покончить с кровопролитием в Боснии. Холбрук был американским дипломатом, и он завершил это дело в своем стиле.

Айя Куге: 21 день три делегации провели в полной изоляции в гостинице военной базы. Их участники рассказывают, каким был этот "стиль Холбрука" - разыгрывая карту, что балканские лидеры его побаиваются, он в какой-то момент даже собрал чемоданы и в довольно прямолинейной, если не сказать, грубой форме сообщил, что покидает Дейтон. Позже сам Холбрук эти переговоры описывал как крайне тяжёлые. Член боснийской делегации в Дейтоне Иво Комшич.

Иво Комшич: Переговоры он вел так, словно не чувствовал усталости. Не спал по ночам, переходил от делегации к делегации, говорил о каждой конкретной проблеме, искал решения. Он был неутомимым.

Айя Куге: Хорват Крешимир Зубак, который также был в Дейтоне, считает, что в прекращении войны в Боснии роль Ричарда Холбрука, как его называют, архитектора Дейтонских соглашений", была огромной.

Крешимир Зубак: Он вкладывал огромные усилия в то, чтобы мирное соглашение было достигнуто. Подготовка длилась долго. Именно в течение этого подготовительного периода Холбрук проявил свои способности в ведении переговоров и своё упорство. Однако я считаю, что сами соглашения оставили открытым главный вопрос, из-за которого и началась война: сохранится ли Босния и Герцеговина как государство, а если сохраниться, то каким будет её внутреннее устройство.

Айя Куге: Да, все в Боснии и Герцеговине согласны, что Дейтонские соглашения прекратили насилие и кровопролитие, но со временем стало очевидно, что содержание этого документа по-разному толкуется в разных частях страны. Цель в Дейтоне была - не допустить раздела Боснии и сохранить её как страну, где три основные общины - сербы, хорваты и мусульмане – имеют равные права. Теперь мирными соглашениями довольны только сербы. На практике они получили свою часть Боснии, и им удалось даже назвать её Республикой сербской. Позже Ричард Холбрук жаловался, что он не должен был допускать такой ошибки - сохранять это название. Кстати, день достижения Дейтонских соглашений празднуют лишь в республике боснийских сербов. В другой части страны – в Федерации, где совместно правят хорваты и мусульмане, довольных мало. Хорваты недовольны тем, что им не была оставлена часть собственной территории и что их влияние на боснийскую политику незначительное. А боснийские мусульмане и вовсе считают, что Дейтонские соглашения давно устарели, и надо приступать к переустройству Боснии, создавая жизнеспособное и более централизованное государство.
Боснийский политик Миро Лазович.

Миро Лазович: Господин Холбрук умел – когда с помощью аргументов, но чаще методом давления - сломить сопротивление собеседников на пути достижения окончательного мирного соглашения. Я должен сказать, что Дейтонские мирные соглашения, особенно Дополнение номер 4, являющееся конституцией Боснии и Герцеговины, не воплощены до конца в жизнь. 15 лет спустя Дейтона самым слабым звеном мирных соглашений являются отдельные пункты этой конституции. Это потому, что в 1995 году в Дейтоне стороны пошли на определённые болезненные компромиссы, которые теперь тормозят нормальное развитие Боснии и Герцеговины.

Айя Куге: Министр иностранных дел Боснии военных времён Мухаммед Шачирбегович считает, что Ричард Холбрук заслужил похвалы, но и критики – в те времена казалось, что он слишком близок к Слободану Милошевичу.

Мухаммед Шачирбегович: Все мы после Дейтона разошлись тихо по домам и были счастливы тем, что война окончена, а господин Милошевич вернулся домой победителем. Я никак не пойму, как в результате одного и того же события и Холбрук, и Милошевич могут выглядеть победителями. По-моему, история нам ещё кое-что должна разъяснить.

Айя Куге: Правда, отношения Ричарда Холбрука и Слободана Милошевича были особыми. Знатоки утверждают, что Милошевич во время Дейтона, то есть в середине девяностых годов, и ценил, и опасался американского посредника. Их отношения в каком-то смысле можно было назвать даже близкими. Известно, что в общении они часто использовали в адрес друг друга ненормативную лексику, не присущую дипломатическому словарю, а также обменивались язвительными комплиментами и грубыми шутками.
Помню, осенью 1995 года, когда Ричард Холбрук часто посещал Белград, нам, журналистам, приходилось дежурить у здания в парке в центре города, где находилась канцелярия президента Сербии Слободана Милошевича. Всегда была надежда, что Холбрук что-то скажет, по пути из здания к автомашине, в которой находилась его спутниковая связь с Вашингтоном. Эти наши "дежурства" длились часами, а порой американский дипломат завершал встречи с Милошевичем лишь к раннему утру. Сам он не скрывал, что любил ужинать у сербского лидера – с бараниной и с грушевой водкой - ракией.
Однако их отношения существенно изменились, когда начался кризис в Косово. В 1998 году Холбрук стал специальным посланником президента США по Косово, и его миссия закончилась натовскими бомбардировками Сербии. Бывший посол Союзной республики Югославии при ООН Владислав Йованович заметил по поводу дипломатии Холбрука на Балканах.

Владислав Йованович: Холбрук впрыгнул, когда поезд уже был близко к станции, и завершил мирный план на основании нескольких, связывающих его, идей. На самом деле Холбрук в соглашении по сути изменил предыдущее условие о том, что сербы в Боснии и Герцеговине должны быть включены в общее государство с хорватами и мусульманами. Он согласился с тем, как сегодня выглядит Босния. После Дейтона Ричард Холбрук довольно-таки нежно отзывался о Милошевиче – атмосфера изменилась и Слободан Милошевич больше не считался таким негативным героем, как раньше. Однако, когда Холбрук приехал в Белград по проблеме Косово, он был совершенно неуступчив и сообщил, что если Белград не отступит, то бомбардировок не избежать. И когда он получил от Милошевича окончательный негативный ответ – то отвернулся и ушёл.

Айя Куге: Ричард Холбрук был последним вестником Запада, который 22 марта 1999 года, за два дня до начала воздушных ударов НАТО, пытался вразумить Слободана Милошевича, чтобы тот прекратил вооружённые действия против албанцев в Косово.
Вот как Холбрук вспоминал свой последний разговор с Милошевичем, вернее, свой последний вопрос.

Ричард Холбрук: Понимаете ли вы, что случится, если переговоры провалятся?

Слободан Милошевич:
Знаю, вы нас будете бомбить.

Ричард Холбрук: Скажу прямо: акция будет молниеносной, суровой и бескомпромиссной.

Слободан Милошевич:
Ваша миссия окончена, переговоров больше не будет, можете нас бомбить.

Айя Куге: Несмотря на то, что в Сербии отношение к Ричарду Холбруку крайне противоречивое, многие не отрицают, что на Балканах в те времена успех можно было достичь лишь методами жёсткой дипломатии. Профессор, бывший посол Сербии во Франции Предраг Симич разделяет такое мнение.

Предраг Симич:
Я считаю, что Дейтонские мирные соглашения были шедевром той дипломатической традиции, чьим представителем являлся Ричард Холбрук. Сам факт, что и сегодня, ровно 15 лет спустя, Дейтонские мирные соглашения всё ещё представляют единственную формулу мира на территории Боснии и Герцеговины, указывает на то, какую большую роль в окончании самого большого военного пожара в Европе после второй мировой войны сыграл Ричард Холбрук. Я считаю его действительно представителем лучшей школы послевоенной американской дипломатии. Его прямой стиль, который порой не сторонился даже грубостей по отношению к своим собеседникам и применения силовых методов, в конце концов имел успехов и прекратил самый тяжёлый эпизод войны в бывшей Югославии.

Айя Куге: Сам Холбрук 21 ноября 1995 года в Дейтоне, после подписания соглашений сказал:

Ричард Холбрук: У нас есть мир на бумаге. Следующий и самый большой вызов – обеспечить, чтобы этот мир работал. Этот вызов, конечно, одновременно представляет собой и новые возможности. Контактная группа и многие государства мира будут помогать, но народы Боснии должны это сделать самостоятельно.
XS
SM
MD
LG