Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Владимир Кара-Мурза - о приговоре по делу ЮКОСа


В Хамовническом суде в Москве началось оглашение приговора Ходорковскому и Лебедеву по второму уголовному делу

В Хамовническом суде в Москве началось оглашение приговора Ходорковскому и Лебедеву по второму уголовному делу

В "Гранях времени": адвокат Елена Лукьянова и политик Александр Осовцов.

Защита бывших совладельцев ЮКОСа Михаила Ходорковского и Платона Лебедева намерена обжаловать обвинительный приговор по второму уголовному делу. Об этом в понедельник, 27 декабря, заявили адвокаты подсудимых. Ранее суд признал Ходорковского и Лебедева виновными в хищении нефти. Оглашение приговора продолжается и может занять несколько дней.

Владимир Кара-Мурза: Хамовнический суд согласился с выводами прокуратуры о том, что Михаил Ходорковский и Платон Лебедев руководили легализацией денежных средств, полученных от хищения нефти, из СИЗО. Об этом заявил в ходе оглашения приговора председательствующий судья Виктор Данилкин. По версии обвинения, преступные действия подсудимых в похищении нефти были пресечены в 2003 году в связи с их арестом по первому делу, однако судья согласился с тем, что Ходорковский и Лебедев, даже находясь под стражей, продолжали давать указания о переводах за рубеж денежных средств, вырученных от реализации похищенной нефти. Суд пришел к выводу, что вина подсудимых в преступлениях полностью доказана, в том числе показаниями свидетелей и документами. Фигуранты дела отрицают свою вину и заявляют, что в их действиях не было состава преступления. Оглашение приговора Ходорковскому и Лебедеву началось утром 27 декабря. О том, перечеркнул ли обвинительный характер приговора по делу ЮКОСа надежды на либерализацию режима, сегодня мы говорим с адвокатами Еленой Лукьяновой, членом Общественной палаты, Дмитрием Гололобовым, бывшим начальником правового управления нефтяной компании ЮКОС и Александром Осовцовым, бывшим директором программ фонда "Открытая Россия", бывшим депутатом Государственной думы Российской Федерации. Чем вы сегодня объясняете ту недельную отсрочку, которая была взята для оглашения приговора?

Елена Лукьянова: Во-первых, как мне кажется, не было окончательного решения по приговору. Хотя много было данных за то, что какая-то версия уже существует. Во-вторых, я это объясняю дебатами в конгрессе США по договору об СНВ и беспорядками в Москве 15 числа, которые, как известно, собирались проводиться на Киевской площади, которая через мост от Хамовнического суда. Вот, скорее всего, наиболее весомые доводы.

Владимир Кара-Мурза: Как по-вашему, говорила ли заочная полемика между президентом и премьером, которая разгорелась на прошлой неделе по поводу дела ЮКОСа, о существовании разногласий в Кремле?

Александр Осовцов: Вы знаете, на мой взгляд, нет. Даже если воспринимать все то, что сказал Медведев, как существенно отличную от путинской позицию, то она касалась исключительно публичных комментариев. Ведь между тем, что говорил Путин, и тем, что говорил Медведев, была большая разница в плоскости высказываний. Один говорил, как он, по крайней мере, считал, Путин, о существе вопроса, о том, что Ходорковский и Лебедев преступники и должны сидеть. А Медведев говорил всего лишь о том, что должностные лица не должны комментировать. Он никак не оценивал то, что происходило в суде. И не считая уже того, что он говорил о должностных лицах, не называл никого поименно.

Владимир Кара-Мурза:
Как по-вашему, следовало ли ожидать обвинительного уклона приговора Хамовнического суда?

Дмитрий Гололобов: Я думаю, что да. Для очень многих юристов, с которыми мне
Сейчас будет стоять вопрос о том, сколько дадут и как они будут отбывать этот срок, и чем этот срок в конечном итоге закончится
довелось общаться за эти годы, это было достаточно очевидно, учитывая решения, приговоры, связанные с делом ЮКОСа, в частности, приговор Переверзина, приговор Карасевой, в том числе приговор Бахминой. Все эти приговоры сложились кирпичиками той стены, влились в фундамент этого приговора. То есть на самом деле, по большому счету, у судьи не было широкой возможности юридического маневра. Судья, конечно, мог какие-то вещи прецедентные принять, что-то как-то истолковать, но на самом деле судья уже существовал в определенном юридическом пространстве. И с 2007 года, с момента предъявления обвинения многие думали только в планах сроков, сколько Ходорковскому и Лебедеву в конечном итоге дадут. А вопрос "дадут" был для многих достаточно решенный в то время. Увы и ах, дело было достаточно предопределенное. Сейчас будет стоять вопрос о том, сколько дадут и как они будут отбывать этот срок, и чем этот срок в конечном итоге закончится.

Владимир Кара-Мурза: Согласны ли вы с нашими собеседниками?

Елена Лукьянова: Не согласна ни в первом, ни во втором случае. Потому что кроме того, что президент четко совершенно сказал, как это требуется по закону, что никто не может вмешиваться, он сказал еще одну очень важную вещь. Он сказал, что ходят разговоры о том, что это избирательное правосудие. Где доказательства? Если эти доказательства есть, то они должны лежать у меня на столе. Это несложно. Я думаю, что в ближайшее время доказательства окажутся у него на столе, главное, чтобы по пути к этому столу они не свернули куда-нибудь, там есть любители попрятать информацию. Но я думаю, что они лягут ровно на его стол. Доказательства эти очень простые. Это отчетность всех компаний, которые работали по одной и той же схеме, не только наши, но и зарубежные. Поэтому я считаю, что гораздо больше сказал по существу президент. Что же касается судьи и того правового поля, в котором он оказался, поле было разное, оно менялось за год и восемь месяцев. Дмитрию труднее об этом судить, потому что он не находился здесь в суде. Разные были ходы и выходы в этом процессе, разные были загогулины. Честно говоря, мне почему-то кажется, что только позавчера, когда по сведениям "Газеты.ру" Виктора Данилкина изъяли из дома люди в штатском, мы честно думали, верить этому или не верить, думаю, что верить стоит, вот теперь понятно, что слом осуществлялся буквально в последние дни.

Владимир Кара-Мурза: Алексей Подберезкин, проректор МГИМО по научной работе, бывший депутат Государственной думы, подозревает о наличии у обвиняемого Ходорковского политических амбиций.

Алексей Подберезкин:
У Михаила Борисовича перспектива политическая, он хочет сделать из себя Махатму Ганди, вызвать массовую политическую поддержку или стать политическим лидером. На мой взгляд, это ошибочная тактика поведения, потому что он сам переводит процесс из правового русла в политическое. Он сам делает из себя лидера или пытается сделать из себя лидера оппозиции. То, что сегодня было перед началом судебного заседания, когда достаточно большая группа людей пришла на это мероприятие, свидетельствует о том, что ему кое-что удалось сделать. Поэтому мне так кажется, что он сам для себя эту тактику выбрал еще несколько лет назад и постепенно хочет превратиться в гонимого лидера. В нашей стране гонимых и обиженных очень политических лидеров любят. Поэтому апеллировать тогда к правовым институтам, к судебной практике уже неправильно. Потому что если человек сделал политический выбор, с ним и будут поступать политическими методами.


Полный текст программы "Грани времени" появится на сайте в ближайшее время.

Материалы по теме

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG