Ссылки для упрощенного доступа

logo-print
В Риме в начале недели вспыхнули массовые беспорядки. После того, как депутаты нижней палаты парламента Италии, после очень бурных дебатов, с перевесом всего в три голоса, все-таки выразили доверие правительству Сильвио Берлускони.

Во время стычек между полицией и демонстрантами, в основном молодыми людьми, недовольными нынешней реформой системы высшего образования в Италии, были ранены около ста человек – и полицейские, и участники протестов. В последнее время популярность Берлускони и его кабинета министров в Италии заметно снизилась – в связи с рядом скандалов, связанных как с политикой, так и с личной жизнью итальянского премьера.
О ситуации, сложившейся теперь в итальянских политических кругах и в обществе, рассказывает корреспондент Радио Свобода в Италии Всеволод Гнетий.

– Как изменится политический расклад сил в Италии после бурного голосования в парламенте на этой неделе и изменится ли вообще?

– Скорее всего, начнется политическая конфронтация, которая будет довольно острой. Потому что председатель нижней палаты парламента Джанфранко Фини, потерпевший поражение после вынесения вотума доверия Берлускони, уже сказал, что легкой жизни правительству он не обещает и что по каждому индивидуальному вопросу будет жесткое голосование. Практически это означает, что все министры, их заместители и ближайшее окружение Берлускони должны будут постоянно присутствовать в зале парламента, при каждом голосовании по любому важному законопроекту. Таким образом правительство будет выключено из повседневной работы.

– Насколько уверенно теперь чувствует себя Сильвио Берлускони?

– Думаю, что абсолютно неуверенно, исходя из того факта, что сразу после голосования о вотуме доверия он заявил, что его первоначальной и первоочередной задачей будет включение в состав правительства новых членов. В частности, он уже начал обхаживать лидера партии "Центристский союз" Пьера Фердинандо Казини, обещая ему несколько министерских мест. Я думаю, что это проявление неуверенности со стороны Берлускони.

– В чем секрет успешности Берлускони? Ведь он много лет находится у власти, несмотря на все подозрения, уголовные дела о коррупции, протесты, многотысячные демонстрации и даже обвинения в совращении несовершеннолетних и в аморальном поведении. И это в католической Италии!

– Секрет успеха Берлускони – популизм. Он выдает себя за обычного среднего итальянца, то есть он как бы свой среди своих. И это импонирует большинству итальянцев. В том, что касается дел о коррупции, они так и не были доведены до суда. Под разными предлогами часть дел была закрыта. По отдельным делам объявлена амнистия. В некоторых случаях вина его была не доказана. До сих пор зависли один или два процесса. А в том, что касается протестов и демонстраций, сторонники Берлускони тоже проводят свои встречные контрдемонстрации. Еще в 2007 году Берлускони сумел вывести на улицы два миллиона человек против правительства Проди. В том, что касается несовершеннолетних, то не было доказано связи Берлускони с несовершеннолетними, и, следовательно, уголовное обвинение отпадает. А в том, что касается его личной жизни, то многие итальянцы так и считают, что это – личная жизнь. Католическая церковь не высказывает свою официальную позицию по конкретным деятелям. И, кроме того, одно дело – личная, частная жизнь Берлускони, другое дело – политика его кабинета, которая направлена в пользу католической церкви. То есть кабинет министров Берлускони выступает с католических позиций и по морально-этическим вопросам принимает законы, которые импонируют католической церкви. Правительство Берлускони сделало гораздо больше для католической церкви, чем предыдущее левоцентристское правительство.

– В итальянском обществе и среди интеллектуальной элиты какие сейчас превалируют настроения – чувство безысходности и упущенного времени, или же гнев и настрой на еще более яростную борьбу с кланом нынешнего главы правительства?

– В итальянском обществе нет единого мнения, произошел глубокий раскол. Наблюдается резкая радикализация, поляризация политических течений. С одной стороны, резко поднимается рейтинг ортодоксальных коммунистов. С другой стороны, наблюдается радикализация среди молодежных группировок, поддерживающих семью Берлускони. Явным выражением этого стали столкновения студентов, протестовавших на днях против реформы университета и высшей школы в целом. Практически центристские силы сошли на нет, они раздроблены. Поэтому речь идет о небольших группах, которые в общенациональном масштабе могут набрать не более 3-5% голосов.

– Можно ли говорить о глубоком политико-моральном кризисе в Италии? Есть мнения, что даже целостность страны оказалась под угрозой из-за возросшего сепаратизма регионов и отсутствия продуманной внутренней политики в этой сфере?

– Это действительно так, потому что основным компонентом в коалиции Берлускони является Лига Севера, объединяющая промышленно развитые регионы севера, которые пытаются изо всех сил продавить финансовый и политический федерализм. Пока ей это не удалось. Однако линия Лиги Севера состоит именно в этом. Лига Севера считает, что основную часть дохода (60-70%) производят именно северные регионы, которые получают только крохи, а все уходит в бездну – в южные регионы, которые только просят деньги и ничего фактически не производят, где господствуют мафия и финансовая неразбериха. Однако и на самом севере некоторые области пытаются отделиться от регионов, где налоговое бремя велико и непосильно, и присоединиться к так называемым "автономным областям". Это бывшие австрийские области, где налоговый режим гораздо более щадящий.

С другой стороны, и на юге имеется такая же центробежная тенденция. Например, одна из недавних инициатив – воссоздание исторической области Лукания, которая сейчас разделена в административном плане на три региона. То есть они хотят объединиться и создать отдельный суперрегион. И такие тенденции наблюдаются уже довольно давно. В последнее время и в литературе они получили свое отражение – появился целый поток книг и публикаций, многие из которых стали бестселлерами. В них говорится о том, что объединять Италию вовсе не нужно было, и что гарибальдийцы были просто убийцами и насильниками. Среди историков-южан высказывалось мнение, что надо бы подвергнуть моральному осуждению многие героические подвиги Гарибальди.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG