Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Переслушивая ''Свободу''



Иван Толстой: В Петербурге скончался народный артист России Изиль Захарович Заблудовский - ветеран Большого драматического театра. Заблудовскому было 83 года. За 63 года работы в петербургском Большом драматическом театре он сыграл около восьми десятков ролей. Несмотря на возраст, он ушел в расцвете творческих сил. До последнего дня он был одним из тех немногих, на ком держался не просто репертуар, престиж и художественный уровень БДТ, современного русского театра вообще. Два года назад программе ''Мифы и репутации'' Изиль Заблудовский рассказывал о своей жизни и артистической судьбе.

Изиль Заблудовский: Мои родители... Вообще, своей родословной я не знаю, потому что родители никогда не говорили об этом. Они были оба заядлые коммунисты. Отец с 18-го года, мать с 20-го года. Жуткие интернационалисты. Больше того, отец из еврейской семьи, он из-под Белостока, и, по-моему, он до 15-ти или 17-ти лет вообще не знал русского языка. Но он говорил так чисто по-русски. Вот я не знаю, каким образом. Мать из Риги. Знаю, что у деда было 12 человек детей, все разлетелись по разным местам. Оба они познакомились в Консерватории, потому что у отца был очень сильный баритон, но, как потом мне говорила профессор Софья Михайловна Мирович, дикий баритон был, такой орущий. Мать, наоборот, была очень музыкальная, но с очень небольшим голоском. И тот, и другой не состоялись как певцы. Отец просто не состоялся, потому что его увлекала общественная работа, и по рекомендации Кирова он был избран секретарем парткома Индустриального института, это нынешний Политех. Он был секретарем парткома, а в 37-м году его исключили из партии за то, что один из его приятелей был назван врагом народа, а он считал, что этого быть не может, он знает этого человека. Ах, так ты вступаешься за врага народа! Он тут же был исключен из партии, но его, к счастью, не расстреляли и не арестовали, а просто выслали. Я только помню единственное, что было странно для меня, что вдруг пришли несколько человек студентов или уже дипломантов и делали диплом отцу, чтобы он успел защититься, пока он не уехал. Он был инженер-металлург, он металлургический факультет кончал. Были расставлены три стола с тремя чертежными досками, три человека сидели и чертили, а он писал только объяснительную. Потому что к нему так хорошо относились, что ему дали даже возможность защититься. Он получил диплом. Оба они кончили рабфак, и мать кончила Институт иностранных языков, герценовский, и преподавала всю жизнь немецкий язык. Она сказала, что она не бросает своего мужа. Ее тут же исключили из партии, и мы всей семьей отправились в ссылку в Казахстан. Когда ему говорили: что ж ты, он говорил: ''Лес рубят - щепки летят''.

Ольга Поленова:
А когда же вы вернулись в Ленинград?

Изиль Заблудовский:
Я вернулся немножко раньше, меня взяла соседка, потому что там надо было в школу ходить за 4 километра в пятый класс, а при заводе была только четырехклассная школа, я был человек болезненный, и она меня очень любила. Она приехала и забрала меня. А родители приехали в 40 году, когда Ежова сменил Берия, началось такое внешнее послабление, и отец написал на съезд партии обращение, был возвращен и даже восстановлен в партии, правда, с перерывом.

Ольга Поленова: Ваши воспоминания о ссылке, они тягостные?

Изиль Заблудовский: Нет, что вы, наоборот. Я даже не знал, что мы в ссылке. Мне только потом старший брат говорит: ''Слушай, оказывается мы высланные''. На заводе к отцу относились очень хорошо, он там развил жуткую самодеятельность, чтобы семья Заблудовских исполняла какие-то советские песни на четыре голоса - мама, я и брат. Все четверо пели за милую душу. Так что к нему относились очень хорошо.
XS
SM
MD
LG