Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Пушкинская площадь, маршрут выходного дня


Михаил Шевелёв

Михаил Шевелёв

Я не очень часто хожу на митинги. За последний год раза три, наверное. В поддержку Химкинского леса, вместе с инвалидами по центру Москвы, и за Ходорковского в день, когда должны были читать приговор.

Химкинский лес понравился – много народу, и было там что-то необычное в воздухе. Ходорковский был стандартный. Инвалиды, по-моему, в поддержке не нуждались - люди, способные выживать в таком положении в нашем государстве, сами кого хочешь поддержат.

Но год не закончился, как выясняется.

Вот же не было других забот под праздники, когда вокруг елки, подарки и корпоративы, кроме как идти на митинг по поводу того, что произошло на Манежной 11 декабря. И не пойти будет неправильно.

Потому что что там собственно произошло, на этой Манежной? Погром? Организованное выступление фашистов? Провокация?

По-моему, это называется – народные волнения. Подогретые и спровоцированные? Скорее всего. С фашистскими приветствиями и нарисованной на снегу свастикой? Чего спорить, когда все это видели. Погром? Погром.

Но нет такой силы, которая способна насильно вывести на площадь тысячи людей, заставить их выкрикивать чуждые им слова и бить тех, кто вообще-то не вызывает у них никакой антипатии. Кому-то нужны были события на Манежной, чтобы узнать, что в стране есть люди с такими настроениями и готовые на такие действия? Этот кто-то завидно прожил последние лет двадцать – не выходя на улицу и не включая телевизор.

Какой народ, такие и волнения, других нету.

То, что произошло на Манежной – следствие, а не самостоятельное событие. Следствие того, что в стране копится масса молодых людей, ощущающих несправедливость окружающей жизни и бесперспективность собственного существования, при этом темных и озлобленных. Бить они будут любого, на кого им укажут как на виновника происходящего с ними – кавказцев, евреев, инопланетян, друг друга.

Чем-то все это отличается от советской власти? Тот же пейзаж, только в профиль. И реальных фашистов сейчас не больше, чем тогда насчитывалось сознательных антикоммунистов.

И вариантов ответа на вопрос "Что делать?" так же немного, как и тогда, до 19 августа 1991 года. Для начала схожу на Пушкинскую площадь. Потому что число пришедших будет не главным, но очень важным обстоятельством. Чем больше людей скажут в этот день: "Виноваты не кавказцы", тем легче потом будет понять, кто же все-таки виноват. И помогать Химкинскому лесу, Ходорковскому и инвалидам тоже легче будет большой компанией.

Черт с ним со всем – с подарками, елками, корпоративами, два часа это все может подождать. На людей посмотрю, и себя показать в этой ситуации, кстати, не стыдно.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG