Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Франак Вечёрка - о белорусской борьбе


Будни после выборов: родственники задержанных активистов у одного из следственных изоляторов в Минске

Будни после выборов: родственники задержанных активистов у одного из следственных изоляторов в Минске

Драматические события, последовавшие за президентскими выборами в Белоруссии, по-новому ставят вопрос об отношениях Александра Лукашенко с его политическими оппонентами.

Президент Белоруссии угрожает запретом оппозиционных партий, некоторые оппозиционные лидеры смягчили тон высказываний в отношении главы государства. Радикальная часть оппозиции, тем не менее, намерена продолжать кампанию уличных протестов. Обозреватель Радио Свобода беседует с активистом молодежного оппозиционного движения Франаком Вечёркой:

- Некоторые обозреватели называют то, что случилось в воскресенье в центре Минска и последующие события - разгромом белорусской оппозиции. Вы согласны с этим?

- Нет, я считаю, что это провал всей политики Лукашенко, направленной на сближение с Западом. Ему было очень важно, чтобы эти выборы признал как Запад, так и Россия. Таким образом он получал статус легитимного президента, мог рассчитывать на кредиты для поддержания несовременной модели экономики. То, что спецслужбы сделали с оппозицией - ужасно. Никто из нас не ожидал настолько брутального разгона. Это останется пятном на репутации Лукашенко. А оппозиция, несмотря на то, что 600 человек сейчас в тюрьмах, будет выходить снова и снова, к ней будут присоединяться новые люди. Потому что как бы ни работала пропаганда, чувство собственного достоинства превыше всего, конечно.

- У вас есть объяснение - почему Лукашенко, который должен был понимать, к каким последствиям могут привести столь жесткие методы обращения с оппозицией, все-таки отдал приказ о том, чтобы силы правопорядка вели себя именно так, как вели?

- Говорят, Лукашенко лично руководил операцией зачистки оппозиции на площади Независимости 19 декабря. Видимо, он просто сорвался, не выдержал. До последнего момента держал все под контролем. Он бы мог написать себе 50, пускай 55%. Это бы устроило и Россию, и Запад, и США. Нет! Возможно, ему доложили правдивые результаты голосования. Он увидел толпу, которая заняла весь центральный проспект Минска, проспект Независимости, и просто не выдержал, испугался.

- Может быть, ему удалось запугать, по крайней мере, часть оппозиции? Некоторые белорусские политики, прежде отличавшиеся довольно устойчивым антилукашенковским запалом, сегодня говорят примирительные речи.

- Я сейчас пытаюсь сопоставить некоторые вещи. Например, интервью, которое давал Андрей Дмитриев, руководитель штаба Некляева, до выборов, до своего задержания и другое интервью, которое он дал вчера. То же самое произошло с Григорием Костусевым и с Уссом. Они радикально высказывались против Лукашенко, а вчера их позиция изменилась после того, как они попали в тюрьму КГБ. Возможно, их там чем-то шантажировали или пытали. То, что произошло с Романчуком, ярым противником Лукашенко, вообще не поддается никакому объяснению. Он еще три дня тому назад сказал, что никаких переговоров не может быть, а вчера он уже встречался с Лукашенко и просил помощи в розыске Анатолия Лебедько, как будто бы Лукашенко к этому похищению, к этому аресту не имеет никакого отношения.

- Как вы думаете, может быть, все эти события подтолкнут белорусскую оппозицию к какому-то новому этапу деятельности? Возможно ли более широкое объединение, создание некоего фронта?

- Сейчас можно говорить о двух сценариях. Один, который планирует Лукашенко - это полная зачистка реальной оппозиции через шантаж, через попытки подкупа и запугивания, и создание системной оппозиции, которая будет как бы представлена в парламенте, но не будет выступать против. Что-то похожее на азербайджанскую модель, когда все знают, что нет демократии, но западные страны, да и само общество закрывают на это глаза.

Другая модель (на что мы надеемся) - это объединение оппозиционных лидеров после всего, что произошло. Мы наконец-то должны понять, что главная проблема в Белоруссии - это Лукашенко. Первое, что мы должны сделать - это изменить власть, а потом уже дискутировать, какую внешнюю политику выбрать, какую экономическую модель строить. Самое важное для нас сейчас - выдержать, устоять, не дать себя сломать. Мне очень жаль, что некоторые кандидаты и политические лидеры, которые попали в КГБ, сломались.

- Некоторые эксперты, политики считают, что в электоральной борьбе в авторитарной стране победить невозможно, считают, что единственная тактика оппозиции - это уличная революция. Что вы думаете об этом?

- Есть разные сценарии смены тоталитарной и авторитарной власти. Уличная революция - один из самых главных сценариев, но не всегда успешный, приводящий к необратимым результатам. В Белоруссии нет независимого телеканала, и не было такой ситуации, как на Украине, например, во время "оранжевой" революции. В Белоруссии нет таких революционных настроений, горячих парней, как в Киргизии. Народ очень спокойный, очень терпеливый, интеллигентный, если можно так сказать. Вдохновить его на решительные действия очень сложно. Нужен какой-то уникальный набор обстоятельств. Я думаю, что уже весной следующего года, когда белорусская экономика почувствует результаты кризиса, когда припечет в желудке, тогда люди почувствуют: что-то не то. Надеемся, что у нас будет костяк, структура оппозиции, вокруг которой смогут объединиться простые люди. И вот тогда мы соберем на площади 50 тысяч. И вот тогда эти люди будут стоять до упора.

Этот и другие важные материалы итогового выпуска "Времени Свободы" читайте на странице "Подводим итоги с Андреем Шарым"

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG