Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Общество больно ксенофобией


Столкновения милиции с агрессивно настроенной молодежью на Манежной площади в Москве 11 декабря 2010 г

Столкновения милиции с агрессивно настроенной молодежью на Манежной площади в Москве 11 декабря 2010 г

В центре внимания российского общества продолжают оставаться события последних недель: убийство футбольного болельщика Егора Свиридова и последовавшие за этим массовые беспорядки в городах страны. В чем причины такой ситуации? Только ли ксенофобия стоит за молодежными волнениями? Какие меры нужно принять на государственном уровне, чтобы подобные события не повторялись?

По данным Левада-Центра, на протяжении последних лет большинство россиян поддерживает националистическую идею "Россия для русских". Данные последнего опроса таковы: 19 % россиян заявляют, что ее давно пора осуществить, 35% тоже хотели бы ее осуществить, но в разумных пределах, и только 21% опрошенных отвергают эту идею, полагая, что это настоящий фашизм. Остальных эта проблема не интересует.

Однако доктор социологии Владимир Мукомель, директор Центра этнополитических и региональных исследований, думает, что причинами беспорядков стала не только национальная ненависть:

– Ксенофобии подвержены не только молодежь, но и правоохранительные органы, и система здравоохранения, и все наше общество. Но я не думаю, что исключительно ксенофобные настроения являются движущим мотивом. На самом деле, молодежь видит прекрасно, что общество устроено несправедливо. Даже школьники, которые участвовали в погромах, знают, как функционирует школа, сколько получают учителя. Они прекрасно понимают, что если они хотят поступать в вуз, перед ними встают серьезные материальные проблемы, проблемы коррупции и тому подобные. К сожалению, молодежь сегодня не имеет тех социальных лифтов, которые должны быть в нормальном социуме. Я думаю, что за всеми этими выступлениями стоит в первую очередь социальный протест, нежелание и неготовность молодежи жить в обществе, где отсутствуют нормальные социальные лифты, где отсутствует доверие к социальным институтам.
Ксенофобии подвержены не только молодежь, но и правоохранительные органы, и система здравоохранения, и все наше общество

– А как вы оцениваете политику российских властей по этому поводу, в частности, высказывания первых лиц государства?

– Я считаю, что это попытка перевести стрелки, во-первых, на либералов – мы слышали соответствующие заявления, второе – на мигрантов – и это мы слышали. Хотя в событиях на Манежной площади протест-то был направлен на выходцев с Северного Кавказа. Другое дело, что обыватель не различает этническую принадлежность того или иного прохожего. Именно поэтому протест против кавказцев вылился в убийство таджика.

– По данным Фонда "Общественное мнение", убийство футбольного фаната и последовавшие массовые беспорядки привлекли даже меньше внимания среди событий недели, чем нападение акул на людей в Красном море или погода в России. Что это такое – равнодушие или что-то другое?

– Этот опрос проводился 11 - 12 декабря, половина респондентов, видимо, была еще не в курсе, что произошло. Во второй день только началось серьезное информационное освещение и попытка осмысления на отдельных каналах. Я вижу, что настроения москвичей, вообще россиян характеризуются очень серьезной озабоченностью, и это, кстати, было видно и на прямой линии премьер-министра. Эта проблема вставала несколько раз. Очевидно, что она очень значимая.

– Что можно сделать, в частности, на государственном уровне, чтобы не повторялись события декабря 2010 года?

– В первую очередь, необходимо серьезное институциональное преобразование. Институты, которые должны бороться с ксенофобией, трансформировались в институты, порождающие эти проблемы. Нужны серьезные реформы в системе образования, в правоохранительных органах, в судебной системе. Кроме того, необходима трансформация нашей социальной среды. Ведь каналы распространения ненависти известны – это и средства массовой информации, чего греха таить, и выступления публичных политиков, и массовая культура, особенно молодежная субкультура. Очевидно, надо переосмысливать то, что мы упустили в 2000-х годах, а по существу – в середине 2000-х. Гласно ли, негласно ли, но наша этническая, национальная политика трансформировалась в политику "аккуратного" национализма, - уверен директор Центра этнополитических и региональных исследований Владимир Мукомель – гость рубрики "Общественное мнение".

Итак, по свидетельству социологов, российское общество больно ксенофобией. Однако в данном случае национальная неприязнь явилась, в частности, и спусковым крючком, позволившим молодежи выразить острое социальное недовольство.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG