Ссылки для упрощенного доступа

logo-print
Единое европейское пространство высшего образования – идея практическая и утопическая одновременно. Именно в том, я полагаю, и состоит ее гуманитарная ценность. Кроме того, наконец-то перестали сетовать на утечку мозгов, а заговорили о взаимодействии.

Конечно, для объединенной Европы это логичный шаг, но туда же (в европейское пространство) попала и Россия, а это уже совсем другая история. Подробнее, какая именно, можно будет послушать во второй части «Классного часа» в это воскресенье, (особое внимание прошу уделить рассуждению ректора Московского университета культуры и искусств, очень характерное рассуждение), сейчас же скажу о другом.

На этой неделе обсуждались федеральные стандарты старшей школы, которые, как рассказал руководитель группы разработчиков, Александр Кондаков, учли пожелания родителей и представителей вузов. Замечу, что пожелания родителей были извлечены из социологического опроса, а с ректорами Кондаков разговаривал лично.

Насколько точно родительские требования к школе соответствуют реальной пользе, предоставлю судить тем же социологом и психологам, а вот про мнение ректоров скажу, поскольку оно послужило основанием для сокращения в стандартах «избыточных знаний», с которыми выпускник российской школы якобы поступает в институт. В какой институт? Туда, куда принимают троечников? Или туда, куда стремятся льготники и участники олимпиад?

Когда я попыталась рассказать о том, что сейчас в Германии многие студенты, поступившие на первую ступень высшего образования, испытывают нехватку именно фундаментальных знаний, я по реакции весьма уважаемого экспертного собрания поняла, что стандарты российской старшей школы даже не предполагают участия в едином образовательном пространстве, а слово «бакалавриат» в данном контексте вообще не уместно.

Здесь надо заметить, что Россия, присоединившись к Болонскому процессу, приняла на себя определенные обязательства, а именно:
до 2010 года реформировать национальную систему образования в соответствии с основными положениями Болонской декларации. Типичный пример невыполненный «домашней работы».

Завершение Болонского процесса – в Англии, Германии и России обсуждаем в это воскресенье, 19 декабря, в шесть часов вечера. Повторы, как обычно, в ноль часов и в шесть утра в понедельник.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG