Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Убит глава Духовного управления мусульман Кабардино-Балкарии. Александр Хлопонин наведался в Северную Осетию. В Ингушетии судят участников нападения на Назрань в 2004 году. В Абхазии вспоминали сбитый в 1992 году вертолет с беженцами. Хевсурети на грани гибели. Антикавказские волнения в Москве



Андрей Бабицкий: В среду вечером, на пороге своего дома в Нальчике был убит председатель Духовного управления мусульман Кабардино-Балкарии Анас Пшихачева. Двое неизвестных вызвали его из дома и расстреляли его из огнестрельного оружия калибра 9 миллиметров. Следственные органы считают, что мотивом покушения могло стать негативное отношение Анаса Пшихачева к радикальному исламу. Рассказывает Любовь Чижова.

Любовь Чижова: Следственный комитет при прокуратуре России установил личности подозреваемых в причастности к совершенному накануне убийству муфтия Кабардино-Балкарии Анаса Пшихачева. По словам представителя ведомства Владимира Маркина, по подозрению в преступлении разыскиваются жители Нальчика Астимир Мамишев и Азпарух Шамаев. Подробности – в репортаже корреспондента Радио Свобода в Кабардино-Балкарии Марины Чернышовой:

Марина Чернышова: 16 декабря в Нальчике по мусульманским обычаям похоронили председателя духовного управления мусульман Кабардино-Балкарии Анаса Пшихачева. Муфтий республики Анас Пшихачев был застрелен накануне вечером около 19 часов 30 минут по московскому времени в Нальчике прямо возле своего дома на улице Есенина, в микрорайоне Александровка. Как сообщили в Следственном управлении Следственного комитета при прокуратуре России по Кабардино-Балкарии, двое неизвестных вызвали Пшихачева из дома и выстрелили в него из пистолета Макарова не менее четырех раз. На месте происшествия были обнаружены четыре гильзы калибра 9 миллиметров. Муфтий Кабардино-Балкарии скончался на месте происшествия. По данному факту возбуждено уголовное дело по статьям Уголовного кодекса России "Умышленное убийство" и "Незаконный оборот оружия".

Любовь Чижова: Председатель Кабардино-Балкарского общественного правозащитного центра Валерий Хатажуков напоминает, что убийство представителя духовенства столь крупного ранга совершено в республике впервые:

Валерий Хатажуков:
Конечно, это неожиданная реакция, никто не думал, что такое может произойти. Впервые произошло покушение на представителя официального духовного управления. В других республиках, в Ингушетии, в Дагестане, в Карачаево-Черкессии подобные случаи уже были. Эта ситуация, конечно, говорит о том, что идет некое расширение террористической войны.

Любовь Чижова:
Как вы вообще оцениваете ситуацию в Кабардино-Балкарии?

Валерий Хатажуков:
Она, конечно, очень сложна. По последним официальным данным МВД, по количеству взрывов, убийств, нападений на сотрудников правоохранительных органов мы уже идем за Дагестаном, а Ингушетия по этим цифрам идет за нами. Было такое мнение, что эта ситуация осложнилась где-то весной этого года. Это может быть связано с переназначением президента Канокова, но с тех прошло уже много времени, а ситуация остается такой же и имеет тенденцию к еще большему осложнению.

Любовь Чижова:
С чем, по-вашему, связана такая эскалация насилия?

Валерий Хатажуков: Тут много разных причин. Считалось, что на самом деле никакого подполья нет, а все замыкается на лидерах: Астемиров, Букожин – это авторитетные, харизматичные лидеры, а если их не будет – не будет и подполья. Их не стало – а ситуация после этого начала еще более осложняться. У представителей правоохранительных органов, властных структур есть желание перевести все стрелки на некие внешние силы, на неких потенциальных врагов России, которым выгодно дестабилизировать обстановку. Но я считаю, что на самом деле все эти попытки перевести стрелки не имеют под собой реальной почвы. Безусловно, есть какие-то исламистские центры, но мы абсолютно уверены, что минимум процентов 70 ресурсов, скажем так, которые использует подполье, собираются здесь, на этой территории, то есть это дань с бизнесменов и представителей органов власти.

Любовь Чижова:
По мнению главного редактора сайта "Кавказский узел" Григория Шведова, кавказское духовенство делится на тех, кто сотрудничает с властями, и тех, кто не сотрудничает. Убитый муфтий Кабардино-Балкарии Анас Пшихачев, как сказал президент республики Арсен Каноков, "открыто противостоял экстремизму". Скорее всего, это и послужило причиной преступления, считает Григорий Шведов:

Григорий Шведов: Религиозные лидеры разделены на две неравные группы. Одна близка к местным властям, другая, скорее, находится с ними в максимально противоречивых отношениях. Погибший муфтий, безусловно, был одним из значимых игроков административного ресурса Кабардино-Балкарии.

Любовь Чижова:
Какова роль духовенства в общественно-политической жизни Кавказа и Кабардино-Балкарии? Милиция, чиновники – понятно, а вот какова роль духовенства?

Григорий Шведов:
К сожалению, роль духовенства сейчас во многом заключается в обслуживании власти. Это не вчера сложившаяся проблема, она возникла еще со времен Российской империи, со времен образования Духовного управления мусульман, то есть, это уже давно существующее противоречие, которое, кстати говоря, присутствует не только в исламе. На Северном Кавказе власть очень во многом ощущает себя отделенной от общества, власть ощущает недостаток информации, недостаток понимания того, что происходит. И она использует мусульманское духовенство и для пропаганды, и для сбора сведений, и для легитимации репрессий, потому что именно на основании этих сведений формируются списки для допросов, списки для федерального розыска и так далее.

Любовь Чижова:
Как часто убивают представителей духовенства на Кавказе?

Григорий Шведов: Это распространенная, участившаяся за последнее время составляющая джихада, она характеризует ситуацию на Северном Кавказе, по крайней мере, последние 10 лет. Но за последние несколько лет мы видим участившиеся случаи нападений, убийств. Но надо понимать, что духовенство играет не только политическую, но и экономическую роль, поскольку довольно большое количество людей вовлечены в разные, скажем так, проекты, которые растят недоброжелателей, – и не только в связи с приверженностью к тем или иным религиозным течениям.

Любовь Чижова: Убийство муфтия Кабардино-Балкарии пополнило список погибших духовных лидеров Северного Кавказа. В мае прошлого года был убит заместитель муфтия Дагестана Ахмед Тагаев. В сентябре прошлого года в Карачаево-Черкесии застрелили ректора Исламского института Исмаила Бостанова. В августе этого года в Дагестане убили начальника отдела духовного управления мусульман республики Магомедвагифа Султанмагомедова.

Андрей Бабицкий: Приезд в Северную Осетию полпреда СКФО Александра Хлопонина с самого начала был окутан тайной. Не были известны ни программа, ни цель визита. Из местных журналистов для освещения мероприятий с участием Хлопонина были отобраны всего несколько представителей государственных СМИ. Остальных, включая корреспондентов государственных информационных агентств, попросили не беспокоиться.
Александр Хлопонин свой визит в Северную Осетию решил начать с Моздокского района, самого удаленного от столицы республики. Путь в Моздок для жителей Северной Осетии – дело хлопотное, а подчас и затратное. Уже долгие годы прямое сообщение с районом отсутствует - дорога пролегает через соседние республики Кабардино-Балкарию и Ингушетию, где действуют уже другие правила проезда, влетающие иногда владельцам осетинских автомобильных номеров в копеечку.
Полпред СКФО освятил свои присутствием "стройку века". Сегодня в Моздоке была торжественно открыта поликлиника, которая готова принимать до 850 посетителей в день. Появление Хлопонина на этом мероприятии случайным назвать нельзя. Он символически завершил строительство эпохального объекта, начатое 30 лет назад, еще в 1981 году.
Вице-президент Российского общества социологов по СКФО Хасан Дзуцев сомневается в эффективности однодневных наездов и закрытых мероприятий для своих:

Хасан Дзуцев: Мы до сих пор не услышали со стороны господина Хлопонина конкретных программ о развитии СКФО, учитывая, что не создаются рабочие места. И виртуальное общение никак не устраивает жителей Северной Осетии. В итоге получается, что чиновники живут своей жизнью, а граждане своей. Нам даже открыто заявляют, что еще не придумали рецепта против террористов. Мы ждем от государственных чиновников решения накопившихся на Северном Кавказе проблем. Александру Хлопонину первым долгом надо иметь конкретную программу, ее пока никто не слышал. Надо поднять уровень жизни Северного Кавказа, а как его поднимешь, если нет социальных проектов. Прежде всего, надо открывать рабочие места.

Андрей Бабицкий: Дорога из Моздока во Владикавказ заняла у полпреда несколько часов. Уже вечером он встретился с руководством завода "Электроцинк", за закрытие которого выступают жители Владикавказа. В прошлом году в атмосферу были произведены выбросы сернистого газа, превышавшие в несколько раз допустимые нормы. Активисты протестного движения "Стоп "Электроцинк!"" направляли свои протесты руководству СКФО. Сегодняшний визит "главного" по Северному Кавказу не внушил оптимизма сторонникам закрытия завода.
"Крайне негативно отношусь к высказываниям полпреда в СКФО Александра Хлопонина о замерах, проводимых на заводе "Электроцинк" крайне коррумпированными надзорными структурами "Роспотребнадзор", "Ростехнадзор", Минэкологии и прочими, которые искажают реальные цифры, проводят замер ныне, во время деятельности наиболее активной, а именно по ночам, когда объем выбросов бывает максимальным. Тем самым они способствуют уничтожению населения Северной Осетии и Ингушетии, являются пособниками убийств. Никогда ничего к лучшему не изменится, пока Путин и Хлопонин у власти. Будут продолжаться ложь, обман, клевета, продажность. Мы - химическая кущевка", - говорит санитарный врач Центра гигиены и эпидемиологии Северной Осетии Ацамаз Хадиков.
С полудня дожидавшиеся полпреда на открытии нового детского сада владикавказские журналисты из правительственных СМИ так и не были допущены к высокопоставленному чиновнику.
После четырехчасовых попыток не околеть от холода журналисты услышали сакраментальное: "Подхода к прессе не будет!" Такого развития события никто не ожидал. Чуть позже выяснилось, что Хлопонин общению с прессой, наверное, справедливо предпочел стяжание даров духа. Продолжая хранить многозначительное молчание, в сопровождении главы Северной Осетии он направился на богослужение в собор Святого Георгия Победоносца. И в заключение визита улетел обратно в Пятигорск.

В Ингушетии в ходе судебного процесса над 12 подозреваемыми в нападении на Назрань летом 2004-го года судья отказал заущите в проведении суда присяжных. Это прямо запрещено законодательством. Рассказывает руководитель назрановского отделения Правозащитного центра "Мемориал" Тимур Акиев.

Тимур Акиев: На этой недели в свою завершающую стадию вступил судебный процесс по так называемому делу "12", который в настоящее время проходит в здание СИЗО г. Пятигорска. Процесс длиться три года. За это время правозащитные и общественные организации не раз пытались привлечь внимание к тем нарушениям которые допускались как на стадии следствия так и в ходе судебного разбирательства. Всё безуспешно. 2 декабря в процессе начались прения сторон, а 6 декабря сторона обвинения запросили для подсудимых три пожизненных срока и далее от 25 до 17 лет лишения свободы.
Для того, чтобы понять почему такое строгое наказание требует обвинение, необходимо вернуться в прошлое на несколько лет назад. Как известно в июне 2004 года отряды боевиков совершили вооружённое нападение на силовые органы Ингушетии, фактически они взяли на несколько часов под свой контроль центральную часть республики, пожалуй самую густонаселённую. Рейд был неожиданным. Сотрудники милиции попадали в расставленные засады боевиков. Имелись жертвы и среди мирного населения.
Для расследования факта нападения была сформирована следственная группа Главного управления Генеральной прокуратуры в Южном федеральном округе, которую возглавил следователь прокуратуры Криворотов . Местом дислокации данной группы стал г. Владикавказ. По версии следствия международная террористическая вооруженная группа, возглавляемая выходцами из стран Ближнего Востока, намеревалась захватить власть на Кавказе. Как часть этого масштабного плана и явилось нападение на Ингушетию. В рамках общего уголовного дела, в отдельное производство выделяются другие уголовные дела.
По данным "Мемориала" по итогам расследования нападения на Ингушетию было проведено более 10 судебных процессов. Несколько человек обвиняемых в причастности к этому нападению были оправданы, были и такие которые получили незначительные сроки лишения свободы. Все оправдательные и мягкие приговоры вынесены на основании вердиктов коллегии присяжных заседателей. Причины, по которым некоторые дела разваливались в суде, скрывались в непрофессиональной работе следственной группы прокуратуры. Подтасовка фактов, выбивание признательных показаний под пытками, отказ в возможности нанимать независимого адвоката, всё это приводило к тому, что в суде обвинительная сторона не могла представить более или менее убедительные доказательства вины обвиняемых и могла рассчитывать только на сговор с судьями. В случаи с судом присяжных такой сговор становился практически невозможным.
Очередной судебный процесс по уголовному делу № 06560235, где фигурируют 12 обвиняемых, начался в феврале 2007 года. Опасаясь потерпеть очередное фиаско в суде, властями предпринимались беспрецедентные попытки отменить рассмотрение данного уголовного дела судом присяжных заседателей. 17 июня 2009 года Верховным суда Ингушетии удовлетворено ходатайство стороны обвинения о рассмотрении этого дела без участия присяжных заседателей. До этого момента начиная с осени 2007 года судебные заседания под различными надуманными предлогами откладывались. До тех самых пор пока не были внесены поправки в УПК РФ, отменяющих рассмотрение судом присяжных дел связанных с терроризмом и бандитизмом. Все жалобы адвокатов на неправомочность отмены суда присяжных в процессе самого суда, были отклонены.
После возвращения дела из Верховного суда России в Верховный суд Ингушетии его вновь направил в ВС РФ для определения подсудности в связи с отсутствием кворума в ВС РИ. То же занимательный факт: в Ингушетии так и не смогли найти трёх судей для ведения этого процесса. Сторона обвинения или сами назначаемые судьи заявляли отвод, в том числе и судья в чём производстве почти два года и находилось это дело. 19 ноября 2009 года ВС РФ принял решение о передаче дела в Ставропольский краевой суд.
В апреле 2010 года судебный процесс после длительного перерыва возобновился. На этот раз без всяких задержек. По заявлению адвокатов председательствующий судья и два его коллеги игнорировали все их жалобы на нарушения допускаемые в ходе судебного заседания и отклоняли почти все их ходатайство. В то же время судьи закрывали глаза на грубейшие нарушения со стороны обвинения, как например в случае когда сторона обвинения пригласила в суд свидетелей, которые до этого момент не фигурировали в уголовном деле и их показания в деле отсутствовали. Да и сам председательствующий судья, по словам адвокатом, допускал нарушения. Один раз он пытался подать ходатайство, чтобы в деле в качестве доказательств были приняты показания подсудимых, которые были добыты без присутствия адвоката. Судья совершил два грубейших нарушения УПК. Во-первых, судьи не могут заявлять самим себе ходатайство, а, во-вторых, показания обвиняемых, добытые без присутствия представителей защиты, не могут быть приняты в качестве доказательств. После возражения защиты, он тут же попросил прокурора заявить такое ходатайство, что тот и сделал, быстро набросав его от руки.
Итог этого судебного заседания, исходя из всего выше изложенного, предугадать несложно. И дело даже не в том виноваты подсудимые или нет, а в том что властные структуры, как судебные, так и исполнительные не хотят сегодня себя обременять строгим соблюдением всех законодательных норм, в том числе и международных. Как говорил следователь Шарапов, герой известного советского боевика: "Если законом вертеть, как захочется, то это будет уже не закон, а кистень". А отсутствие закона и порядка может привести к анархии, элементы которой в последний дни можно было наблюдать в Москве.

Андрей Бабицкий: 14 декабря в Абхазии прошли поминальные мероприятия по жертвам Латской трагедии. Ровно 18 лет назад в ходе грузино-абхазской войны был сбит российский вертолет, эвакуировавший людей из осажденного грузинскими войсками города Ткварчели. Жервами стали более 60 человек – стариков, женщин и детей. О печальных событиях вспоминает наш сухумский корреспондент Виталий Шария.

Виталий Шария: 14 декабря 1992 года, спустя ровно четыре месяца после начала грузино-абхазской войны, один из двух вертолетов российских ВВС, взлетевших в пятом часу вечера с вертолетной площадки в блокадном, голодном и холодном городе Ткуарчале и переполненных беженцами, так и не долетел до Гудауты – он был сбит тепловой ракетой в районе горного села Лата Гулрыпшского района, что в средней части Кодорского ущелья, и, упав на склон горы, сгорел.
Погибли все, более шестидесяти пассажиров и три члена экипажа. Почти все пассажиры были беженцами – в основном женщины, в том числе и беременные, и дети в возрасте от недели до одиннадцати лет. Эту апокалиптическую картину никогда не забыть тем, кто ее видел: их выносили из вертолета в Гудауте на ослепительно белых простынях и укладывали друг за другом на взлетной полосе – черные обугленные тела тех, кто сгорел в адском пламени. Вот хорошо сохранившееся тело мужчины. Вот мать, которая прижимает к груди заживо сгоревшего младенца с обгоревшей пустышкой во рту, вот искореженная углеродистая масса, в которой вообще трудно узнать очертания человеческого тела. Через день я присутствовал на похоронах погибших, которых предали земле в братской могиле в приморском парке Гудауты.
Стон и плач стояли в те дни в Абхазии, ведь в малочисленном абхазском народе трудно найти человека, у которого в сбитом вертолете не было если не родственника, то знакомого.
Латская трагедия стала в один ряд с предыдущими ужасными случаями массовой гибели мирных людей – событиями 9 апреля 1989 года в Тбилиси, когда в результате ночного разгона советскими войсками митинга погибло около двадцати грузинских демонстрантов, расстрелом в мае 1992 у села Кехви в Южной Осетии автобуса с осетинскими беженцами…
Но если после трагедии с автобусом прозвучало публичное покаянное слово Госсовета Грузии, то на сей раз официальный Тбилиси так и не счел нужным выразить сожаление и принести извинения за гибель десятков невинных людей. С самого начала грузинская сторона, используя СМИ, стала предпринимать попытки откреститься от совершенного. Сперва была выдвинута версия, рассчитанная на совершенно не осведомленных людей: что вертолет был сбит над территорией, контролируемой абхазскими силами. Затем стали доказывать, что вертолет якобы упал от перегруза…
Комиссия Минобороны России во главе с генералом Ачировым долго не допускалась к месту трагедии, грузинская сторона долго не передавала ей "черный ящик" со сгоревшего вертолета. Тем не менее, комиссия пришла к однозначному выводу, что вертолет был сбит с земли ракетой типа "стрела" – ее фрагменты были найдены среди обломков. И сбит с территории, которая контролировалась грузинскими воинскими формированиями.
Латской трагедии в Абхазии посвящено много газетных и журнальных публикаций, книга журналиста Екатерины Бебия "Крик малышей".
Ежегодно 14 декабря на месте той самой вертолетной площадки в Ткуарчале проходят митинги, на которых часто читают стих "Баллада о сгоревшем вертолете". Написанный гудаутской учительницей Тамарой Бибулатовой, он был напечатан в газете "Республика Абхазия" в начале 1993 года. "Пролетели дни, прошли недели,/ Только мне набатом в сердце бьет/ Тот, с детьми летевший из Ткварчели,/ в воздухе сгоревший вертолет./ Произносят траурные речи,/ И рыданья, стоны сердце рвут,/ Горе всем скалой легло на плечи,/ А гробы плывут, плывут, плывут…" Так начинается "Баллада", а вот такими словами заканчивается: "Я стою над братскою могилой,/ То порою плачу, то молчу, /А когда боль вынести нет силы,/ Я тогда в отчаянье кричу:/ "Нет, убийца человеком не был! Будь же проклята на все века/ Солнцем, воздухом, людьми, землею, небом/ Кнопку ту нажавшая рука!".
Имя того, кто тогда нажал кнопку "пуск", стреляя по вертолету, не известно общественности и сейчас, спустя 18 лет. В Абхазии этот неизвестный стал воплощением абсолютного зла, хотя никто уже давно не рассчитывает на то, что он будет найден и наказан как военный преступник. Но вот несколько месяцев назад на одном из грузинских интернет-сайтов я прочел текст, в котором автор рассуждал о том трагическом эпизоде уже давно отгремевшей войны. И, конечно же, не называя человека, который произвел роковой выстрел, доказывал: у того была точная информация, что в вертолете летят абхазские боевики. В вертолете том действительно летели и погибли несколько известных военнослужащих абхазской армии. Владимир Анцупов… Мой дальний родственник, житель села Тамыш Аслан Зантария, летевший вместе с беременной женой Наташей…
И вот сегодня мне пришла в голову неожиданная мысль. Ведь теоретически можно допустить, что стрелявший, который стал для абхазов воплощением абсолютного зла, на самом деле в жизни честный, порядочный, искренний человек, любящий сын, муж, отец. Он не убежал, как некоторые от войны, а встал на защиту территориальной целостности Грузии, на защиту, вполне возможно, своего очага… И он, очевидно, выполнял приказ. И он, возможно, был убежден, что, стреляя, защищает тем самым, спасает от "боевиков" грузинское население…
Вертолет горел недолго. Но кто знает, кто подсчитает, в скольких сердцах абхазских бойцов этот сбитый вертолет с беженцами зажег огонь гнева и мести, которые обратились впоследствии против тех, кого защищал стрелявший по вертолету!

Андрей Бабицкий: Один из самых живописных уголков Грузии – Хевсурети, который славится неповторимыми красотами вершин Большого Кавказа и колоритом местных традиций, пребывает в бедственном положении. Он почти пуст, а оставшееся население практически изолировано от внешнего мира. Тем не менее, путь к спасению этого региона существует, однако все упирается в финансы. Рассказывает Эдита Бадасян.

Эдита Бадасян: Испокон веков хевсуры были хранителями северных границ Грузии. Однако славились они не только своей отвагой, но были и искусными мастерами. Хевсурские ковры, кинжалы, и шкатулки - все это еще можно увидеть в Грузии, но все реже и реже. К сожалению, хевсуры покидают родные места, а вместе с этим умирают и хевсурские традиции.
Зура - выходец из Шатили, но уже там не живет. Он рассказывает, что люди уезжают от безысходности, и древние многовековые крепости, в которых жили их предки, медленно разрушаются.

Зура: В Хевсурети примерно 910 деревень, и в каждой из них остаются не больше 30 семей, потому что нет никаких условий для жизни. Нет инфраструктуры, работы, разрушены все крепости, нет телефона, нет дороги. Они оторваны от цивилизации. Школа есть, но и та не функионирует нормально из-за нехватки учителей. И эти проблемы касаются всей территории Хевсурети.

Эдита Бадасян:
Миндия Чинчарули, один из организаторов "Ассоциации по развитию Хевсурети", уверен, что многие вернутся в родные места, если там будут созданы нормальные условия для жизни:

Миндия Чинчарули:
У нас есть желание принять участие и сделать добро для развития нашего родного края. Мы уже это делаем и оставим для последующих поколений. В Хевсурети на каждом шагу история. Очень многие хотят вернуться назад.

Эдита Бадасян: Будущее Хевсурети беспокоит не только жителей и выходцев из этого региона, но и государственные структуры, которые разработали несколько проектов по его спасению и возрождению. Представитель Национального Агенства по защите культурного наследия Петре Канкава говорит о комплексном решении проблем:

Петре Канкава: Туризм – это то средство, с помощью которого регион перестанет быть на вечной дотации у государства. Если мы там восстановим только культурные памятники, и дороги сделаем, они так и будут стоять. Надо, чтобы люди там жили и ухаживали бы за всем этим. И туризм принесет им постоянный заработок. Без него регион не сможет развиваться. Ведь, именно у этого региона есть огромный потенциал не просто себя обеспечивать, но и богато жить.

Эдита Бадасян:
По словам Петре Канкава, у государства нет финансов на воплощение проектов, поэтому чиновники ищут доноров, просят помощи у Всемирного Банка и Евросоюза.
На одной из таких ознакомительных встреч представитель Еврокомиссии в Грузии Михаил Неквасил, которому удалось побывать в Хевсурети, говорит об уникальности находящихся там древних крепостей:

Михаил Неквасил: Если бы Шатили и Муцо находились в любой стране Евросоюза, туда бы приезжали миллионы людей каждый год. Они уникальны. И главное, надо сохранить национальное культурное наследие. Но надо быть очень осторожным, чтобы в процессе реставрации не было ничего модернизировано.

Эдита Бадасян: Пока проекты существуют лишь на бумаге. Остается надеятся, что план спасения и возрождения Хевсурети в ближайшем будущем найдет своего инвестора.

Андрей Бабицкий: На прошлой неделе из Ростовского государственного строительного университета отчислили студента из Ингушетии Хазбулата Мархиева. Его подозревают в убийстве учащегося того же ВУЗа Максима Сычева. Рассказывает журналист Магомед Ториев.

Магомед Ториев: Очень скоро покинут стены университета и двое друзей подозреваемого. Оснований для этого более чем достаточно: бесконечные прогулы и "хвосты". В настоящее время в ВУЗе тщательно изучается 51 личное дело студентов-ингушей. Проанализировав успеваемость и посещаемость, комиссия пришла к выводу, что 70% учащихся из Ингушетии – кандидаты на отчисление.
Полагаю, другие ВУЗы страны на волне антикавказских настроений охотно подхватят эту инициативу, которую нельзя назвать совсем уж безосновательной. Выходцев с Кавказа сложно отнести к категории прилежных студентов. Нет сомнения в том, что среди ингушей немало тех, кто отправляется в Россию за знаниями. Но также справедливо и утверждение, что многие используют учебу как прикрытие. Они едут за приключениями, страстно желая вырваться из-под родительского контроля.
По прибытии, буквально в первые недели в землячествах происходит раскол. Искатели приключений вливаются в кампании "братьев по разуму", а дальше начинается их "вольная" жизнь, очень далекая от студенческих аудиторий. Именно эта категория "вольных стрелков", самоутверждающихся за счет конфликтов с местным населением и криминальной активности, и стала источником утвердившегося мнения о беспределе, который творит кавказская молодежь на улицах российских городов за пределами Северного Кавказа.
Коррупция позволяет им покупать оценки на экзаменах и решать проблемы с милицией. Родители, впечатленные рассказами своих отпрысков о преподавателях-нацистах, предоставляющих горцам доступ к знаниям исключительно за взятки, исправно посылают немалые средства на подкуп Мелкое хулиганство и драки без увечий тоже "закрываются" за деньги. Это давно стало повсеместной практикой.
Но всему приходит конец. Ситуация изменилась в одно мгновение и кардинально. Теперь даже небольшая стычка в любом российском городе может привести к погромам с плачевным исходом для, пусть и задиристой, но сравнительно малочисленной кавказской диаспоры. Погромщики не станут отделять студентов от шпаны, местных кавказцев от приезжих - волна накроет всех без исключения.
Власти Чечни и Ингушетии понимают опасность сложившейся ситуации. Рамзан Кадыров пообещал серьезные неприятности тем соотечественникам, которые приняли участие в кавказском митинге 15 декабря. Юнус-Бек Евкуров не ограничился предупреждениями, он лично проконтролировал явку подозреваемого в убийстве Мархиева в милицию Ростова и отдал распоряжение всем своим представителям в российских регионах проверить образ жизни каждого студента из Ингушетии.
Почувствовав после успешной демонстрации в начале прошлой недели свою силу, национал-патриотические организации Ростова потребовали от властей сократить квоту, обеспечивающую кавказским студентам беспроблемное поступление в местные вузы.
Так называемые "целевики" - это рудимент советской политики по отношению к национальным меньшинствам. В первые годы советской власти или в послевоенный период квота для "националов" помогала готовить специалистов для регионов. В современных условиях России, целевые места превратились в бюджетную "халяву", Но совсем не для тех, кто реально желает учиться, и при этом органичен в средствах, а для молодых людей с богатыми или влиятельными родственниками.
Будучи студентом Ставропольского Университета, я повидал немало "целевиков". Я помню, какую оторопь вызывали "вундеркинды" - студенты, которым едва-едва исполнилось 16. Их родители, располагая необходимыми средствами, без колебаний покупали любимому чаду аттестат об окончании школы и отправляли его на учебу. В результате ребенок, с трудом закончивший 9 классов, попадал на первый курс Медицинского института. Я не против преференций, но они должны предоставляться одаренным детям, сиротам, инвалидам, нуждающимся, а не кавказским народам, лояльность которых федеральный центр стремится "купить" разнообразными подачками
Абсолютным кошмаром обернётся для кавказских властей массовый исход кавказцев на родину. Регионы Северного Кавказа ожидают проблемы посерьёзней, чем война с горсткой радикальных партизан. Десятки тысяч людей в каждом кавказском субъекте федерации работают в России, сотни тысяч живут на постоянной основе. Зарабатываемые и присылаемые ими деньги составляют немалую часть бюджета простых горцев. Потеряв и этот важнейший источник дохода, северокавказский регион превратится в одну сплошную зону бедствия.

Андрей Бабицкий: Писатель Герман Садулаев считает, что проблема "чистоты" крови беспокоит нет только русских националистов. У них есть своего рода "зеркала" и на Кавказе.

Герман Садулаев:
Новость на этой неделе одна на всех. Беспорядки в Москве, выступления в других городах России. Начинаются уличные войны. После событий на Манежной площади сразу было ясно, что это только начало. В среду 15 декабря беспорядки продолжились в ещё более угрожающих масштабах. Милиция задержала более тысячи человек, в отделениях нет места, и задержанных катают по Москве в холодных автозаках.
Видимо, и это ещё не конец. Уличные войны продолжатся. Бесконечно держать силы правопорядка на усиленном режиме невозможно. Контроль ослабнет, и будут новые и новые стычки. Лодка уже раскачана, пожар зажжён. Многое, что можно было сделать ещё неделю назад сегодня предпринимать уже поздно.
Трудно сейчас найти рецепт как прекратить столкновения и провокации. Ситуация назревала годами и разрешить её росчерком пера на новом законе невозможно.
Винят экстремистов, винят националистов, преступников и халатность, коррумпированность правоохранительных органов. Всё так. Но не лишним будет и вспомнить, кто ещё месяцами накалял обстановку, способствовал разжиганию межнациональной розни. Ведь многие ныне рыцари добра и миротворцы сами внесли свои 5 копеек в фонд Манежной площади. Тот же особо любимый мною чеченский омбудсмен господин Нухажиев – не он ли несколько раз организовывал кампании по давлению на правоохранительные органы, по выгораживанию правонарушителей определённой этнической принадлежности? Это ли не раскачивание лодки?
Теперь все говорят очень правильные слова о том, что преступления нужно расследовать без оглядки на национальную принадлежность виновных и пострадавших. Всё так. Но кто ещё совсем недавно старался обелить как бы "своих" правонарушителей, представляя их невинными жертвами в атмосфере якобы всеобщей травли и притеснений?
Похоже, теперь будут и настоящая травля и реальные притеснения.
Вот только, увы, коснутся они не разжигателей. Господин Нухажиев и прочие чиновники, посещая Москву, передвигаются на автомобилях со спецсигналами и охраной. В метро они не спускаются, по улицам не ходят. А ходят простые люди, которые ни сном, ни духом. И которые теперь имеют все шансы попасть "под замес", если они внешностью напоминают, как это говорится, "кавказцев", хотя я с трудом понимаю, какой именно антропологический тип имеется в виду.
Сегодня произошло ещё одно трагическое событие. В Нальчике убит муфтий Кабардино-Балкарии Анас Пшихачев. Спартаковского болельщика Егора Свиридова застрелил выходец из Кабардино-Балкарии, но едва ли это месть русских националистов. Просто совпадение.
Глава Чеченской республики выступил с заявлением по поводу убийства муфтия. Заявление правильное и понятное. Действительно – гибель духовного лидера большая трагедия. И ещё правильно отмечено, что не уделялось достаточно внимания вопросам обеспечения безопасности для высшего духовного лица. Ведь у нас каждый средней руки чиновник – в броневике с мигалкой и группой охраны, хоть этот чиновник никому и не сдался, на него если только его собственная жена со сковородкой нападёт, а муфтия, который на переднем крае борьбы с религиозным экстремизмом, как оказалось, вообще никак не охраняли. Всё так.
Но один оборот речи в заявлении мне очень не понравился. Глава республики говорит о преступниках, убивших муфтия: это подонки. Это люди без роду и племени. Чистой крови человек на Кавказе никогда не совершит такое коварство. Вот это мне не понравилось – про чистую кровь.
Может, не надо уже, а? Может кто-то объяснит для начала хотя бы официальным лицам в России, что недопустимо использовать такую риторику? Что нет у нас крови чистой и нечистой? Мы же не фашисты, правда?
Ведь это опять пять копеек в копилку новой Манежной площади. Россия – многонациональная страна. У нас живут миллионы людей различной и смешанной национальной принадлежности, и этот факт не должен быть причиной дискриминации. Нужно тщательно следить за своей риторикой и за своими действиями, не допускать оскорблений и разжигания розни.
Кто-нибудь, объясните это нашим главам регионов и прочим главарям Российской Федерации. Я уже устал, честное слово.

Андрей Бабицкий: "Уйти с Кавказа!"- лозунг, который становится в России все более популярным. Политолог Сергей Маркедонов считает, что это путь в никуда.

Сергей Маркедонов: Нарастающая лавина этнических столкновений в Москве и в других частях необъятной России вызывает шквал разноречивых эмоций. Однако "манежный синдром" требует серьезного анализа, что называется на "холодную голову". Что показали нам трагические инциденты последней недели? Во-первых, то, что главной угрозой территориальной целостности страны сегодня стали не сепаратистские и партикуляристские настроения "окраин", а движение этнического большинства. Во-вторых, массовые погромные действия (и даже не столько они сами, сколько реакция определенной части российских политиков и экспертов на "подъем русского духа") продемонстрировали, что в России формируется новая общественно-политическая сила. Эту силу можно определить как "русский сепаратизм". Сегодня эта сила еще не стала институциональной. У нее нет своих партий (хотя есть сочувствующие в разных политических объединениях, включая и респектабельные парламентские фракции). Однако симпатии к русскому сепаратизму есть и в рядах правоохранительных структур, спецслужб, администраций разного уровня, а также в медиа-сообществе.
В рамках русского сепаратистского проекта набирает популярность лозунг "отделения Кавказа". По мнению тех, кто высказывается в подобном духе, России следует едва ли не насильственно отделить проблемный регион и сосредоточиться на строительстве "русского национального государства". Между тем, реализация такого проекта не столько утопична (история знает примеры и большей политической оригинальности), сколько губительна для российской государственности едва ли не больше, чем дудаевско-масхадовская Ичкерия вместе с пресловутыми "ваххабитами".
Но, как говорится, пройдемся, по пунктам. Во-первых, Северный Кавказ не является единственной "национальной окраиной" России. Полагать же, что в других этнических регионах (таких, как Татарстан, Башкирия, Тува, Бурятия) все спокойно и замечательно, значит впадать в необъяснимую слепоту. Надо осознать очень простую "вещь": избавление от "кавказского баласта" обострит этнонациональные противоречия в "отделившейся России", не говоря уже о том, что уход Кавказа сам по себе будет воспринят, как прецедент. Таким образом, "отделение Кавказа" станет мультипликацией сепаратизма. Во-вторых, уход с Кавказа не остановит этнической миграции (что является главной фобией москвичей и жителей крупных центральных городов России). Просто потому, что на "отделенном Кавказе" не будет сильной государственности, а будет "война всех против всех". Российский Северный Кавказ - это не Алжир начала 1960-х, где было четко структурированное движение Фронт национального освобождения, с которым президент Шарль де Голль мог вести переговоры. Плохо это или хорошо - иной вопрос. Однако непонятно, с какими субъектами Россия будет договариваться о своем "уходе". Или придется вести переговоры с каждым мало-мальски значимым полевым командиром или руководителем секторов "Эмирата Кавказ". В итоге отъезд за пределы этого региона станет единственной возможной альтернативой для его жителей. И не надо тешить себя иллюзиями про "границы на замке"! Даже такие государства, как Израиль, имеющие на порядок ниже, чем у нас уровень коррупции, не решили проблем безопасности посредством размежевания.
В-третьих, отделение Кавказа не снимет "фактора кавказцев". В данном случае мы говорим о тех сообществах, которые уже давно "пустили корни" за пределами национальных северокавказских республик. Между тем, в некоторых районах Ставропольского края, Калмыкии, степной зоне Ростовской и Волгоградской области выходцы из Чечни и Дагестана составляют если не большинство, то очень внушительное меньшинство. Заметим, играющее позитивную роль в социально-хозяйственном развитии данных территорий. Уезжать с насиженных мест они добровольно не будут? Их будем депортировать или также "отделять"?
В-четвертых, встает вопрос о русских же, проживающих еще в большом количестве в Кабардино-Балкарии, Карачаево-Черкесии, Адыгее и в небольшом в Дагестане, Чечне и Ингушетии. С ними что будем делать? Бросим, как в 1991 году или в 1996 году после Хасавюрта? В-пятых, непонятно, что будем делать с военной инфраструктурой (части Каспийской флотилии, пограничные заставы, подразделения министерства обороны). Также оставим "друзьям", как это уже было ранее? Или начнем выводить внутрь России? А кто-нибудь из русских сепаратистов считал, во что обойдется такой вывод? Сколько стоят казармы для солдат, складские помещения под боеприпасы, квартиры для военнослужащих и их семей, создание новых рабочих мест и переквалификация кадров?
И последнее по порядку (но не по важности). А что будем делать с людьми, которые готовы воевать за Россию, как дагестанцы в 1999 году, осетины (наиболее последовательные сторонники российского выбора). Не стал бы сбрасывать с этого счета и чеченцев с ингушами. Разве нынешний президент Ингушетии Юнус-бек Евкуров не воевал с ичкерийскими сепаратистами в горах Кавказа и не совершал знаменитый бросок десантников на Приштину, став на некоторое время олицетворением России и российской внешней политики. Ведь далеко не все милиционеры, так сказать "кавказской национальности", коррупционеры и пособники криминала. Среди них есть и искренние патриоты, защитники российской государственности. Как бы пафосно это ни звучало.
Таким образом, русский сепаратизм - это демонстрация слабости, неуверенности и комплексов. Вместо того, чтобы интегрировать сложный регион (в котором заметим, большинство отнюдь не клинические русофобы и радикалы) и пытаться укреплять государственность, сторонники "России для русских", как инфантильные дети, желающие не выполнять трудные уроки, призывают бросить Кавказ. Не понимая, что "кавказский урок" - далеко не единственный. И что если не выполнить его, то придется выполнять татарский, башкирский, а потом, глядишь казачий, сибирский, поволжский, питерский и московский. В этой связи хорошо бы вспомнить фразу государя императора Николая Первого, сказавшего однажды, что "нет плохих немцев и хороших русских", а есть "плохие подданные и хорошие подданные". Есть коррупционеры, взяточники и бандиты (как-будто Цапок и Евсюков – дагестанцы или чеченцы?), а есть честные и порядочные люди. И втягиваться сегодня в проект "Россия для русских"- это значит не просто не решать проблемы этнического большинства, но и усугублять их многократно. Как говорится, пожар керосином не потушишь!

Андрей Бабицкий: "Некруглый стол" радио "Эхо Кавказа" проходил в среду, в день, когда московская милиция предотвратила крупные стычки между кавказцами и националистической русской молодежью. Ведуший – Дэмис Поландов.

Дэмис Поландов:
Тема нашего сегодняшнего "Некруглого стола" - обстановка в Москве и сегодняшние столкновения и аресты. У нас на прямой телефонной связи Константин Крылов – главный редактор сайта АПН.ру, президент русского общественного движения "Россия", Виктор Дашевский – заместитель председателя московского антифашистского центра, и, находящийся сейчас в Назрани, наш постоянный комментатор, член правления правозащитного центра "Мемориал" Александр Черкасов.
Мы изначально готовились сегодня поговорить о событиях на Манежной площади, но новости сегодняшнего дня немного откорректировали тему. Итак, московская милиция задержала около тысячи человек из числа радикальной молодежи, об этом заявили в столичном ГУВД. И мой первый вопрос к Константину Крылову. Константин, ваша версия событий, что сегодня произошло? В случае с Манежной площадью вы положительно оценивали действия националистически настроенной русской молодежи и сами были там. Сегодня первый результат, по-моему: стычки по городу, кавказцы объединяются и так далее.

Константин Крылов: Ну, во-первых, если уж говорить о сегодняшнем дне, то я тоже могу оценить его положительно. Это странно звучит, когда это говорю я, но тем не менее, я могу очень положительно оценить действия московской милиции. Они были весьма грамотны и они предотвратили массовые столкновения между русскими и кавказцами. Я был свидетелем того, что происходило в центре "Европейском". Я могу сказать, что это была грамотная работа.

Дэмис Поландов: То есть мы не выпустили джина из бутылки, и то, что сегодня происходит…

Константин Крылов: Нет, по крайней мере сегодня, этого не произошло. Я не могу сказать, что это не случится дальше, но сегодня джин получил по голове и довольно сильно. Межнационального конфликта в Москве, массового, страшного, с, не дай Бог, кровью и со смертями, не состоялось. И эта была работа, прежде всего, правоохранительных органов.

Дэмис Поландов:
Спасибо, Константин. Теперь вопрос к Виктору Дашевскому. Виктор, власти предприняли все меры для предотвращения инцидентов?

Виктор Дашевский:
Господин Крылов довольно дельно, как это ни удивительно, сказал. Я, конечно, радуюсь вместе с господином Крыловым. Не повторились те события, которые были 11 декабря на Манежной площади. То, что было 11 декабря, с моей точки зрения, с точки зрения московского антифашистского центра, было проявлением неготовности и слабости нашей власти. Как московской, так и центральной федеральной. А сегодня власть кое-что сделала. Хотелось бы надеяться, что будут подавлены всякие попытки разрушить Россию изнутри, что фашизм не пройдет. Вот на это хотелось бы надеяться.

Дэмис Поландов:
Спасибо, Виктор. Теперь вопрос в Назрань. Александр Черкасов, вы только приехали в Ингушетию, там следят за развитием событий в Москве? Какие вообще настроения?

Александр Черкасов: Следят, не отрываются от компьютеров. Я тоже, к сожалению, не на месте событий, но моими глазами служит мой приятель, он боец ОМОНа, много раз бывший в Чечне, и он-то оценивает в своих постах события далеко не так хорошо. Да, на Киевском вокзале рассеяли толпы, да, сотни задержанных, да, использовали как временные КПЗ троллейбусы. Но и ту, и другую толпу рассеяли по всему городу. И сейчас в разных местах города Москвы происходят столкновения. А что будет ночью - это еще Бог знает. Но это все не будет видно телекамерам, так что, действительно, такой картинки, как на Манежной, не будет. Киевский вокзал зачищен образцово-показательно. Но посмотрите, сколько будет убитых этой ночью. Причем отнюдь не кавказцев, которых собирались убивать на этом самом Киевском вокзале, а киргизов, которые убирают наши дворы. Здесь смотрят на происходящее с ужасом. С ужасом разным. Во-первых, никакой приличный человек быдло не уважает. Здесь на Кавказе не любят то быдло, которое едет в Москву с кого-то сорвать шапку, у кого-то забрать телефон, с кем-то подраться и позорить всех остальных. Но, извините, мы, москвичи, тоже вряд ли должны солидаризироваться с быдлом, которое с другим быдлом собирается драться. То, что школота ликующая зигует по Москве, и считает, что это нормально - это ужас. Что предотвратили? Наоборот, мы пожинаем бурю, которую посеяли за прошедшие годы. Мы вырастили поколение, которое не понимает, что вскинутая в нацистском приветствии рука - это немыслимо. И что быть нацболом это очень и очень нехорошо.

Дэмис Поландов:
Спасибо, Александр. Теперь вернемся в Москву. Константин Крылов, как сочетается ваша положительная оценка происходящего на Манежной площади и сегодняшняя оценка?

Константин Крылов: Все элементарно. Я, как русский националист, не хотел бы ни убийства русских прежде всего, ни, конечно же, убийства людей других национальностей. Я считаю, что межнациональный мир действительно является большой ценностью. С другой стороны, когда межнациональный мир устанавливается за русский счет, я не могу этому радоваться. Я, например, считаю, что Россию разрушает, прежде всего, чудовищный кавказский беспредел, чудовищная наглость преступлений и убийств, совершаемыми кавказцами, и прежде всего кавказцами. А так же и властями, которые их покрывают. Не нужно забывать с чего все началось. А именно с того, что в свое время был убит человек, а его убийцы были отпущены на свободу. Что касается нынешней ситуации, то это был редкий случай, когда милиция, которая очень часто именно покрывает действия кавказцев, работала именно так, как должна работать милиция цивилизованного государства. Она развела стороны, предотвратила конфликт. И, вместо того, чтобы бить только одних русских, она именно развела обе стороны, и обе стороны, скажем так, в равной мере, в равной степени ответственности получили свое. Я считаю, что это именно проявление цивилизованности, к сожалению, в России редкое.

Дэмис Поландов:
То есть вы не считаете, что сегодняшние меры в Москве являются показателем того, что власти собираются ужесточить свою политику в отношении проявлений, ну, скажем так, крайнего национализма.

Константин Крылов: Я бы сказал так. Национализм и бандитизм это все-таки разные вещи. Так вот, если будут ужесточаться меры в том числе и против чудовищного кавказского бандитизма, от которого Москва просто стонет, так я это могу только приветствовать. Естественно, я хочу жить в мирном городе. Я хочу спокойно ходить по улицам и не бояться толп агрессивных кавказцев, которые могут зарезать любого русского и им ничего не будет. Я не хочу жить в таком мире.

Дэмис Поландов: Спасибо, Константин. Виктор Дашевский , вам вопрос. Константин говорит о том, что существует такая дискриминация русских. Ну, с другой стороны, многие говорят, что русские националисты вообще-то пользуются поддержкой и в силовых структурах, например. Как вы считаете, эти обвинения в том, что именно русский народ является таким дискриминируемым - это действительно так?

Виктор Дашевский:
(смеется) Я очень жалею, что в лицо сейчас не вижу господина Крылова, на кого он там смахивает, может, ему когда-нибудь, считающие себя русскими сограждане, сделают "бо-бо" потому что примут его за нерусского. Видел я русских людей, которых били, и даже убивали. Вот в Подмосковье были такие случаи. Думали, что они нерусские, фамилии и имена их были известны. А сам-то господин Крылов одно из двух: или он там, как Господь сказал, не ведает, что творит, а точнее, что говорит, или наоборот, очень даже хорошо все понимает и надеется, что есть люди, которые ему поверят и за ним пойдут. Вот передо мной слова, которые когда-то господин Крылов сказал, что вот врагом русского народа считается нерусь, а дальше кавычки открываются, дословно цитирую: "Он понимает совокупность народов, классов, социальных групп..." и так далее, не буду все подряд, "…которые стремятся подчинить, подавить и даже уничтожить русских, как народ, и Россию, как самостоятельное государство". Так вот, я хочу сказать господину Крылову, что вот как раз такие как он, лично господин Крылов и его сторонники - это и есть люди, которые сознательно или бессознательно совершают такие действия, которые как раз и ведут к уничтожению русского народа и распаду России, как государства. Значит, пользуясь терминологией господина Крылова, он и есть нерусь в самом точном виде, даже если он этнический русский и может доказать свое происхождение. Что тут говорить - кавказский бандитизм, всякий другой бандитизм, убийства бандами скинхедов несчастных людей любой национальности: киргизов, африканцев, да что тут говорить банальные вещи. Правильно все говорил Александр Черкасов, я абсолютно согласен со всем, что он сейчас говорил. А господин Крылов делает вид, что он этого не знает и не понимает.

Дэмис Поландов:
Спасибо, Виктор. Александр Черкасов, скажите, вы могли бы резюмировать эту беседу? Сказать, как правозащитник, насколько наша сегодняшняя дискуссия, достаточно жесткая и идет с таких позиций, которые очень далеки, от советского интернационализма. Как вы считаете, как далеко мы ушли от этого интернационализма, и вообще - обратимы эти процессы в российском обществе или нет?

Александр Черкасов: Выросло поколение, которое родилось после распада Советского Союза. К сожалению, слишком мало мы знаем друг про друга. Выросли люди, которые жили всю жизнь в своем маленьком городке, и не знают какие разные бывают люди. Парадокс, но там, где есть много разных национальных общин, люди лучше друг к другу относятся, потому что лучше знаю друг друга. И выехавшие, чтобы оторваться от старших, от себя, ото всех, молодые раздолбаи. Они любой национальности не очень хороши. И сейчас они, понаехавшие в Москву скины, понаехавшие в Москву кавказские джигиты. Я вот сейчас смотрю фотографии. И те, и другие, ищут друг друга. Группы молодежи, которых разогнали в центре. Они ищут друг друга, - так написал мой товарищ Дмитрий Барко, который сегодня был на московских улицах. И мне страшно, что будет сегодня ночью. Мне страшно, потому что я, хотя и москвич, но я далеко от Москвы. Я надеюсь, что будет не только показательная зачистка на Киевском вокзале, но что сегодня ночью город попытаются защитить от той черноты человеческого нутра, а не человеческой кожи, которая сегодня в него вылилась. Мы получили результат этих двадцати лет, и он ужасен, и все мы за него несем ответственность. И те, кто все это время подпитывал русский или любой другой национализм, и те, кто пытался уйти от этих проблем. В конце концов, в Москве происходит то, что в каких-нибудь станицах или селах происходит всегда. А именно: милиция и власть ушли отовсюду, они со стороны наблюдали за "стрелками", на которых собственно и происходили разборки между разными группами. Не национальными, а вообще разными группами местной молодежи, кого угодно. Только вот теперь это вырвалось под стены Кремля. Власть ушла отовсюду, она дала простор для такого насилия, и теперь у меня нет ответов. Я надеюсь, что сегодня никто не будет убит. Очень надеюсь.

Материалы по теме

XS
SM
MD
LG