Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Американский эксперт Генри Сокольски – о ратифицированном Сенатом США договоре СНВ


Факт ратификации Сенатом 22 декабря американо-российского договора СНВ уже приветствовали многие мировые политики, в том числе и Генеральный секретарь ООН Пан Ги Мун. Между тем в самих Соединенных Штатах некоторые эксперты призывают не переоценивать значение договора о стратегических наступательных вооружениях. В их числе и исполнительный директор вашингтонского Центра политики ядерного нераспространения Генри Сокольски:

– Значение данного договора не стоит переоценивать. Это одно из наименее масштабных соглашений по контролю над вооружениями, которые мы когда-либо подписывали с русскими. Оно берет начало в конце 60-х годов, когда начинали разрабатываться Договор по противоракетной обороне и первые американо-советские договоренности об ограничении и сокращении стратегических вооружений. Цель тех соглашений состояла в попытках сдержать стратегическую модернизацию, увязке ограничения наступательных вооружений с ограничением оборонительных, и они касались исключительно России и США. Но не думаю, что сейчас кто-то всерьез верит в высокую вероятность войны между этими двумя странами. Нынешний договор СНВ, скорее всего, окажется последним из подобных договоров о контроле над вооружениями. Сейчас необходимо готовить новые соглашения, которые бы разрешали проблемы, не являющиеся исключительно предметом американо-российских отношений. Скажем, соглашения, связанные с ракетами. Известно, что у Китая огромное число неядерных ракет, способных нанести серьезные разрушения. Обостряется проблема глобального ядерного нераспространения. К тому же ряд стран с ядерным оружием по идее нас должны волновать больше, чем Россия. Есть множество и серьезных неядерных проблем: такие как безопасность космических спутников. Вот что сейчас актуальнее всего.

–Насколько состоятельны аргументы критиков договора СНВ о том, что он содержит уступки России?

– Мы действительно пошли на определенные уступки русским. По просьбе России мы не возражали, чтобы в преамбуле договора осталась фраза о связи наступательных и оборонительных вооружений. Россия может истолковать ее как дающую ей право выйти из договора в течение 10 лет, если США будут слишком усердствовать в модернизации своих оборонительных вооружений. Думаю, мы сделали уступку и в процедуре взаимных проверок, которая выглядит либеральнее ранее действовавших процедур. Мы также снизили потолок вооружений несколько в большей степени, в сравнении с уровнем, на котором первоначально настаивали американские военные. Вместе с тем я не считаю эти уступки критически важными. Я также не считаю, что они свяжут руки Соединенным Штатам. Победа, которую сейчас празднуют сторонники договора, обеспечена колоссальными лоббистскими усилиями демократов. Но после нового года в Сенате будет больше республиканцев, критикующих договор. Так что не стоит рассчитывать, что законодатели из числа критиков договора СНВ успокоятся. Они уже добились от президента Обамы обязательств по модернизации ПРО, независимо от того, что об этом подумают русские.

– Какие перспективы в американо-российских отношениях открывает ратификация договора СНВ?

– Думаю, эти перспективы скромны. Правда, на подходе – вступление в силу американо-российского договора о сотрудничестве в области мирного использования атомной энергии. В целом же, на мой взгляд, и мирное ядерное сотрудничество, и контроль ядерных вооружений играют не самую первостепенную роль. Ну а ратификация договора СНВ покажется легкой разминкой по сравнению с предстоящими переговорами по российским тактическим ядерным вооружениям у границ стран-членов НАТО, которые, как ожидается, будут очень и очень трудными.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG