Ссылки для упрощенного доступа

logo-print
24 декабря президент России Дмитрий Медведев в прямом теле- и радиоэфире подведет итоги уходящего года. В отличие от премьера Владимира Путина, задавать вопросы президенту будут не сотни людей, а всего трое – руководители основных федеральных каналов российского телевидения. О разнице форматов и о том, означает ли эта разница соперничество между Путиным и Медведевым в интервью Радио Свобода рассуждают российские эксперты.

Члены партии власти всячески отрицают то, что радикально разные форматы телеобщения у Дмитрия Медведева и Владимира Путина – разговор на четверых у первого и стояние сотен, а то и тысяч перед телекамерами у второго – отражает некое серьезное соперничество между двумя политиками. Депутат Государственной Думы от "Единой России" Сергей Марков говорит, что некий аналог того, что происходит между президентом и премьером можно найти в советском прошлом, несколько, правда, идеализированном:

– Я полагаю, что политического соревнования между Путиным и Медведевым, конечно, нет. Они идут тандемом и будут идти тандемом. Вне зависимости от того, кто из них пойдет на выборы, другой будет поддерживать его. То есть конкуренции, борьбы за выживание нет, а есть то, что имело прекрасное название – социалистическое соревнование. Каждый стремится быть лучше, но при этом помочь товарищу. Мы сделаем 15 замесов в смену, обгоним наших товарищей, но если наши товарищи обгонят нас и сделают 16 замесов в смену, мы будем только рады этому, потому что мы занимаемся общим делом. Вот такая немножко смешная ситуация, но, тем не менее, это реальность.

– Даже в социалистическом соревновании каждый стахановец рубил уголь своим способом, надеясь, что именно его метод поможет победить. Нередко, как свидетельствуют исторические документы, соцсоревнование выигрывали путем приписок и показухи…

– Путин больше опирается на большинство, которое хочет порядка, стабильности, достаточно жесткую, с элементами авторитарности власть. Медведев пытается организовать и стать выразителем воли меньшинства, ориентированного не столько на стабильность, сколько на изменения, на модернизацию. Поэтому они и выбирают разные форматы общения. Исходя из этой логики, Путин выбирает телевидение как средство массовой коммуникации для большинства, а Медведев выбирает Интернет, как средство массовой коммуникации для активного меньшинства. В этом смысле они не столько конкурируют, сколько взаимодополняют друг друга.

Однако если Медведев и Путин, чтобы развеять сомнения, вынуждены иногда показываться вдвоем за чашкой молока и ломтем хлеба, то, значит, и они хорошо понимают, что тандем со стороны выглядит не слишком естественно, и чем ближе 2012 год, тем эта неестественность становится яснее. Что касается так называемых сигналов, рассылаемых Медведевым и Путиным во время продолжительных телеэфиров, то, по словам Георгия Сатарова, у премьер-министра эти сигналы упростились настолько, что теперь их могут понять даже те, кто не умеет читать:

– Этот сигнальный канал так сказать "схлопнулся". Раньше, действительно, можно было пытаться что-то дифференцировать. Сейчас же на всех частотах, по всем направлениям от Путина идет один единственный сигнал – я крутой, я крутой, вы козлы, вы козлы. Других сигналов просто не распознается, по-моему. У Дмитрия Медведева же все несколько сложнее, он также пытается по всем каналам посылать всем сигналы, но у меня такое ощущение, что он боится кого-то пропустить. Ему очень хочется нравиться, мне кажется.

Между тем, есть целый перечень проблем, в частности, касающихся взаимоотношений власти и демократической оппозиции, по которым Владимир Путин во время своего последнего телешоу высказался довольно ясно. Будет ли такая же ясность в высказываниях Дмитрия Медведева на эту тему, непонятно, поскольку еще неизвестно, захотят ли спрашивать президента о либералах и оппозиции руководители трех телеканалов.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG