Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Фильмы ''Артдокфеста''


Виталий Манский

Виталий Манский


Марина Тимашева: В четвертый раз прошел в Москве один из самых значимых форумов документального кино – ''Артдокфест''. Кинотеатр ''Художественный'' принимал зрителей и участников фестиваля. Принял он и Ольгу Клячину.

Ольга Клячина: Для авторов документального кино, которое не имеет выхода ни в прокат, ни на экраны телевизоров, фестивали остаются единственным шансом показать свою работу профессиональному сообществу и зрителям. ''Артдокфест'' восстает против телевизионных штампов в документалистике и призывает развивать язык кино. Вот цитата из его манифеста: ''Кинематограф рожден как документальное кино. Документальное кино живо. Документальное кино живо, пока оно является искусством''. Виталий Манский – президент фестиваля – говорит, что талантливые люди перестают идти в документально кино, потому что не могут найти зрителя. Он сравнивает создание талантливой, яркой и новой картины c ''самосожжением в закрытом сарае''. Конечно, в первую очередь, это происходит потому, что в России не существует системы проката документальных фильмов. Но это и общая проблема авторов ''кино не для всех'', которые не сильно заботятся о том, как будет воспринято их кино, кто его будет смотреть и как преподнести свою идею, чтобы она была понятна не только критикам. На ''Артдокфесте'', кстати, были и режиссеры, которые точно думают не только о себе, но и о зрителе. Эти фильмы не были отмечены жюри, но именно они заслуживают особого внимания.

Фильм Ольги Стефановой ''Зимовка'' - о жизни полярной станции в Антарктиде, где Ольга провела целый год, не покидая ее ни на один день. Она наблюдала не за учеными и их экспериментами и исследованиями, а за теми людьми, которые обеспечивают жизнь станции. Истории и отношения этих людей удивительно интересны, эмоциональны. В фильме романтика и будничность сочетаются, так же, как и в жизни людей на станции. Когда режиссер монтирует, как повар включает миксер, а плотник - дрель, как один раскатывает тесто, а другой шлифует дерево – это выглядит как ритуальный танец. С другой стороны, истории героев фильма разворачиваются на фоне природы Антарктиды: семенящие пингвины, огромные зевающие моржи, чайки, которые носом стучат в замороженное окно, бесконечная пурга... О своем фильме рассказала режиссер Ольга Стефанова:

Ольга Стефанова: Первостепенная задача – это наука. То есть там есть метеоролог, биолог и гидролог – это три ученых, которые зимуют в течение года. Чтобы обеспечить жизнь станции и их работу, там нужнее повар, доктор, радист, системный администратор, два эколога, 4 механика, начальник станции. Если говорить про общество станции, то оно вполне может быть такой аллегорией нашего общества вообще, то есть там есть все: там есть наука, интеллигенция, есть простые работяги, есть по возрасту разные, юные, кто первый раз приехал, и кто зимует уже много и долго. Очень быстро ко всему привыкаешь. Как привычно видеть сейчас в окно гаражи и гуляющих детей, там точно так же привычно видеть за окном морских котов, снега и льды. Если бы я стала вносить какие-то элементы науч-попа, то есть рассказывать, что за наука, то поломался бы жанр документального кино, построенного по законам игрового, который я пыталась построить.

Ольга Клячина: Еще один фильм, который отличается от многих фестивальных картин вниманием к зрителю, – ''Марш энтузиастов'' Андрея Райкина. В нем удивительны сами герои: священник и регент церковного хора. В самом начале фильма мы видим женщину в платке, которая поет по-английски песню “Yesterday” с таким безупречным произношением, что сразу понимаешь: тут что-то не то, где она так могла выучить английский? Рассказывает режиссер Андрей Райкин:

Андрей Райкин: А женщина – англичанка, профессиональный литературовед, переводчик, специалист по Достоевскому, которая через Достоевского так полюбила Россию и православие, что тоже стала православной и решила жить в России. Священник по национальности француз, бывший католик, перешедший в православие. И каким-то неведомым образом их судьба свела в этом городе. Действие нашего фильма проходит в маленьком поволжском городке – это город Алатырь, который находится в степи, это Чувашия, в одну сторону примерно 350 км до Ульяновска, в другую – 350 км до Чебоксар, в общем-то глухое место, несмотря на то, что это европейская часть России. Для меня, конечно, важны герои, потому что они могли быть кем угодно – католиками, протестантами, буддистами, адвентистами седьмого дня… Это вопрос не вероисповедания, который меня здесь интересовал, меня интересовала, в первую очередь, человеческая история, соприкосновение людей, которые рождены в другой стране, в другой культуре, в других социальных условиях, соприкосновение их с совершенно для них новой средой.

Отец Василий – главный герой – говорил, что он, будучи католическим монахом, очень заинтересовался восточным обрядом, то есть восточной ветвью христианства, и это был интерес человека, который пытается познать мир. И он говорит, что он не менял веру, он поменял форму этой веры. Его привлекает познание чего-то нового, вот есть люди, у которых это в крови.

Ольга Клячина: Любопытство, стремление к познанию нового – в крови у режиссеров-документалистов. Но оно приводит всех в разные места. Режиссера Андрея Грязева оно привело домой к Сане – герою своего предыдущего фильма ''Саня и воробей''. Новая работа Грязева ''День шахтера'' получила в этом году приз Эдуарда Сагалаева за лучший авторский неигровой фильм.

Режиссер погружается в быт и проблемы семьи, которая живет в грязи и нищете, где невозможность найти работу толкает на убийства, где наркотики и животный секс помогают на время забыться. Такое кино очень ценится на ''Артдокфесте''. Одним из родоначальников этого стиля можно считать Александра Расторгуева. Андрей Грязев – его сознательный последователь, но он, в отличие от Расторгуева, хотя бы сочувствует своим героям. После показа фильма на фестивале, состоялась бурная дискуссия, в которой принимала участие и режиссер Татьяна Скабард:

Татьяна Скабард: Вам что интересно – биологическое существование этих людей? Что такого ценного в этом, чтобы погружать в это еще и остальных? Можно помочь человеку или разрушить человека – не разрушайте человека!

Андрей Грязев: Если вы так относитесь к Расторгуеву, вы по любому будете так же относиться ко мне.

Ольга Клячина: Еще один пример полюбившейся многим ''жесткой документалки'' – фильм ''Дядя Вова''. Герой фильма поет и играет на синтезаторе для детей в больнице, ходит в церковь, навещает маму, приходит домой – и постоянно пьет. Режиссера Ксению Елян спрашивали, зачем она ходила с камерой за дядей Вовой, какова была ее цель – выяснилось, что цели не было.

Ксения Елян: Когда я начинала его снимать, я не знала, что это будет кино про алкоголика, я не знала, насколько сильно он бухает. Ну вот он такой человек – за ним интересно наблюдать.

Ольга Клячина: Просто наблюдать – это подход, близкий не только Ксении Елян, это целое модное направление. Направление, конечно, тупиковое.

Победителем ''Артдокфеста'' стала самая страшная картина ''Outro'' режиссера Юлии Панасенко. Героиня этого фильма больна раком и знает, что ее ждет. Снято все – и приезд родителей, и страдания, и разговоры с друзьями о смерти. Поражает покорность героини и ее слова: ''Именно это тебя сжирает: ненависть, обида. Обида поглощает, нельзя жить в ненависти''. Фильм ''Outro'' не просто наблюдение, в нем есть попытки образного обобщения, например, когда к другу уже умершей героини прилетает бабочка, садится на его палец – и он долго рассматривает ее. А когда бабочка взлетает – мелькает небо светлыми бликами.

О смерти чаще снимают молодые режиссеры. Один из фильмов программы называется ''Мама умерла в субботу на кухне''. Максим Васянович – молодой украинский режиссер – снял фильм о своем отце, который хотел стать великим дирижером. Мечта отца не осуществилась, он предпочел искусству семью. За свою мечту отец купил ему детство – говорит Максим в закадровом тексте. И потому первый фильм Максима – это фильм об отце. И еще это фильм о том, как сложно сделать выбор, как сложно отказаться от мечты. Это фильм о людях – честных и хороших людях. Отец умер, когда Максим снимал этот фильм, мать умерла раньше:

Максим Васянович: Мама умерла в субботу на кухне. Когда я спросил отца, как это произошло, он довольно буднично ответил, что было раннее утро, стояла жара и что мать пекла блины. Он вышел в ванную побриться, а когда вернулся назад – ее уже не было. Она смотрела в потолок удивленным взглядом, и он зачем-то подложил ей под голову подушку. И это был единственный раз, когда я видел, как папа плачет.

Ольга Клячина: Фильм напоминает ''Flashback'' Герца Франка, где маститый режиссер рассказывает о своих картинах, ошибках, о людях. В похожей манере действует и Максим Васянович в свои 26 лет. Его картина была названа лучшим дебютом в неигровом кино и получила приз от ''Новой газеты'' - 500 000 рублей. Это самая большая в России денежная премия неигровому кино, которая была учреждена в этом году впервые. Ее цель – дать молодому режиссеру снять на эти деньги короткометражный фильм, чтобы он не ждал их годами и ни от кого не зависел.

Фильм ''Мой отец Евгений'' Андрея Загданского был назван лучшим неигровым кинофильмом премии ''Лавр-2010''. И он удивительным образом перекликается с картиной ''Моя мама умерла в субботу на кухне'': это тоже рассказ об отце, с похожей отстраненной манерой чтения закадрового текста, тоже снятый украинским режиссером.

Но фильм Андрея Загданского не столько об отце и о самом себе – это поток сознания, где личная история переплетается с событиями в масштабах страны и мира. Рассказывает Андрей Загданский:

Андрей Загданский:
Я не говорю о характере, о том, что отец мой делал или как я к нему относился. Я пытаюсь посмотреть на это, когда все уже уходит

Вопрос: В этом есть элемент отстранения, да?

Андрей Загданский: Да. Фильм заканчивается, с моей точки зрения, растворением. Есть ветер этот зимний, в котором все растворяется, все уходит туда. Фильм может быть шире, мы же читаем литературу и понимаем, что что-то мы не поняли, или смотрим картину – что-то мы не схватываем, это больше. Поэтому если не все знают, что это Голда Меир, а это Симона де Бовуар – ладно, вы опускаетесь, с моей точки зрения, в аутентичное течение времени, которое все равно говорит вам многое, даже если вы не узнаете этих людей.

Ольга Клячина: Между некоторыми фильмами фестиваля пролегает пропасть – художественная и мировоззренческая. Но их объединяет искренность – режиссеры снимают, потому что не могут не снимать.

Марина Тимашева:
Ольга Клячина поделилась с нами впечатлениями от некоторых фильмов ''Артдокфеста'' – фестиваль документального кино только что завершился в московском кинотеатре ''Художественный''

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG