Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Почему в Литве сорвалось проведение конкурса инвесторов в строительство новой АЭС


Ирина Лагунина: В Литве, которая планирует через 10 лет построить новую атомную станцию, сорвалось проведение международного конкурса инвесторов. В условиях, когда свои АЭС спешат возвести соседние Россия и Белоруссия, под вопросом оказалась сама идея литовского проекта.
О деталях энергетического соперничества в балтийском регионе, во многом замешанного на политике, рассказывает наш вильнюсский корреспондент Ирина Петерс

Ирина Петерс: После закрытия – по настоянию Европейского союза - Игналинской атомной электростанции, построенной в советские годы, Литва перестала быть страной ядерной энергетики, но проявляет амбиции вновь такой стать для большей энергетической независимости. Однако международный конкурс инвесторов для строительства новой АЭС провалился. Последней компанией, отказавшейся от участия в нем, стала южно-корейская "Kepco", забравшая свою заявку без объяснения причин. Премьер-министр Литвы Андрюс Кубилюс даже обратился к президенту Южной Кореи с просьбой поддержать участие компании в проекте, но это не помогло. Премьер при этом намекнул на влияние Кремля". Российские руководители – сказал он – посещали многие страны, стараясь отговорить потенциальных инвесторов". Которых – сделали вывод литовские эксперты – Россия в своих интересах и спугнула.
Соперничество, а вернее, немирная битва вокруг мирного атома, понятно: кто первый в регионе построит атомную станцию, тот и будет снабжать его электроэнергией. И вот уже вовсю строится Балтийская АЭС в Калининградской области России, примеривается к возведению своей станции и Белоруссия. Последнее вызвало шквал критики из Литвы, ведь строить атомную Александр Лукашенко, а именно его личным приказом и начнется строительство, планирует в соседнем с Литвой Островецком районе, всего в 55 км от Вильнюса. В случае аварии, рассуждают в литовской столице, вильнюсцев придется эвакуировать. Почему вы тогда – парирует Минск - собираетесь строить свою АЭС в Висагинасе, чуть ли не на границе с Белоруссией? И так далее, споры продолжаются. Дело дошло до дипломатических жестов: недавно МИД Литвы направил Белоруссии ноту в связи, как указано, с несоответствующими действительности комментариями о якобы отсутствии возражений Литвы по оценке воздействия на окружающую среду будущей белорусской АЭС. Такой процесс далеко не завершен, считают в Вильнюсе.
Вообще, Литва до последнего момента принципиально не одобряла строительство атомной станции в Белоруссии, в основном по экологическим причинам, на днях её ждало неожиданное известие: Соединенные Штаты вдруг поддержали Лукашенко в его стремлении обзавестись собственной атомной станцией. В итоге у соседей - деньги, инвесторы и международная поддержка. А у Литвы? Пауза – как выразилась президент страны Даля Грибаускайте. Ситуация, в том числе экономическая – сказала она - сейчас неблагоприятна для нашего проекта. Но это не значит, что мы отказываемся от своей АЭС, просто нужно переждать.
Тем временем, в самой Литве все громче стали говорить о том, что маленьким странам не стоит затевать такие стройки. И хотя республика намеревается осуществить задуманное не в одиночку, а вместе с Латвией, Эстонией и Польшей, "это нерентабельно" считает литовский ученый, академик Юргис Вилемас.

Юргис Вилемас: В течение прошлого года в мире начато строительство 11 реакторов - 9 в Китае, 1 в России, 1 в Корее. То есть, в странах Азии и в России. В остальном мире - много разговоров и мало реального прогресса в качестве кадров, инфраструктуре и компетенции.
Литва импортирует электроэнергию не потому, что кто-то заставляет, а потому что выгодно. И есть все каналы для импорта, особенно – будущая линия на Швецию. Она безопасна! Зачем гробить столько миллиардов на амбиции с новой АЭС? Китай, Индия, Япония, Корея – эти страны, особенно Китай – идут таким темпом! Причем, передается вся технология туда. И все будет производиться Китаем. Так что, это бизнес для больших стран, богатых, с сильной концентрацией потребления. А не маленьких. Для нас это рискованно, может обернуться серьезными проблемами. Не для правительства, конечно, - для населения…

Ирина Петерс: Академику Вилемасу вторит финансовый аналитик Римантас Рудзскис: Трудно прогнозировать, как будут складываться мировые тенденции в энергетике. В настоящий момент очень бурно развиваются новые технологии. Атомная энергия дорожает, а энергия других источников дешевеет: ветряные станции , газ. Когда нашли новые способы его получения , газ начал дешеветь. Если несколько лет назад предполагали, что газа будет не хватать, то теперь так никто не говорит. Что касается атомных станций, сейчас быстро дорожает уран. И хотя цена урана составляет небольшую часть себестоимости этой энергии, тем не менее… Очень быстро дорожает металл. Это означает, что растет цена постройки такой станции.

Ирина Петерс:
Ваши оппоненты говорят, что в любом случае в будущем будет жизнь более энергоемкая.

Римантас Рудзскис:
Прогноз о бурном росте потребления электроэнергии в Литве не знаю, на чем основан. У нас число жителей уменьшается, структура экономики изменяется: в будущем мы больше будем основываться на экспорте услуг, а не товаров. Прогнозируется, что вообще из Европы производство среднесортных товаров просто уйдет из-за конкуренции со стороны Азии. Большие наши заводы - весьма вероятно, что их уже не будет лет через 10-15.

Ирина Петерс:
Может быть, ваш пессимизм в отношение новой литовской АЭС основан на том, что она не выдержит конкуренции с атомными станциями, которые будут вокруг?

Римантас Рудзскис: Может просто потребности не быть. И так хватает мощностей, которые у нас будут . Быстро растут мощности ветряных станций, мощный блок тепловой станции в Электренай, который будет построен за счет денег Европейского союза. Нам самим хватит. Этот проект окупился-бы, если бы эта электроэнергия была конкурентоспособная как продукт экспорта. Большая вероятность того, что будут быстро развиваться технологии других сортов производства энергии, и нынешняя атомная энергетика может стать невыгодной. Тем более, примерно в тридцатые годы, придет эра атомных электростанций уже нового, четвертого поколения, которые будут гораздо рентабельнее. Нам не надо спешить. Если бы мы начали строительство лет семь назад… А теперь, пока построим! Можем попасть в ситуацию, когда некуда будет девать эту продукцию. Как однажды было с Игналинской станцией - в 90-м году пришлось чуть ли не задаром продавать электроэнергию белорусам.
Если в Калининграде атомная станция будет к 2016 году, а по видимому будет, рядом появится ресурс весьма дешевой электрической энергии: у нас есть своя аккумуляционная станция, значит, сможем покупать дешевую атомную энергию ночью и использовать её днем.

Ирина Петерс: При всей критике планов возведения новой АЭС в Литве, большинство депутатов Сейма - за этот проект.

Парламентарий Кястутис Даукшис: Станция нужна Литве, обеспечит энергетическую независимость, неполную - но все же сможем на этом рынке иметь влияние.

Ирина Петерс: Ниша уже занята – это калининградцы и белорусы.

Кястутис Даукшис:
Если случится так, что большинство автомобилей в будущем станут ездить на электрических приводах, тогда нужно будет в 2-3 раза больше электричества. Да и промышленность будет ведь развиваться.

Ирина Петерс:
Что вы отвечаете оппонентам, которые говорят, что Литве – при том, что она растеряла свой потенциал в области атомной энергетики – не потянуть такую станцию?

Кястутис Даукшис: Литва может потянуть. Только надо определиться в конце концов, как мы будем строить. Думаю, что всем места хватит – и Белоруссии, и Калининграду, и Литве. В электричестве будет потребность увеличиваться, а производственные мощности , которые сейчас на угле, на сланце, будут выводиться, потому что загрязняют окружающую среду. И чем-то заменять это надо будет.

Ирина Петерс:
Оппонент энтузиастов возвращения Литвы в разряд государств ядерной энергетики - депутат Сейма Юлюс Вясялка - считает, что страна должна попрощаться с таким статусом. Время упущено.

Юлюс Вясялка:
В мировом рынке никто не ждет, если находится ниша. Вот, после закрытия Игналинской станции нашлась ниша для развития ядерной энергетики, и её уже заполнили белорусы и россияне. Кто последний приходит – проигрывает. И мы уже проиграли. Имели современные технологии в ядерной энергетике, сейчас мы их потеряли окончательно!

Ирина Петерс: Активнейшую роль в дискуссиях по вопросам атомной энергетики в Литве традиционно играют неправительственные экологические организации. Недавно они провели в Вильнюсе международную конференцию, пригласив на неё и белорусских специалистов, а также экспертов Greenpeace.
Говорит один из организаторов встречи эколог Линас Вайнюс:

Линас Вайнюс: Хотим с критической точки зрения посмотреть на планируемые атомные электростанции в Литве, Белоруссии и Калининградской области. Эти решения были приняты в спешке, больше политические, чем осмысленные в экономическом, экологическом аспекте. Кто за это будет платить? Сколько это будет стоить обществу? Открыт и вопрос: что будет с ядерными отходами? Это самое опасное. Строительство хранилищ таких отходов очень дорогое. Такие хранилища рассчитаны на 100 тысяч лет. Вопрос: кто из наших политиков серьезно думает не то, что на 100 тысяч, а на 10-20 лет вперед?

Ирина Петерс:
Здесь звучат и мнения, что переговоры, обсуждения строительства новых АЭС в наших странах порой походят на политический блеф, торг, а то и становятся предметом спекуляций…

Линас Вайнюс:
Волевые, политические решения были в Белоруссии, в Литве и Калининграде, они взаимосвязаны. Я участвовал в обсуждении оценки станций на окружающую среду, были представители властей, они вообще до сих пор не могут ответить, сколько это будет стоить? Куда будут девать ядерные отходы? Мы теряем время! Но ещё не поздно, пора переоценить свои политические решения и готовиться к другим задачам.

Ирина Петерс: Большой интерес участников конференции вызвали выступления представителей Белоруссии. Аналитик Ирина Крылович из этой республики в частности ответила на вопрос журналистов – с чем связана неожиданная поддержка строительства Островецкой АЭС в Белоруссии Соединенными Штатами?

Ирина Крылович:
У Белоруссии оставались ядерные материалы в виде топлива, по договору мы должны были вывезти его в Россию. Когда в 1994 году мы отказались от ядерного оружия, вывоз его с территории Белоруссии в Россию осуществлялся при финансовой поддержке США. И в данном случае тоже решался вопрос о финансовой помощи. И это заявление США было сделано после того, как были получены гарантии, что Белоруссия вывезет все-таки ядерное топливо со своей территории. Хотя Александр Лукашенко ещё полгода назад высказывал недовольство, он хотел, чтобы оно осталось в Белоруссии. Он считает, это стоит больших денег. Фактически Клинтон подтвердила ещё раз установку, что мирные программы никто не может запретить, если страна выполнила свои международные обязательства по обращению с ядерными материалами, с ядерным оружием.

Ирина Петерс:
"Большие ядерные игры больших стран, мы в них – на десятых ролях" - такой итог в кулуарах конференции подвел один из её литовских участников. Между тем, правительство Литвы, несмотря на неудачу, заявляет, что провал конкурса инвесторов не ставит крест на планах построить-таки свою атомную станцию к 2018-2020 году.
Председатель правительства Андрюс Кубилюс заявил: мы продолжим осуществление стратегически важных проектов в русле общей энергетической политики Евросоюза, будем строить свою АЭС и электросоединения с Польшей и Швецией, будем добиваться своих целей путем сотрудничества с соседями и при поддержке Еврокомиссии.
А вице-министр энергетики Литвы Ромас Шведас подчеркнул: новые, прямые переговоры с возможными инвесторами по строительству атомной станции начнутся уже в январе. Не будем терять время, используем даже рождественский период.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG