Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Единая образовательная Европа. Минус Россия?


Одна из акций протеста тех европейских студентов, которые считают, что Болонский процесс похоронит национальное образование

Одна из акций протеста тех европейских студентов, которые считают, что Болонский процесс похоронит национальное образование

31 декабря 2010 года – дата завершения так называемого Болонского процесса, результатом которого должно стать создание единого образовательного пространства в Европе. Удалось ли достигнуть поставленной цели?

Вот несколько важных мероприятий, реализация которых должна была бы способствовать созданию единого европейского образовательного пространства: принятие системы сопоставимых степеней, введение двухуровневого обучения, внедрение системы "перезачета зачетных единиц", которая поддержит систему кредитов... Планировалось, что предусмотренные Болонским процессом реформы дадут студентам возможность свободно передвигаться внутри общего пространства высшего образования, менять место учебы и страну проживания в зависимости от выбранного курса.

Россия к Болонскому процессу присоединилась в сентябре 2003 года, и из всех положений сумела пока реализовать – и то частично – одно: введение бакалавриата и магистратуры. Между тем, страны, вошедшие в Болонский процесс, приняли на себя определенные обязательства. Например, реформировать до 2010 года национальные системы образования в соответствии с основными положениями Болонской декларации.

Как это происходит в Европе, рассказывают корреспонденты Радио Свобода Александр Хавронин (Германия) и Анна Асланян (Великобритания).

Германия спорит

В Германии Болонский процесс продолжает оставаться предметом острых дискуссий с участием политиков, педагогов, ученых. Представители
Студенты сетуют, что с введением системы "бакалавр-магистр" график учебы стал подобен гимназическому – строгим, плотным, а традиционные университетские свободы подверглись ограничениям.
студенческих организаций и профсоюзов вузовских работников утверждают, что из-за перехода на систему "бакалавр-магистр" студенты подвергаются дополнительным стрессам и чувствуют себя перегруженными учебой.

Критики Болонского процесса заявляют, что цели реформы не достигнуты: усвоение вузовского материала не улучшилось, мобильность студентов не повысилась. Студенты сетуют, что с введением системы "бакалавр-магистр" график учебы стал подобен гимназическому – строгим, плотным, а традиционные университетские свободы подверглись ограничениям.

Дженни Куртц изучает английский язык и историю в Берлинском университете имени Гумбольдта. Сначала, в рамках Болонской реформы, она должна выучиться на бакалавра.

– Я чувствую себя здесь, как в средней школе. Очень жесткий график. Я и не думала, что учеба в университете может быть такой изнурительной. Сама по себе идея Болонского процесса неплохая. Но с ее осуществлением что-то не то вышло, – говорит Дженни Куртц.

Отныне, согласно болонской реформе, будущие бакалавры Берлинского университета имени Гумбольдта за три года должны усвоить материал прежнего четырехлетнего магистерского курса. Дженни Куртц, у которой, кстати, маленький ребенок, жалуется на безудержный темп учебы и обилие экзаменов:

– Когда-нибудь у меня полностью иссякнет желание учиться. Я не могу изо дня в день спать всего по четыре часа. С момента поступления в университет я похудела на восемь килограммов. Я чувствую, что силы мои на исходе…

Надя Пашке учится на бакалавра в Технологическом институте города Карлсруэ (федеральная земля Баден-Вюртемберг):

– Конечно, по окончании вуза я бы хотела получить не новые титулы "бакалавр" и "магистр", а традиционный диплом инженера. Ведь все знают, что немецкий диплом – это своего рода знак качества, – считает студентска.

Ей вторит ректор Технологического института Карлсруэ Хорст Хипплер:

– Немецкий классический диплом, особенно по технической специальности, – это бренд, причем международно признанный. И нет совершенно никаких оснований полностью его упразднять, – убежден Хорст Хипплер.

Несмотря на то, что Германия присоединилась к Болонскому процессу, некоторые вузы страны, в частности Свободный университет Берлина и Технический университет Дрездена, по-прежнему предлагают студентам получить классический диплом. Такую возможность предоставляют вузам лазейки в законах о высшем образовании некоторых федеральных земель Германии.

О Болонском процессе говорит профессор экономики, ректор Мюнхенского университета имени Людвига Максимилиана Бернд Хубер:

– В рамках этой реформы изменились практически все академические структуры в Германии. Это был тяжелый, болезненный процесс, сопряженный с немалыми трудностями. Болонская реформа, вне всякого сомнения, прошла проверку на прочность. Студент, получивший титул бакалавра, может теперь выбирать: учиться ли ему дальше на магистра или идти работать. Конечно, существуют так называемые болезни роста. Новая, двухступенчатая система должна прижиться. В частности,
С признанием в других странах немецких дипломов проблем быть не должно. Сложнее обстоит дело с повышением мобильности студентов. Эта цель, также объявленная в болонской декларации, к сожалению, пока не реализована.
студенты жалуются, что они перегружены из-за большого объема учебного материала. Насколько мне известно, ректоры немецких вузов пытаются сейчас решить эту проблему. На примере нашего, Мюнхенского университета имени Людвига Максимилиана могу сказать, что благодаря болонской реформе преподавание стало более осмысленным, а учебный процесс – более строгим. У студентов теперь меньше свободного времени. В этом есть свои плюсы и минусы. В целом же, с переходом на систему "бакалавр-магистр", учиться стало, конечно, сложнее. От излишне свободного, непринужденного образовательного процесса мы резко перешли к жесткому учебному графику. Поэтому наша цель сейчас – каким-то образом его смягчить, что-то сделать для индивидуального развития студентов.

Бернд Хубер считает, что пока достигнуты не все цели Болонского процесса:

– С признанием в других странах немецких дипломов проблем быть не должно. Сложнее обстоит дело с повышением мобильности студентов. Эта цель, также объявленная в болонской декларации, к сожалению, пока не реализована. Как показывает практика, студентам по-прежнему непросто менять вузы, особенно если это связано с переездом в другую страну.

В отличие от Бернда Хубера, известный немецкий социолог Вольфганг Эсбах куда более критично относится к Болонскому процессу. С самого начала реформы Эсбах опасался ее негативных последствий. Как он сейчас сам утверждает, эти беспокойства полностью оправдались:
– Болонский процесс – это шаг назад. Не достигнуты цели, которые были объявлены, а именно повышение мобильности студентов и оптимизация образовательного процесса. После перехода на систему "бакалавр-магистр" учебу в вузах можно сравнить с булимией: студент поглощает массу информации, выплевывает ее на экзамене. В итоге в голове ничего не остается.

А президент государственной организации Deutsches Studentenwerk, занимающейся организацией быта учащихся, Рольф Добишат считает, что после перехода на систему "бакалавр-магистр" социальная принадлежность студента становится решающим фактором успешного окончания вуза:

– Из социологических исследований известно, что в технических вузах Германии учится немало выходцев из семей со средними и низкими доходами. У таких студентов, конечно, возникают финансовые трудности во время учебы. Приходится подрабатывать. А дополнительная
Дополнительная загруженность, появившаяся в связи с болонской реформой, привела к тому, что многие студенты бросают учебу.
загруженность, появившаяся в связи с болонской реформой, привела к тому, что многие студенты бросают учебу, – говорит Рольф Добишат.

На официальном сайте Конференции ректоров высших школ Германии обнародованы очередные задачи в рамках Болонского процесса – уже на следующее десятилетие, до 2020 года. Так, в качестве приоритетных целей названы мобильность студентов, их адекватность рынку труда и социальная справедливость. А рядовые преподаватели немецких вузов – как в частных беседах, так и в интервью средствам массовой информации – признаются, что уже затосковали по стабильности в системе высшего образования страны.


Британия на распутье

Великобритания участвует в Болонском процессе с самого его начала, подписав соответствующее соглашение в 1999 году. В этой стране система высшего образования отличается от европейской – у студентов гораздо больше свободы в выборе курсов, иначе оцениваются результаты. За прошедшее десятилетие британская модель заметно сдвинулась в сторону американской, еще более гибкой. Профессор английской литературы Макс Сондерс, работающий в Лондонском университете, рассказывает:

– Попытки согласовать нашу систему как с европейской, так и с
Полной интеграции мы пока не достигли, но это – процесс постепенный, и он продолжается.
американской неоднократно предпринимались и продолжаются. Это непростая задача; нельзя сказать, что мы с ней окончательно справились. Среди результатов я бы назвал следующие. В последнее время студентам и сотрудникам стало легче перемещаться, в особенности между британскими и континентальными европейскими университетами. У нас появилось большее количество совместных программ, в частности, для аспирантов; мы стали активнее сотрудничать с европейскими исследовательскими центрами. В моем университете была введена европейская система оценок, позволяющая сравнивать дипломы разных учебных заведений. Такое единообразие позволяет студентам и аспирантам свободнее переходить из одного университета в другой, находящийся за пределами страны. Полной интеграции мы пока не достигли, но это – процесс постепенный, и он продолжается, – говорит Макс Сондерс.

Изменения, сопутствующие Болонскому процессу, в Британии приняли в целом с энтузиазмом, хотя и не везде в одинаковой мере. Так, Оксфордский и Кембриджский университеты не поддержали единую европейскую систему оценок, сочтя ее излишней. Дипломы этих заведений не нуждаются в переводе на язык универсальных терминов, студентов и выпускников Оксфорда и Кембриджа и без того часто приглашают в европейские страны, поэтому руководство университетов не видит необходимости в изменении своей традиционной системы:

– Оксфорд и Кембридж никогда не отличались большой готовностью примкнуть к авангарду в том, что касается всяческих нововведений. Они считают, что их модель работает хорошо, а потому нет причин ее перекраивать. Если же говорить о британских университетах вообще, то уровень открытости заметно вырос, стало больше программ обмена – одним словом, международное сотрудничество расширилось, – оценивает нынешнее положение дел профессор Сондерс.

Обмен между университетами Европы и Британии играет более важную роль для исследовательской работы, чем для учебного процесса. В международных программах, как правило, принимают участие аспиранты и сотрудники; студенты, которым еще предстоит получить степень магистра, включаются в них реже. Почему?

– По-моему, когда речь идет о студентах, тут ситуация не всегда
Количество студентов, приезжающих в Британию и едущих куда-то отсюда, трудно сбалансировать. Экономика этого процесса – механизм достаточно сложный.
однозначна. Не думаю, что идти по этому пути должны все – иногда это не в их интересах. Скажем, те студенты нашего факультета, которые изучают иностранные языки, часто едут на год за границу. Для них это, разумеется, важно: провести год в каком-нибудь европейском университете, приобщиться к культуре страны, язык которой они избрали своей специальностью. Предмет моих студентов – английская литература, и особенных преимуществ поездки за границу им не принесут. Как видите, тут возникает определенное неравновесие: количество студентов, приезжающих к нам и едущих куда-то отсюда, трудно сбалансировать. Экономика этого процесса – механизм достаточно сложный, – отмечает Макс Сондерс.

В условиях экономического кризиса Британия, как и большинство участников Болонского процесса, обращает больше внимания на реформы высшего образования внутри страны, чем на те, что касаются международного сотрудничества. Об этом говорилось на состоявшейся в конце октября конференции Ассоциации европейских университетов. Выступавший там Алекс Ашер, международный консультант по стратегиям высшего образования, посоветовал ректорам университетов, вовлеченных в Болонский процесс, "отпраздновать победу и отправиться по домам".


Россия – под вопросом

Таковы успехи и проблемы Болонского процесса в Европе. Что же касается российского опыта, то о нем пойдет разговор в программе Тамары Ляленковой "Классный час Свободы" в ближайшее воскресенье, 19 декабря, в 18:00 мск. В передаче примут участие директор Института развития образования ВШЭ Ирина Абанкина, а также студенты и преподаватели Финансового университета при Правительстве РФ.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG