Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Леонид Гозман – о значении президентских выборов в Белоруссии


После завершения президентских выборов 19 декабря на улицах Минска

После завершения президентских выборов 19 декабря на улицах Минска

Один из российских политиков, лидер партии "Правое дело", во время президентских выборов, победителем которых объявлен Александр Лукашенко, был в Белоруссии. О своих впечатлениях и прогнозах он рассказал Радио Свобода.

- У меня разные ощущения. Во-первых, мне кажется, что Лукашенко не выиграл. Во всяком случае я не видел в Минске людей, которые голосовали бы за него. Я слышал очень много высказываний людей, которые работали в избирательных комиссиях, были наблюдателями на выборах, беседовали - неофициально - с сотрудниками ЦИК республики Беларусь... Все они считают, что реальные результаты Лукашенко раза в два ниже, чем те, которые были объявлены, считают, что он не набрал даже 50%, а набрал где-то в районе 40%. Следовательно, он не является президентом. Это первое ощущение.

Второе ощущение состоит в том, что режим Лукашенко заканчивается. Вчера в течение нескольких часов город был полностью в руках его противников. Милиции не было. На улицах были десятки тысяч человек. Я это видел сам. Я был там. Это было очень похоже на август 1991 года в России, очень похоже на майдан Незалежности на Украине. Я восхищен белорусской оппозицией, тем, как они себя ведут. Это люди, понимающие, чего они хотят. Люди ответственные, цивилизованные, которые не хотят никакого насилия, которые хотят быть европейской страной и будут ею - это совершенно очевидно.

Я крайне опасаюсь того, что Александр Григорьевич Лукашенко сейчас пойдет на какие-то крайне жестокие меры по отношению к тем, кто был против него. Дело в том, что он либо должен их уничтожить, либо должен уйти со своего поста. Боюсь, что он будет их уничтожать.

- Что можно сказать о нарушениях, допущенных в ходе выборов президента Белоруссии?

- Во-первых, конечно, это досрочное голосование, участие в котором приняли более 20% избирателей, - понятно, как оно проводилось. Кроме того, вся система наблюдения за выборами организована так, что там можно делать все, что угодно.

- А что известно о задержанных накануне людях?

- Я сейчас в Москве. Буду звонить в Минск и спрашивать, какая ситуация. Понятно, что кого-то отпустят. Всех задерживать не будут. Но также понятно, что у кого-то будут сильные неприятности. Улетая, я слышал заявление министра внутренних дел, который говорил, что людям грозит до 15 лет за организацию массовых беспорядков, погромов. Рассказывал, что оппозиция готовила мятеж. Показывают милиционера, на которого якобы напали оппозиционеры и избили... Кстати, я должен сказать, что до самого конца акции оппозиции не было массового насилия. Массовое насилие, массовые аресты начались тогда, когда акция уже заканчивалась, когда народ расходился с площади, и начались силовые действия без какого-либо предупреждения. ОМОН просто пошел в атаку на расходящихся людей. По-видимому, пока там была огромная толпа, они не решались нападать. А когда осталась всего пара тысяч человек на площади, вот тогда они и напали. Это было еще и предельно трусливое нападение.

- Как вы думаете, Россия признает выборы президента Белоруссии?

- Это могут знать только президент, премьер. Но я со своей стороны обратился к четырем первым лицам нашей страны с призывом, во-первых, использовать свое влияние для защиты людей, которые виновны только в том, что их Лукашенко уже достал и они не хотят его больше видеть во главе государства. Во-вторых - не признавать результаты выборов. Я убежден, что это было бы крайне важным для наших отношений с постлукашенковской Белоруссией, кто бы ни пришел к власти. Это будет оценено. Это важно для положения дел внутри нашей страны.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG