Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Психолог Ольга Маховская – о подростковой ксенофобии


Ольга Маховская

Ольга Маховская

Особенность недавних столкновений на этнической почве в Москве участие в них больших групп очень молодых людей, подростков 13-16 лет. О причинах агрессии, исходящей из подростковой среды, говорит московский психолог Ольга Маховская:

– Сейчас подростки в развитии отстают. Их нужно сравнивать с возрастом их родителей 10-12 лет. Мы можем сказать, что в этот период развития подростка-мальчика, проблемными оказываются как раз мужские популяции, мальчишеские группы. В это время для мальчиков очень важна групповая идентичность, причем именно с мальчиками. Она лучше всего оформляется как раз в противостоянии другим группам. Парень себя чувствует уверенней и спокойней, если он знает, что он принадлежит к какой-то группе. Защищая себя, он готов защищать любые групповые интересы, которые ему будут предложены авторитетами или своей собственной среды, или со стороны взрослых, в том числе случайных взрослых.

– Выбор идеологического послания абсолютно случайный или он все-таки чем-то определяется?

– Я думаю, что это очень удобный посыл, который хорошо лег на мальчишескую агрессию. Так их легко заводить. Их возбуждает всякий лозунг – хоть болельщицкий, хоть национал-патриотический. Это может быть все, что угодно. В этом возрасте идеология не может быть осмысленной. Скорее всего, она заимствована, и, как это ни странно прозвучит, в этом все равно прослеживается элемент социализации, присвоения взрослых ценностей. Беда этих мальчиков состоит в том, что это все, что им предлагалось.

– Лозунги ксенофобского характера – это то, что лежит на поверхности социальных настроений в России?

– Да, атмосфера пропитана ксенофобскими настроениями. О них говорится в открытую. За это не наказывают. Ксенофобия во многом оправдывает социальные неудачи, социальное неравенство. Психология неудачника как раз и состоит в том, чтобы искать внешние причины, в том числе этнического порядка, неуспешности своей собственной группы – маленькой или большой.

– Это подростки, как правило, из каких-то неполных, проблемных семей или это совершенно обычные, типичные для нынешнего времени российские ребята?

– И то, и другое. Сейчас очень трудно найти не проблемную семью. Так получилось, что с определением норм сейчас не все просто. Мы говорим, что растим детей в состоянии аномии (состояние общества, характеризующееся распадом норм, регулирующих социальные взаимодействия. – РС), то есть происходит нарушение, столкновение самих норм. Поэтому хаос не только в головах у наших детей, но и у нас самих. Полных семей очень мало, а благополучных – тем более. Семья не в состоянии ни противостоять, ни удерживать, ни помогать. Раньше был институт наставничества, он был довольно скучный, но все-таки работал. Очень важно, чтобы на обычную мальчишескую возбудимость наслаивались какие-то положительные, конструктивные ценности, которые помогали бы им справляться с собой и дальше по жизни нести, как мы говорим, социальные ценности.

Подростки 7-9 классов всегда были проблемными. Но сейчас возник еще один фактор – быстрое развитие коммуникаций, ведь эти собрания происходят по принципу флэшмоба. Идея для того, чтобы объединиться может быть любая, главное – собраться. Ощущения своей собственной силы, движение, энергия толпы и принадлежности к ней для подростков очень важны.

– Если этим подросткам сейчас по 14-16 лет, то их родители, наверное, поколение 40-летних. Комплексные проблемы людей этого возраста как-то имплицируются на поведение подростков? Есть тут связь?

– Связь прямая, поскольку это экономически пораженное, я бы сказала, поколение. Это люди, которые сделали ставку на деньги. И сделали это откровенно, безо всяких оглядок на нормы человеческих отношений. Это люди, которые хорошо усвоили, что выживает сильнейший. Конечно, такая атмосфера эмоциональной холодности, жесткости, иногда жестокости и цинизма, которые царят в семьях, только ожесточают детей и заставляют их сбиваться, как маленьких волчат, в стаи.

– Вы сказали, что возрастная категория 13-16-летних отстает в развитии от своих сверстников прежних поколений. Чем это вызвано?

– Отставание идет повсеместно, во многом оно связано с акселерацией. Немаловажным фактором оказывается и то, что мы просто не занимаемся детьми. Они застревают на каких-то более ранних этапах развития. Например, у дошкольников в процессе ролевых игр формируется эмпатия (ощущение способности испытывать за другого его чувства. – РС), которая, конечно, формирует некоторый болевой барьер. Ребенок в хорошей эмпатии не может ударить другого человека, не понимая, не чувствуя как это больно. Пропуская же целые этапы, ребенок физически взрослеет, а психоэмоционально – нет. Кроме того, сейчас, чтобы социализироваться и жить, человеку нужно усвоить гораздо больше знаний и навыков, поэтому по-другому распределяются силы. А поскольку дети зависят от группы, то такой коэффициент усреднения и отставания сказывается на каждом ребенке.

Этот и другие важные материалы итогового выпуска программы "Время свободы" читайте на странице "Подводим итоги с Андреем Шарым"

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG