Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Резкие колебания курса евро практически не отражались на объемах европейского экспорта. Курс единой валюты достиг “оптимального” для Европы диапазона?

В начале января 2010 года курс единой европейской валюты к американскому доллару составлял 1.44 за евро. В конце мая-начале июня, на пике развития долгового кризиса в Греции, он снизился до уровня 1.19. Затем вновь начал расти, но осенью, на фоне опасений долгового кризиса уже в Ирландии, этот рост замедлился, после чего сменился новым снижением, хотя и гораздо меньшим и менее продолжительным, чем весной. Затем – вновь подъем. В итоге к 23 декабря курс доллара к единой европейской валюте составил 1.30 за евро.

В целом за минувший год его колебания оказались весьма значительными, но все же они представляются гораздо меньшими, чем можно было ожидать на фоне долгового кризиса в еврозоне. И мало кто пока считает, что этот кризис близок к завершению.

Обменный курс евро к доллару отражает не только текущую динамику экономического роста как в США, так и в Европе, но и ожидаемую, поясняет сотрудник берлинского Института экономических исследований Фердинанд Фихтнер. Упав весной из-за кризиса в Греции, этот курс уже со второй половины июня вновь начал расти – одновременно появились негативные данные по экономике США и, наоборот, обнадеживающие - по экономике Германии: “Но если в 2011 году ситуация в еврозоне по тем или иным причинам вновь осложнится, курс евро, естественно, опять снизится”.

Можно предположить, что в целом долговой кризис в еврозоне отразился пока на курсе евро лишь в той степени, которая соответствует реальному удельному весу “проблемных” стран в общей структуре экономики 16 стран еврозоны. Например, на долю Греции, Ирландии и даже Португалии, вместе взятых, приходится не более 5% общего объема ВВП еврозоны. В этом смысле более критичным, как представляется, мог бы стать, случись он, кризис в Испании, доля которой составляет уже 12% ВВП еврозоны.

Для колебаний курса евро к доллару экономические проблемы отдельных стран Евросоюза отнюдь не являются определяющими, полагает аналитик Deutsche Bank во Франкфурте Николаус Хайнен. Но эти колебания находятся в прямой зависимости от способности стран еврозоны координировать финансовую политику. В мае и июне 2010 года, когда под вопросом оказалось чуть ли не само будущее еврозоны, мы и увидели максимальное падение курса евро, продолжает Хайнен. Однако как только это напряжение спало, курс вновь начал расти. “Не стоит пенять на Грецию или Ирландию. Главная причина падений курса евро – возникавшее недоверие инвесторов. И, наоборот, когда странам Евросоюза удавалось действовать сообща, курс евро сразу повышался”.

Колебания курса евро в течение всего 2010 года не отразились сколько-нибудь заметно на динамике европейского экспорта. 2/3 общего его объема ориентировано на сами европейские страны, в первую очередь – страны еврозоны.
Тем не менее, существует масса экспертных оценок некоего “оптимального” в нынешних условиях курса евро к доллару - 1.25, 1.30, 1.35 или, наоборот, 1.15.

Для европейского экспорта был бы выгоден еще более низкий курс евро к доллару, говорит Фердинанд Фихтнер. Многие европейские экспортеры явно не стали бы возвражать даже против паритета этих валют – 1:1. Однако для европейской экономики в целом выгод гораздо меньше – ведь тогда значительно подорожал бы весь европейский импорт: “Поэтому мнения экспертов относительно некоего “оптимального” курса евро к доллару сильно расходятся. Многие эксперты считают таковым диапазон 1.20-1.30 за один евро. Но в целом рост экспорта ЕС был обеспечен, в первую очередь, возросшим спросом на европейские товары в развивающихся странах мира. Курс евро оказывался здесь лишь вторичным фактором”.

“Оптимального” для Европы курса евро не может быть в принципе, считает Николаус Хайнен, слишком многое зависит от конкретного соотношения номенклатуры экспорта и импорта. В частности, для немецкой экономики, по некоторым расчетам, наиболее “удобным” был бы сегодня курс 1.20 – 1.25 за евро. “Примерно 42% стоимости товаров немецкого экспорта составляют импортные сырье, услуги и разного рода “полуфабрикаты”, которые немецкие компании доводят уже до уровня конечного продукта. Но в других европейских странах эта доля может быть иной – как, соответственно, и более “удобный” для них курс евро”.

Конечно, в целом европейский экспорт зависим от динамики евро, продолжает Хайнен, но лишь в том случае, если его курс в течение длительного времени остается на явно высоком уровне – например, в диапазоне 1.45-1.55. “Тогда негативное влияние на европейский экспорт, включая немецкий, окажется значительным. Но пока такого развития событий не предвидится”...

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG