Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Григорий Явлинский - об инфляционной экономической модели


Григорий Явлинский

Григорий Явлинский

Инфляция по итогам 2010 года превысит объявленный правительством в качестве расчетной нормы уровень 8% и составит, по разным оценкам, от 8,5% до 8,7%. Независимые эксперты отмечают, что тип экономического развития, которому в последнее десятилетие следует Россия, сам по себе предусматривает высокую инфляцию и постепенное падение уровня жизни для большинства населения страны.

Об инфляции в России - профессор Высшей школы экономики, основатель партии "Яблоко" Григорий Явлинский:

– Рассматривать финансовые власти отдельно в наших условиях - вещь неправильная. Если проанализировать послание президента и обратить внимание на то, что оно никаким образом не связано с бюджетом, то выяснится: заявления Медведева – как по социальной политике, так еще в большей степени по военным расходам – никак не вписываются в те финансовые расчеты, которые существуют в настоящее время. Соображения, которые сдержанно высказал министр финансов, понятны всем по сути: бюджет надо пересматривать. Значит, это послание и все, что предлагает президент, никак не связано с реальной финансовой политикой. Понятно, что в России проводится политика, исходя из того типа экономики, которым страна располагает. Финансовые власти – это же вторичный фактор, первичным является тип экономики. Экономика России – сырьевая, эта экономика настроена на сбалансированность в случае, если цена на нефть составляет 90 долларов за баррель. Никакой другой экономики в России до сих пор и не создано. И финансовые власти проводят политику в пределах именно этого типа экономики – с учетом бесконечных социальных пожеланий правительства и президента, которые грозно заявляют, что будут выполнять социальные обязательства.

- Как вы относитесь к практике компенсационных выплат? Речь идет о повышении пенсий, индексации заработной платы. Является ли всё это фактором, разгоняющим инфляцию?

- Конечно, но это не значит, что этого нужно не делать. Нужно создавать экономику, которая способна работать в современных условиях. Решение проблемы инфляции лежит в политической сфере: в признании частной собственности, в создании условий для конкуренции, в создании независимого экономического арбитража, арбитражных судов, в защите личности и ее прав. Собственно, и все. А так в России – это типичная отсталая экономика, которая всегда живет в условиях инфляции.

- Хотел спросить, поможет ли снизить инфляцию, скажем, уменьшение военных расходов или сокращение социальных проектов. Но, исходя из ваших слов, в рамках той экономической формулы, которая сейчас реализуется в России, – это все равно какие-то паллиативные, межеумочные решения?

- Дело в том, что не будет таких решений – по сокращению социальных расходов, по ограничению оборонных расходов. Политическая модель, которая сегодня существует в России, предполагает постоянное наращивание тех или других расходов. Она предполагает инфляцию, она всегда предполагает дефицит бюджета. Эта модель просто вытекает из того политического устройства, которое сегодня существует. Конечно, если цены на нефть будут 180 долларов за баррель, то ситуация сама собой улучшится; но в том случае, если цены не превысят 100 долларов, – все будет как всегда, без изменений.

– Выборный год, в который вступает Россия, вносит ли какие-то коррективы в эту ситуацию?

– Все время будут говорить, что нужно наращивать социальные расходы, будут радовать консервативную политическую элиту обещаниями потратить к 2020 году, скажем, 20 триллионов рублей. Представляете, что такое 20 триллионов рублей к 2020 году? Вот бюджет 2011 года – 10,5 триллионов рублей, а это будет 20 триллионов рублей! Весь ВВП - это 50 триллионов рублей. То есть 20 триллионов – это такой масштаб, который обязательно приведет к росту и налогов, и цен. Прогноз инфляции – уже 8,7 %, а на самом деле, реальный показатель – который, может, и не назовут – выше. Такая, как в России, политическая система всегда нарушает экономическое равновесие – хоть это год предвыборный, хоть не предвыборный. Но в предвыборный год, наверное, равновесие в куда большей опасности.

– Долгосрочные затратные экономические проекты – вроде, скажем, строительства Москва-Сити, Сочи-2014 или новый сюжет с чемпионатом мира 2018 года; насколько эти факторы усугубляют инфляцию?


– Безусловно, это все в ту же копилку. Вообще, трудно себе представить этот размах: по некоторым подсчетам, которые мне кажутся минимальными, 50 миллиардов долларов нужно только на футбол. А в 2014 году – Олимпиада. Потом у нас еще предполагается саммит АТЭС, чемпионат мира по хоккею, по футболу, пиар и развлечения… В этих условиях заниматься экономикой, вообще говоря, ни у кого времени нет. Бесконечный гламур всемирного масштаба, который очень печально закончится для российской экономики.

– А что значит "очень печально"?

– Речь идет не о каких-то искусственных решениях – вроде решений 1998 года, когда происходят девальвация и дефолт. Могут быть, конечно, и такие события. Однако важнее другое: экономическая система, которая сегодня существует в России, может обеспечить примерно 25 процентов населения современным уровнем жизни, а 75 процентов населения лишены всякой перспективы на такую жизнь. Эта пропорция будет изменяться в пользу увеличения числа граждан, лишенных возможности получить современное образование, современное медицинское обслуживание, качественные рабочие места. Структура занятости будет типичной для сырьевой страны. Экономическая система, которая сегодня создана в России действующим политическим режимом, не позволяет решать принципиально важные вопросы развития нашей страны.


РС продолжит беседы с ведущими российскими экономистами о росте инфляции в России. Свою точку зрения уже высказали Евгений Ясин, Руслан Гринберг и Сергей Алексашенко. 24 декабря в эфире Времени Свободы - интервью с заместителем директора Института мировой экономики и международных отношений, бывшим заместителем министра социальной защиты России Евгением Гонтмахером.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG