Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Пушкинская против Манежной. Проигравшие и победители? Как сделать "выборы"-2011-12 выборами? В эфире - Леонид Гозман, Сергей Обухов, Евгений Ясин, Илья Яшин, Игорь Минтусов, Олег Шеин, Борис Надеждин, Сергей Попов, Вадим Прохоров, Владимир Милов


Тысячи людей пришли на митинг против ксенофобии, Москва, 26 декабря 2010

Тысячи людей пришли на митинг против ксенофобии, Москва, 26 декабря 2010

Михаил Соколов: Телезима 2010 в России - это счастье четыре часа лицезреть на экране озлобленного и желчного Владимира Путина, до приговора суда, объявившего Михаила Ходорковского виновным даже в том, за что его не судят. Что судье Данилкину там какой-то Дмитрий Медведев, запрещающий госчиновникам высказываться по поводу процесса Михаила Ходорковского.
Хамовнический суд в понедельник проштамповал вердикт самоназначенного лидера нации, определив Ходорковскому и Платону Лебедеву обвинительный приговор по прокурорскому сценарию.
Премьер России взволнованно наезжал на оппозиционеров Милова, Рыжкова и Немцова, как на пособников Бориса Березовского, с которым якобы означенные раздербанили Россию, даже при том, что все трое были личными врагами олигарха, а Немцов даже оборонил от приватизации в его пользу "Газмпром". Забыто и то, что кандидат в президенты Путин одалживал все у того же миллиардера 25 миллионов долларов черным налом на выборы.
Телезима России, - это вздернувший подбородок выше глаз собеседников Президент, откровенно издевавшийся над теленачальниками, требуя от Эрнста, Добродеева и Кулистикова отчитаться в свободе прессы во вверенных им средствах пропаганды.
Лица Эрнста и Добродеева желейно вздрагивали при словах о небывалой свободе экрана. А Владимир Кулистиков, виршеплет из НТВ, жалуется, как он был не свободен на Радио Свобода.
Слова виртуального президента о пропасти между теленовостями и Интернетом на мастеров виртуала явно не подействовали.
А в этой пропасти проблема событий на Манежной площади, до отказа забитой озверевшими в драке с ОМОНом юнцами, с так называемыми болельщиками, вздымающими руки в нацистском салюте, "Зиг хайль - "Спартак!", "Бей Кавказ, чтобы Россия боялась!». Там и проблема орудующих по всей России воспитанных на кавказской войне криминальных банд. И проблема купленных продажных милиционеров и следователей.
Национальный лидер выбор сделал. Владимир Путин почтил память жертвы уличной драки. Страх того, что борцы с инородцами признают и власть чужаком гонит, конечно, не на могилу неизвестного таджика, затоптанного ботинками скинов, а к венкам в память жертвы невинного болельщицкого увлечения уличными боями без правил.
Власть вздрогнула от страха гопоты, с которой так долго заигрывали путинские якименки, идущие вместе "нашисты" из движения "Сталь", взявшие на вооружение геббельсоввские рецепты оболванивания масс.
Страх Путина - это не боязнь погромов и человеческих жертв.
Это ужас, к примеру, перед собственными до зубов вооруженными северокавказскими наместниками, которые сегодня кланяются в ноги, но сквозь зубы требуют все больше денег и прав на насилие не только во вверенных им бантустанах, но и на территории всей России.
Этот страх утраты контроля на всем, потери власти, собственности, может быть и жизни.
Он заставляет одного из виновников климакса власти – Владислава Суркова нести жалкую чепуху о введенной либералами моде на несанкционированные митинги.
Легко ответить: моду эту ввела российская власть, разжигая насилие, деля народ на наших и не наших, не давая санкций на разрешенные Конституцией мероприятия.
Премьер-министр предрек сбривание бороденок либералам, и выход на Манеж, в драку нацистами. Интеллигенты в минувшее воскресенье вышли на Пушкинскую.

Митинг "Москва для Всех" аккумулировал неприятие вызверившегося на Манеже лика фашизма, ксенофобии и, главное, тех, кто за толпой стоит, - говорит писатель Виктор Шендерович.

Виктор Шендерович: За этими людьми стоят, безусловно, политики, безусловно, провокаторы. Давайте разделять тех молодых людей, которым просто не дали читать в детстве правильные книжки, которым не рассказали вовремя азбучные истины, и тех негодяев, которые поджигают этот фитиль.

Михаил Соколов: В 91 году ГКЧП в Кремле противостояли люди у Белого Дома, сегодня Манежной противостоит Пушкинская, говорит филолог Мариэтта Чудакова.

Дмитрий Быков и Мариэтта Чудакова
Мариэтта Чудакова:
В жизни каждого человека есть моменты неоднократные, когда невозможно не реагировать, здесь мы поднимаемся. Так мы поднялись в августе 91 года. Мы за три дня обрушили самый жестокий и длительный режим XX века. Москвичи, не забудем это. Нас было тогда у Белого дома от 100 до 120 тысяч. Остановили.
Наступил момент показать, продемонстрировать, что мы не допустим, чтобы нацисты, фашисты, вообще люди, которых оболванили те, кто этим занимается специально, расположились под стенами Кремля.

Михаил Соколов: Писатель Дмитрий Быков видит другую, не нацистскую Россию.

Дмитрий Быков: Я часто читаю выступления людей, называющих себя националистами. К настоящему национализму этическому они, конечно, не имеют никакого отношения.
У меня складывается ощущение, что они живут в какой-то очень маленькой и очень несчастной стране, где на всех ничего не хватает, где надо постоянно кого-то оттеснять, где нормальное состояние человека – это борьба за кусок и страшная злоба ко всем остальным.
Я живу совершенно в другой стране. Мы живем в стране доброй, великой, огромной, стране, у которой есть будущее. И мы прекрасно знаем, что это будущее за нами. Мы никогда не дадим отождествить Россию с людьми озлобленными, ничтожными и неумными.

Михаил Соколов: Академик Юрий Рыжов предупредил:

Юрий Рыжов
Юрий Рыжов:
Времени осталось немного. И может свихнуться ситуация так, что мало не покажется. Держитесь вместе, насколько это возможно и как можно дольше, но не забывайте, что время уходит.

Михаил Соколов: На Пушкинской было много достойных людей старшего и среднего возраста, но мало молодежи. К сожалению, митинг еще раз показал: возможности мобилизации людей интеллектуалами, которые выступают против насилия и за европейский путь развития России,
ограничены - без участия демократических партий и движений - двумя тысячами правозащитных активистов и поклонников уважаемых мастеров культуры.

Чем заняты российской власти, занимаясь проблемами регионов?
В общем, удивительной ерундой.
К примеру, парламент запрещает главам субъектов федерации именоваться президентами.

Еще одна новость - из названий парламентов регионов убирают созвучие с Государственной думой России. Из Томска сообщает Мелани Бачина.

Мелани Бачина: Новое название для думы выбирали больше месяца. Свой вариант мог предложить любой житель Томской области. На сайте думы проходил открытый конкурс. Предложений было масса. От "Слуг народа", "Верхней палаты избранных Томской области" до «"Народного вече" и «"Ратуши". Сами депутаты остановились на слове "законодательная".

Андрей Соколов: Областная дума в общем наиболее демократичным способом пошла по этому пути. С одной стороны в СМИ обсуждалась эта тема, они открыли большой раздел у себя на сайте, а сайт у областной думы довольно продвинутый. И потом просто суммировали результаты.
Выбор сделали такой, который не тревожил бы нынешнее руководство областной думы.

Михаил Соколов: Кремль добивается все большей унификацией. В России уничтожен последний двухпалатный парламент Свердловской области. Из Екатеринбурга сообщает Екатерина Петрова.

Екатерина Петрова:
Двухпалатный парламент на Среднем Урале доживает свои последние месяцы. Депутаты законодательного собрания приняли новый Устав, который предполагает ликвидацию регионального Сената - Палаты Представителей. В нее избирались представители округов, а не партий, как в областной думе. Эта форма представительской власти просуществовала в Свердловской области 16 лет. Первый Устав был принят в начале 90-х годов, и до сих пор многие считают этот документ демократическим образчиком. Он предполагал классическую систему сдержек и противовесов, когда в нижней палате депутаты ротировались каждые два года, а верхняя - отсеивала излишние законотворческие инициативы. Одним из разработчиков обоих вариантов Устава стал депутат, глава думского комитета по законодательству Анатолий Гайда. По его словам, в свое время двухпалатная система была актуальна, а сейчас в ней отпала необходимость:

Анатолий Гайда: Когда мы писали устав в 93 году, была совсем другая ситуация. И мы тогда вполне осознанно пошли на создание двухпалатного парламента. Был полный хаос с политическими партиями, в то время даже общественные движения могли участвовать в выборах по спискам. Поэтому, чтобы нейтрализовать, была продумана идея выборов от территорий.
Сейчас партийная вертикаль, такой необходимости создания двухпалатного парламента нет.

Екатерина Петрова: Политолог Константин Киселев, однако, отмечает, что система сдержек и противовесов до сих пор актуальна. Во-первых, она позволят принимать более продуманные законы, а во-вторых, способствует большей представительности общества во власти и таким образом позволяет учитывать большее количество мнений. По словам Киселева, двухпалатная система - это политическая традиция Свердловской области, и отказываться от нее в угоду т.н. федеральному тренду - неправильно:

Константин Киселев:
В этой схеме более тщательно прорабатываются законопроекты, в том числе с точки зрения наличия и учета каких-то оппозиционных интересов. В условиях централизации власти и партийной дисциплины палата представителей является во многом своеобразным позитивным элементом системы сдержек и противовесов. В ней представлен, как правило, крупный бизнес, который при определенных условиях может сказать "нет" партии, "нет" исполнительной власти и защитить тот интерес, на который он опирается.
И наконец, дело в том, что сложная система – это система, которая наиболее эффективна. Сегодня мы идем в сторону упрощения и, соответственно, в сторону принижения значения представительной власти. Она и так у нас не сильна, а сегодня фактически сделаем эту представительную власть окончательно мизерабельной.

Екатерина Петрова: Самая большая проблема перехода к однопалатному парламенту в Свердловской области - техническая. Дело в том, что у депутатов - разные сроки полномочий - в областной думе существует принцип ротации - каждые два года половина парламентариев переизбирается. И последние выборы прошли только весной 2010 года. 14 из 28 депутатов имеют все права работать 4 года, и для них сейчас разрабатывается очень сложная схема, при которой в 2012 году будут избраны 50 депутатов нового однопалатного парламента, а те 14, у кого не закончатся сроки полномочий - просто досидят свои 2 года. Однако, в депутатской среде ходят упорные слухи, что в будущем году законодательное собрание вынудят самораспуститься, чтобы провести выборы с нуля, - рассказал нам член фракции КПРФ в облдуме Евгений Артюх:

Евгений Артюх: Единороссы в кулуарах достаточно высокопоставленные фактически не исключают такой сценарий, когда они попробуют, грубо говоря, прицепиться к федеральному центру, госдумовской избирательной кампании. Под эту госдумовскую кампанию летом, в начале осени организовать самороспуск нынешнего законодательного двухпалатного собрания, чтобы прекратить досрочно полномочия и провести выборы в рамках федеральной госдумовской кампании.
Я считаю, что это выход нормальный. И "Единая Россия", если она полагает, что она проведет успешные выборы, тут может несколько ошибаться. Потому что выборы, которые мы провели в марте 2010 года, показали – у нас "Единая Россия" взяла 39% в Свердловской области, а в совокупности три партии "Справедливая Россия", ЛДПР и коммунисты взяли больше, чем "Единая Россия". И в принципе мы готовы к новой избирательной кампании.

Екатерина Петрова:
Артюх отметил, что областные власти после реформирования законодательно органа должны пойти дальше и поменять структуру правительства. В частности, ликвидировать пост премьер-министра и поставить губернатора во главе кабинета. Добавлю, что глава свердловской области Александр Мишарин подписал новый региональный Устав 23 декабря, и отныне этот день в Свердловской области будет Днем Устава.

Михаил Соколов: Впереди новая весенняя избирательная кампания. Одним из самых интересных регионов будет Кировская область, где у власти губернатор Никита Белых.
Из Вятского края сообщает корреспондент Радио Свобода Екатерина Лушникова.

Екатерина Лушникова:
Это прозвучал гимн избирательной кампании в государственное собрание Кировской области. Сочинил песню для электората музыкант Константин Садаков по поручению областной избирательной комиссии. Кроме гимна будут исполняться частушки и куплеты в стиле рэп.
Зачем же нужна музыка для политики? Объясняет заместитель председателя избирательной комиссии Ирина Верзилина.

Ирина Верзилина: Почему бы нам не создать некую песню, которая ни в коем случае не агитировала бы ни за что, но отвечала бы демократическим принципам. Мы надеемся на то, что выборы пройдут честно.

Екатерина Лушникова:
Честные выборы обещали избирателям и кировский губернатор Никита Белых.

Никита Белых: Выборы в Кировской области будут честными с равными условиями для каждой партии. Для того, чтобы выборы были честными, достаточно исключить использование административного ресурса при процедурах ведения избирательной кампании, при подсчете голосов, при объявлении результатов. Все это будет в Кировской области сделано.

Екатерина Лушникова:
Никита Белых даже готов на собственные средства купить видеокамеры для избирательных участков. А вот возглавить тройку партийного списка "Единой России" бывший лидер СПС отказался. Без поддержки губернатора партия власти вынуждена была обратиться к другим харизматическим личностям. "Паровозом" партии на выборах в региональный парламент согласился стать 70-летний герой Советского Союза космонавт Виктор Савиных.

Виктор Савиных: Я слово "паровоз" не люблю. Мне сказали, что провели рейтинг популярных лиц в Кировской области, во главе рейтинга оказался Савиных, так я оказался в списке первым. Мощная ракета.

Екатерина Лушникова: Куда же собираемся лететь?

Виктор Савиных:
Лететь в лучшую жизнь собираемся.

Екатерина Лушникова:
Вместе с Виктором Савиных лететь к лучшей жизни в кировский парламент собрались 26-летняя фигуристка бронзовый призер в танцах на льду Оксана Домнина и вице-премьер Кировской области по вопросам образования, культуры и прав человека Александр Галицких.
Недавно заместитель губернатора Никиты Белых был утвержден исполняющим обязанности секретаря кировского отделения "Единой России". Полномочия бывшего секретаря отделения, спикера регионального парламента Владимира Васильева были приостановлены по решению президиума генерального совета партии с формулировкой "за нарушение партийной дисциплины и попытку сформировать списки на выборы под влиянием одной из финансово-промышленных групп". Речь идет об известной в Кировской области группировке Валерия Крепостнова и Константина Гозмана, владельцев агрохолдинга "Дороничи", а также президента сети предприятий "Глобус" Олега Березина.
Для Александра Галицких назначение секретарем кировского отделения "Единой России" было как снег на голову.

Александр Галицких: Можно сказать, как снег на голову. Тем более, что пришлось принять предложение старших товарищей по партии возглавить политсовет в период самый острый для любой партии – предвыборный период.
"Единая Россия" – это единственная политическая партия современной России, которая даже в свой устав внесла праймериз, предварительное партийное голосование. Процедура была проведена в сроки, которые были предписаны. А дальше, когда политсовет начал верстать список, получилось, что в ряде округов у нас дублирование. Скажем, Иванов Иван Иванович одномандатник и он же и в тройке партийной. Я могу назвать порядка 12 фамилий, которые везде были.

Екатерина Лушникова: После работы над ошибками, которую провело региональное отделение, выдвижение одного и того же кандидата по двум спискам было запрещено почти для всех, кроме двух кандидатов – Олега Березина и Валерия Крепостнова. Разговаривать с прессой владелец cвинокомплекса не пожелал.

Олег Березин: Друзья мои, спасибо, я был вас рад видеть. С наступающим Новым годом! Добрых вам дел.

Екатерина Лушникова: Ситуацию прокомментировал исполняющий обязанности секретаря кировского отделения "Единой России" Александр Галицких.

Александр Галицких: Мы выполняли решение президиума политсовета партии о том, чтобы максимально сократить дублирование одномандатных списков и списков округов территориальных. Было принято решение на политсовете последнем сохранить в нескольких округах кого предлагали в список. После этого политсовет принял решение, что по четырем округам у нас состоится дублирование, потому что это показали результаты социологических опросов. Остальные все новые люди, и это обновление. Ветер перемен, ветер обновления.

Екатерина Лушникова: Впервые за всю историю существования регионального отделения "Единой России" партийная конференция прошла в присутствии прессы. После проведения тайного голосования предвыборный список обновился почти на треть. К примеру, в него вошел еще один заместитель губернатора Никиты Белых, бывший руководитель "Вятка-банка" Олег Казаковцев.
По избирательному округу номер три регионального списка выдвинулся миллиардер, председатель совета директоров кампании "Уралхим" Дмитрий Мазепин.
А вот бывший секретарь партии спикер кировского заксобрания Владимир Васильев уже никуда не выдвигался.
И еще один скандал потряс кировское региональное отделение "Единой России" в конце года. Неожиданно заявление о добровольном выходе из партии подал глава Шабалинского района Добровольский с группой товарищей. Причиной стало разочарование в политике власти.
Глава района Сергей Добровольский принял решение баллотироваться по списку КПРФ Кировской области. КПРФ рассчитывает набрать до 50% голосов избирателей, если, конечно, выборы будут честными. В этом сомневается лидер кировских коммунистов Сергей Мамаев.

Сергей Мамаев:
Еще до назначения даты выборов те кандидаты, которые пойдут в списке "Единой России", уже занялись теми черными технологиями, которые были прописаны пиарщиками от "Единой России", так называемая "Таблица боевых действий".

Екатерина Лушникова:
Так называемая "Таблица боевых действий" была составлена политтехнологами от "Единой России" для работы с электоратом в районах Кировской области. Таблица была передана главой одного из районов Сергею Мамаеву.

Сергей Мамаев:
Здесь прописано по сути дела на полубандитском языке, с какой группой и с каким электоратом как себя вести. Например, пенсионеры, такая группа людей – мочить явку, гасить оппонентов. Методы воздействия – запуск слухов, мочилово оппонентов, чернуха, серуха, адресная помощь, скупка, пойка, подвоз людей.
Это мы уже проходили и знаем на прошлых выборах президента.
Досрочка, как они пишут, то есть досрочное голосование. Такой подход к выборной кампании просто-напросто ставит под сомнение выборы в целом, как наиболее демократическую форму управления.

Екатерина Лушникова: Руководитель регионального отделения "Справедливой России" генеральный директор агрохолдинга "Абсолют-агро" Сергей Доронин тоже не верит в честные выборы. Недавно он совершил предвыборную поездку по районам Кировской области и ужаснулся тем условиям, в которых живут его будущие избиратели.

Сергей Доронин:
Ситуация просто ужасная. Это касается в первую очередь системы здравоохранения, реализация целевой программы оптимизации сети учреждений здравоохранения. Это ничто иное, как геноцид над сельским народом. Сегодня повсеместно закрываются больницы, ночные стационары сокращаются. Сегодня есть населенные пункты в Кировской области с населением более одной тысячи человек, в которых нет аптек. Данные населенные пункты находятся от городов или крупных населенных районных центров в 18-20 километрах, туда ходят автобусы два раза в неделю. Там 90% населения – это люди пенсионного старшего возраста, 70-80-летние бабушки.
Я думаю, что, к сожалению, проголосуют, в том числе применяя грязные технологии по открепительным талонам или применяя выездное голосование, когда в автомобили с урнами садятся представители партии большинства, когда не сажают в эти автомобили представителей других политических партий, и когда бедным немощным старикам показывают бюллетень, куда ставить галочки.

Екатерина Лушникова:
Если вы не надеетесь на честные выборы, на что вы надеетесь?

Сергей Доронин: Я надеюсь, что в России когда-то победит разум.

Михаил Соколов: Благовещенский городской суд оправдал бывшего губернатора Амурской области Леонида Короткова.
Суд пришел к выводу о невиновности Короткова по всем
трем эпизодам якобы имевшегося превышения полномочий. Последний избранный населением губернатор Леонид Коротков был уволен президентом Путиным по недоверию. На посту главы Амурской области уже успел побывать пришлый чиновник, растративший огромные суммы на личные прихоти. При другом назначенце Кремля Олеге Кожемяко смещен с поста глава областной столицы, уничтожены прямые выборы мэра Благовещенска, а соратники главы региона обвиняются прессой в давлении на местные органы МВД.
В начале 2010 года в Архангельске прошли массовые митинги против роста тарифов, закончился год голодовкой детей-сирот с требованием предоставить им положенное по закону жильё.
Как сообщил Радио Свобода бывший мэр Архангельска Александр Донской, власти региона решили поднять упавший рейтинг губернатора Ильи Михальчука и "Единой России", увеличив вдвое, до 160 миллионов рублей, расходы на саморекламу. Для пиара заказаны 1092 статьи в региональной прессе. Каждый житель областной столицы будет получать бесплатно газету "Архангельск". Покупают 159 статей в федеральной прессе: заказуху готовы будут печатать "Аргументы и факты", "Российская газета", «"Коммерсантъ", журналы: "Эксперт" и «"Коммерсантъ Власть", Заказан 31 телесюжет на федеральных каналах "Россия-1", "Россия-24".
Депутат Архангельского областного собрания Ольга Епифанова подсчитала, что суммы, выделенной на эти цели, хватило бы на покупку жилплощади для 55 сирот.
В этой ситуации оппозиционные депутаты Архангельского областного собрания требовали убрать из бюджета расходы на пиар, пытались обратиться к президенту России с вопросом о недоверии к губернатору Илье Михальчуку, но все эти попытки были блокированы единороссами, - рассказал Радио Свобода Александр Донской.

Политическая жизнь Самарской губернии после выборов мэра Самары. Рассказывает корреспондент Радио Свобода Сергей Хазов.

Сергей Хазов: Главное политическое событие 2010 года в Самаре – выборы нового мэра, позволило не только говорить о, наконец, случившимся, после избрания "единоросса" Дмитрия Азарова единении областных и городских властей, но и начале реформирования местной вертикали власти.
Главным образом реформа затронула структуру самарской мэрии, доставшуюся Дмитрию Азарову от предшественника Виктора Тархова.
После прихода Азарова мэрию спешно покинули члены команды Тархова, возможно, небезосновательно опасаясь ревизий и проверок. И действительно: новый мэр Самары Дмитрий Азаров одним из первых распоряжений инициировал комплексную проверку финансовой деятельности, особое внимание уделив городскому департаменту по имуществу.
Как рассказал 17 декабря Дмитрий Азаров, только в 2009-2010 годах бюджет Самары недополучил более 2 миллиардов рублей, из них 489 миллионов: долги по арендной плате, около 750 миллионов - убыток из-за продажи имущества по заниженным ценам, 340 миллионов убыток от продажи активов через близкие мэрии фирмы и 420 миллионов недополучено из-за заниженных арендных ставок и кредитных обязательств департамента по имуществу. По словам Дмитрия Азарова, результаты проверки будут переданы в прокуратуру для привлечения проворовавшихся чиновников к уголовной ответственности.
"Так закончилась легенда о рачительном политике Викторе Тархове", - комментирует политолог Валерий Павлюкевич.

Валерий Павлюкевич: Назревает процесс о двух миллиардах рублей. Всегда новый мэр ищет блох у старого мэра. Дело в том, что все договора, которые заключались, они, конечно, не всегда имели прозрачный вид. И наличие нарушений там как бы было заложено в самой схеме этих договоров. Мэрия, и физические лица (может, были и юридические лица), но, тем не менее: там не просто какие то льготные условия. Просто задарма отдавалось большое количество нежилых помещений. Отдавались набережные, парки, и так далее. Так, мягко говоря: нерачительная хозяйственная деятельность бывшего мэра. Прежде, чем вот озвучивать прессе, нужно было досконально все проверить и передать правоохранительным органам. А уж те, в свою очередь, сами должны были заявить средствам массовой информации о наличии признаков преступления в действиях прежнего мэра и его команды.

Сергей Хазов: Есть и другая точка зрения: что это "дутое" дело, инспирированное против Тархова…

Валерий Павлюкевич: То, что дела могут "надуваться". И выясняется, что не два миллиарда, а два миллиона. И не Тархов, а другие люди – и так далее, и тому подобное. Такие вещи были и в других городах, и у других мэров.

Сергей Хазов: По-принципу "дела Уткина"?

Валерий Павлюкевич: "Дело Уткина" оно как бы не закончено. Хотя человек уже отбывает наказание. Напомним: что это бывший мэр города Тольятти. Не случайно, что все это совпало со снятием господина с лидеров региональной организации "Справедливая Россия". Получается как бы действительно: все это странным образом совпадает по времени.

Сергей Хазов: Может завершиться и политическая карьера Виктора Тархова. 21 декабря бюро президиума центрального совета партии «Справедливая Россия» освободило его от должности председателя самарского регионального отделения партии, объяснив это "необходимостью переформатирования работы организации накануне выборов в Государственную Думу".
Как пояснил руководитель Аппарата партии "Справедливая Россия" Олег Михеев, "Если региональный партийный лидер зачастую игнорирует партийную же линию, делает неоднозначные заявления и пускается в свободное плавание, которое, при этом, не приносит никаких бонусов, а лишь вызывает невнятное ворчание в СМИ и на задворках политической арены, - такие действия неэффективны. К сожалению, это не раз случалось с Виктором Тарховым", - конец цитаты.
Теперь, без партийной поддержки Виктор Тархов вряд ли пройдет в депутаты Государственной Думы России, куда он очень стремился.
Это на руку депутату Государственной Думы от «Справедливой России» Вере Лекаревой, для которой Тархов - главный конкурент на грядущих выборах депутатов Федерального собрания.
Комментирует политолог Андрей Федоров.

Андрей Федоров: Тархов действительно проиграл выборы. И, по, на мой взгляд абсолютно объективным социологическим данным у Виктора Александровича Тархова очень высок был отрицательный рейтинг. Я думаю, он таким высоким и остался буквально до дня голосования. И поэтому с точки зрения руководства партии "Справедливая Россия" наверное, все-таки было бы неразумно оставлять в руководстве региональным отделением человека с таким высоким отрицательным рейтингом. Сейчас во всех регионах, и Самарская область и Самара здесь не исключение, начинается борьба за включение персоналий вот в эти самые пресловутые партийные списки. Тархов хотел бы наверное попасть в этот партийный список, но помимо него есть другие желающие, которые гораздо более удачливы. Я думаю, что это тоже было таким определяющим: когда Виктора Александровича просто взяли и сместили с этого поста. Думаю, ничего здесь удивительного нет. Не думаю, что здесь какие то жуткие совершенно интриги. На мой взгляд: такое продуманное и очевидное решение. Потому что, с одной стороны: он достаточно уже возрастной человек. А с другой стороны: не имея возможности руководить партией, для него теперь крайне проблематично будет, во-первых, избраться в Государственную Думу. Я думаю, что насчет Государственной Думы здесь даже невозможно. Вот то, что касается будущих выборов в Губернскую Думу, Тархов может на что-то рассчитывать. Но ему, увы, теперь уже придется идти без, наверное, партийной поддержки. Хотя, кто его знает? Тархов всегда славился тем, что он очень такой прилично креативный человек, умеющий даже в трудных ситуациях изменить этот отрицательный антирейтинг. Надо понимать, что до будущих выборов в Губернскую Думу многое и забудется. Поэтому я не исключаю, что он и может эту свою политическую карьеру на региональном уровне продолжить. Важно, чтобы ему самому это было интересно.

Сергей Хазов: 21 декабря фракция КПРФ в Самарской Губернской Думе исключила из своих рядов вице-спикера регионального парламента Николая Мусаткина. Комментирует член фракции КПРФ, беспартийный Михаил Матвеев.

Михаил Матвеев: Официальным объяснением исключения Николая Мусаткина являются вопросы его внутрифракционной дисциплины. Из тринадцати последних заседаний фракции он присутствовал только на одном. То есть, фактически, речь идет о том, что он больше года не принимает участия в жизни фракции и видимо, то носит демонстрационный характер. Вторая претензия связана с его показательным голосованием по тем принципиальным вопросам, которые фракция принимала. Это и вопросы утверждения областного бюджета, и вопросы сокращения сроков выборов, который принимался в начале года, и переход региона на московское время – там их наберется, наверное, с десяток. В тоже время, если говорить открыто, скорее всего, речь идет о том, что многие действия Николая Мусаткина они вызывали такое ощущение, что он фактически перешел во фракцию "Единая Россия". Именно вот это раздвоение, которое наблюдали и рядовые члены партии, и представители других партий, оно в конечном итоге требовало какого то решения на официальном уровне. Такое решение последовало на последнем заседании фракции. И я предполагаю, что за этим должно последовать исключение его из партии.

Сергей Хазов: Коммунисты Самары заявили, что перед выборами в Государственную Думу омолодят свои ряды.
Самарские политологи считают, что налицо нежелание большинства лидеров КПРФ в регионе выдвигать в Госдуму в 2011 году 73-летнего Валентина Романова, который в парламенте уже четвертый срок.

Михаил Соколов: На днях Центризбирком России сообщил, что собирается потратить 12 миллиардов рублей на автоматизацию выборов. И процесс выборов станет еще чище и прозрачней.
Эти официозные новости вызывали ироническую усмешку у лидера партии "Правое дело" Леонида Гозмана.

Леонид Гозман: Во-первых, я уверен, что после инноваций Чурова "Единая Россия" получит 120%, с чем я ее и поздравляю. Мне кажется, что нынешний уровень избирательной системы таков, что объявляемые результаты имеют весьма отдаленное отношение к реальному волеизъявлению граждан. Таким образом, подрывается легитимность парламента, он никого не представляет на сегодняшний день.
И то презрительное отношение граждан к Государственной думе, которое повсеместно распространено, определяется не только интеллектуальным уровнем депутатов, есть разные депутаты, а определяется тем, что люди понимают, что эта Государственная дума избрана не ими, а начальством, и не для защиты их интересов, интересов граждан, а для защиты интересов начальства.
Пока на сегодняшний день избирательная система такова.
Принципиально достаточно быстро можно изменить следующие вещи: система регистрации, отмена сбора подписей, потому что опыт показывает, что именно на сборе подписей можно снять кого угодно абсолютно и кого угодно, не имеющего никакой поддержки в обществе, можно поставить в список. Это первое.
Второе – это, конечно, система пропаганды. То есть равное время на телевидении, в других средствах массовой информации.
Третье – прозрачность системы контроля за выборами. На сегодняшний день у нас может быть немножко получше, чем у Лукашенко, где ничего нельзя проверить, но ситуация очень близка. И подмена урн, и выносные урны, и вброс бюллетеней в конце дня, и после окончания голосования и так далее. В общем это всем известно.
И еще одна очень важная вещь. Вы знаете, я не сильно кровожадный человек, но я хочу увидеть кого-нибудь в тюрьме, кто фальсифицировал выборы. Фальсификация выборов есть преступление против государства, против народа России. Человек, совершающий эти преступления, должен нести наказание. До тех пор, пока при любых доказанных фальсификациях абсолютно доказанных человек в лучшем случае получает публичный выговор, а за закрытыми дверьми ему говорят: ничего, молодец, все правильно, до тех пор это безобразие будет продолжаться.
Но конечно, для того, чтобы у нас это получилось, нам нужны независимые средства массовой информации, нам нужен независимый суд, нам нужны опять же нормальные выборы. Я очень боюсь того, что та ситуация, в которой мы находимся сейчас, она загоняет нас в тупик, она подталкивает страну к взрыву.
Я не понимаю, почему этого не видит высшее начальство. Может быть потому, что оно смотрит по телевизору то, что само велело показать и этому же и верит.

Михаил Соколов: Оно встречается с фанатами!

Леонид Гозман: Встреча с фанатами – это отдельная тема, которую готов комментировать, если есть желание. Встреча с фанатами, с моей точки зрения, означает вот что. Она означает, что битва при Манеже закончилась победой тех, кто туда вышел. А вообще ведь не всегда сразу понятно, кто победил. Допустим, французы считали, что они выиграли под Бородино, а потом оказалось, что они проиграли войну и проиграли во многом из-за той битвы, где они были обескровлены и не смогли дальше воевать.
Через 10 дней после событий на Манежной площади в день рождения товарища Сталина им было объявлено, что это они победили на Манежной. К ним пришел премьер.
С моей точки зрения, то, что Путин разбавил эту толпу, эту группу поклонниками нескольких северокавказских клубов, мне кажется, ситуацию не меняет.
Я бы отметил два момента. Первое: Путин поехал на могилу, почтил память Егора Свиридова, который был убит в этой хулиганской разборке. Что, думаю, правильно на самом деле. Я не знаю, что за человек был Егор Свиридов, но уж точно его нельзя убивать было. Но он не поехал на могилу того, допустим, дворника-таджика, которого то ли в тот же день, то ли на следующий день убили люди, которых наша милиция отпустила мирно с Манежной площади.
Если он за мир, Путин, то он должен был поехать как минимум на две могилы и всех этих фанатов туда привезти, на могилу таджика тоже. Он этого не сделал. Если может быть таджика похоронили в другом месте, можно было бы найти способ как-то выразить свое к этому отношение.
Кроме того у меня вообще настороженное отношение к тому, что называется фанатским движением. Когда люди считают главным для себя, главным в своей идентичности не то, что делают они, а сопереживание тому, что делают другие.
Кто такие фанаты, чем они занимаются? Что они в жизни делают, чем они на хлеб зарабатывают, что они делают, кроме того, что им нравится смотреть футбол, конкретно они переживают за конкретную команду.
Мне кажется, что среди людей, которые смотрят футбол, есть очень много достойных, очень умных людей, безусловно, но люди, для которых это становится существенной частью жизни, мне кажется, это не самые интеллектуальные, не самые продвинутые люди в нашей стране и в любой другой стране тоже.

Михаил Соколов: То есть эта встреча не страхует власть от выхода на улицу?

Леонид Гозман: Это не только не страхует, мне кажется, что власть опирается на не самых продвинутых людей, к сожалению. Они есть в любой стране, но у нас она стала на них опираться. Сначала сделали "нашистов", главная работа которых любить родину, ничего не могут, в любом деле абсолютно импотентны, насколько я понимаю. Подчеркиваю – в деле, я не проверял их физиологические данные. Власть опирается на них, теперь опирается на фанатов, главное дело которых – это переживать за футбол. А при этом говорят про модернизацию. Какая к черту модернизация с ними?

Михаил Соколов: Что нужно сделать, чтобы выборы перестали быть фарсом, и власть представляла бы и выполняла волю народа – секретарь ЦК КПРФ Сергей Обухов рассчитывает на давление масс:

Сергей Обухов: Ликвидировать монополизм "Единой России".

Михаил Соколов: И все? Так просто?

Сергей Обухов: Все. Как только будет конкурентная среда и голосование превратится в выборы.

Михаил Соколов: Как это сделать?

Сергей Обухов:
Народным возмущением, другого выхода я не вижу.

Михаил Соколов:
В обществе давно идет дискуссия как – когда чуровы при Путине не будут руководить избирательным процессом – обустроить выборное законодательство. Подготовлен и проект Избирательного кодекса, один из немногих фундаментальных документов, которым обладает оппозиция.
Говорит один из его авторов политолог Александр Кынев.

Александр Кынев: Самое главное в кодексе – это возвращение гражданам возможности свободно становиться кандидатами. Исключение из этого процесса чиновников в максимально возможной степени. Процедуры должны быть четкими, понятными и исключающими произвол. Это главный принцип, который положен.
Второе – это вариативность. Россия очень разная, регионы очень сильно отличаются, они должны иметь возможность выбирать те выборные системы, которые будут учитывать этнический состав, размещение населения на конкретной территории. Но при этом должны соблюдаться стандарты, то есть должны быть исключены злоупотребления.
На мой взгляд, сочетание вариативности и при этом защита избирательных прав – это главное, что в кодексе есть. И максимальное исключение чиновника, как промежуточного звена, который принимает решение, кому можно, а кому нельзя.

Михаил Соколов: А если взять практику последних весенних выборов, на что бы вы обратили внимание?

Александр Кынев:
На самом деле, что касается осенних выборов, они продолжили все тенденции, которые были до этого. То есть это как раз касается в основном принудительной селекции.
Потому что можно говорить о нарушениях, которые были на всех этапах кампании, но все-таки главное нарушение было на первом, когда львиная доля независимых депутатов, в ряде регионов две трети и более, не были допущены до выборов просто потому, что им отказали по самым порой абсолютно абсурдным поводам.
Ключевой фактор – это право доступа. Люди должны иметь возможность выходить на выборы. Не имеет права решать чиновник, может избиратель голосовать за конкретную партию или конкретного кандидата или не может голосовать, потому что у этого кандидата в паспорте стоял не такой штамп. Это, конечно, для демократического государства сегодня является абсолютным нонсенсом.
Ничего похожего в этом кодексе нет, все процедуры, которые он предусматривает, неважно, речь идет о регистрации кандидатов, о возможности каких-то санкций, они очерчены очень узким количеством случаев, описаны максимально детально и подробно и исключают какое бы то ни было двойное толкование.

Михаил Соколов:
Как сделать выборы в России свободными? Нужна иная процедура формирования избирательных комиссий, дополняет Александра Кынева депутат Государственной думы от "Справедливой России" Олег Шеин.

Олег Шеин: Необходимо изменить сам состав избирательных комиссий в первую очередь. Потому что когда голоса считают те, кто фактически выбирается, то есть исполнительная власть современная, когда одна и та же структура формирует весь штат избирательных комиссий, говорить о том, что можно избежать мошенничества, совершенно невозможно.
Я считаю необходимым формировать избирательные комиссии, как это делают наши соседи-украинцы, на равной основе между всеми парламентскими партиями. Это как минимум резко уменьшит злоупотребления.

Михаил Соколов: Советник председателя Совета федерации Сергей Попов в интервью Радио Свобода указывает на то, что стране нужна иная правоприменительная практика.

Сергей Попов: Я думаю, что вопрос не в избирательном законодательстве, главный вопрос, а вопрос в том, что за многочисленные случаи нарушения избирательного законодательства не несут никакой ответственности.
То есть главный вопрос не в правотворчестве, а в правоприменении.

Михаил Соколов: А что, ужесточать нужно наказание?

Сергей Попов: Если у вас будет написано "наказание – смертная казнь", при этом дела не будут расследовать, то сколько не ужесточайся, из этого ничего не будет.
Вопрос состоит в том, что административный ресурс задействованный приводит к тому, что такие дела не рассматриваются, ответственности не несут. Вот собственно и все.

Михаил Соколов: То есть это вопрос политической воли, изменения системы власти?

Сергей Попов: Не только воли, а и желания. Желания, чтобы соблюдались законы. Есть такое желание остаться у власти. И какая чаша весов перевесит?

Михаил Соколов: То есть ничего нельзя изменить?

Сергей Попов: Что значит, нельзя изменить? Меняется ситуация. Я думаю, ситуация изменится тогда, когда, выражаясь словами Владимира Ильича Ленина, низы не захотят жить по-старому, тогда она изменится.

Михаил Соколов: Известный российский адвокат Вадим Прохоров предлагает свои способы обеспечения честности и прозрачности российских выборов.

Вадим Прохоров: Я хочу напомнить, что на самом деле такой промежуток на нашей исторической памяти уже был, когда голосование реально было на выборах. Это, напомню, конец 80-х и где-то первая половина 90-х годов. Какие-то остатки этого продолжались до начала нынешнего десятилетия, до 2001-го, может быть до 2003-го годов.
Собственно говоря, изменение политического режима, как оно достигается – снизу, сверху – это отдельная проблема, и приводит к тому, что голосование превращается в выборы, а его консервация, его заморозка приводит к тому, что несмотря на хорошие, замечательные законы, голосование не является выбором, что мы сейчас наблюдаем.

Михаил Соколов: А юридические механизмы какие есть, чтобы это изменить?

Вадим Прохоров: Я полагаю, что юридически для закрепления именно процедуры проведения голосования как подлинных прямых всенародных выборов, в общем-то база для этого есть. Это и избирательный кодекс, который сегодня представляют, это и не самый плохой, хотя испорченный в последние годы федеральный закон об основных гарантиях избирательных прав. Надо сказать, что закон не так уж и плох.
Другое дело, что надо возвращать выборность губернаторов – это другой закон, а не этот, нужно заниматься вопросами его правоприменения. Законы не самые плохие. Но даже самые хорошие законы при нынешнем режиме выхолащиваются.
Хочу напомнить, что Веймарская конституция в Германии действовала аж до 45 года формально, другое дело, что она не применялась. Так же и здесь, законы у нас может быть и неплохие, а применяются они таким образом, что никаких выборов уже давно нет.
Поэтому нужно совершенствовать законы, но и прежде всего менять политический режим, менять властную политическую элиту.

Михаил Соколов: Политолог Игорь Минтусов уверен, что перемены на выборах может принести только активизация гражданского общества:

Игорь Минтусов: Это может сделать только гражданское общество, если таковое, конечно, есть. Гражданское общество не как совокупность людей, у которых есть паспорта о том, что они являются гражданами конкретной страны, а гражданское общество, как совокупность граждан-индивидов, которые заинтересованы в том, чтобы выборные процедуры были не формальностью, а чтобы они определяли фактически действительно демократический процесс выборов. Если гражданское общество не будет функционировать реально, не будет оказывать давление на исполнительную власть, которая обязана эти правовые выборные процедуры осуществлять, то будет то, что есть.

Михаил Соколов: Сопредседатель новой Партии народной свободы Владимир Милов считает, что главное для честных выборов - свобода прессы.

Владимир Милов: Конкретно самое главное, безусловно, отменить цензуру. Поскольку никакие выборы невозможны в условиях, когда кандидаты, составляющие реальную альтернативу власти, не могут до людей достучаться и им приходится черте что изобретать, лишь бы только попасть к избирателям, чтобы те их узнали.
Когда основной источник информации – телевидение, абсолютно цензурируемый, недоступный оппозиции, конечно, ни о каких честных выборах речь идти не может. Поэтому для меня главное – это предоставление равных возможностей доступа к СМИ, в том числе электронным, федеральных СМИ для всех кандидатов, вне зависимости от того, кого они представляют.
Там есть масса вопросов, целая цепочка, связанная с сбором подписей. И на мой взгляд, этот институт устарел, надо просто отменять. Со всеми этими сложными бюрократизированными процедурами регистрации – это все не нужно. Люди должны иметь выбор из всех тех, кто хочет посоревноваться. Я не вижу ничего страшного иметь 50 фамилий или названий партий в бюллетенях, мне кажется, такой бюллетень кармана не оттянет. Но с другой стороны он дает людям реальный выбор и возможность посмотреть, кто у нас в обществе собственно готов соревноваться за то, чтобы лучше представить во власти.

Михаил Соколов: Научный руководитель Высшей школы экономики, профессор Евгений Ясин мыслит шире только избирательной перспективы, говоря о возможности свободных выборов в России.

Евгений Ясин: С моей точки зрения, здесь несколько шагов должно быть политических, без этого ничего не выйдет. Потому что любой закон в России, как его ни пиши, он превращается в свою противоположность, если будет на то политическая воля.
Я к первым таким шагам в политической области отношу отмену директивного процента, который адресуется губернатору с указанием, сколько он должен процентов "Единой России" предоставить на выборах.
Потому что, по моим оценкам, по моим наблюдениям, это как раз и инициирует последующие безобразия внизу. И у кремлевских лидеров, руководителей, деятелей "Единой России" из центра, они ничего не говорят, потому что они ни в чем не виноваты якобы, потому что кроме этой цифры могут ничего не называть. Но поскольку машина выстроена и все остальные идут и действуют, делают все, что угодно для того, чтобы выполнить, не столько опасаясь какого-то наказания законного, сколько ожидая всяких неприятностей, что машина действует бесперебойно.
У меня такое ощущение, что это первое, что нужно сделать.
Второе: я бы на месте кремлевских руководителей, если бы кто-то действительно хотел в этом отношении навести порядок, я бы собрал бы представителей регионов, включая председателей избирательных комиссий и сказал бы: все, сегодня ситуация изменилась, пускай голосуют и делают, что хотят. С докладом, какие приемы сортировки признаются незаконными.
Я бы отменил обязательное членство в партии, я бы понизил до 5%, по крайней мере, проходной балл. Я бы отменил сбор подписей, сделал бы так, чтобы каждый приходящий на выборы видел лицо человека, за которого он голосует.
Эти партийные списки, когда полностью изолировали людей от тех, за кого они голосуют – это просто издевательство.

Михаил Соколов: Какие тогда мотивы могли бы быть у власти принять эти решения?

Евгений Ясин: Для Путина это вообще невозможно, потому что они все это сделали топорно, примитивно, по кагэбешному. Это испробованные методы. Известен определенный набор средств, которые позволяют установить авторитарный режим, ими и воспользовались. Это и борьба со средствами массовой информации, и борьба за избирательную систему, и за то, чтобы были соответствующие законодательные приемы, статьи, которые позволяют якобы действовать законно. Это все выстроено хорошо отработанным рецептом.
Если появится, скажем, какая-то другая команда, пускай даже из числа питерских и чекистских, но которая будет понимать, что развитие страны упирается в то, чтобы создать какие-то законные институты, представительства изъявления воли и так далее, и тому подобное, а это действительно так, то они так могут сделать. Но я в это не верю.
К сожалению, на ближайшее время мы имеем шанс видеть только продолжение того, что было, с некими видимыми попытками что-то сделать без всяких результатов.

Михаил Соколов: Один из лидеров партии "Правое дело" Борис Надеждин уверен, что отрезвлению власти поможет только масштабный кризис, тогда выборы в России станут свободными.

Борис Надеждин: Для этого нужно, чтобы рейтинг "Единой России" упал процентов до 30, тогда никакими манипуляциями ни в масштабах страны, ни в масштабах большинства регионов, кроме Чечни, Дагестана и так далее, нельзя будет получить 50%. После этого власть и федеральная, и региональная не будет носить характер монополии. Вот тогда это все произойдет. Ясно, что это произойдет рано или поздно, вопрос – когда.
Власть всегда идет на уступки, когда ее позиции начинают резко слабеть. Так было с КПСС, например, которая все контролировала, в конце 80-х стала слабеть, потом рухнула, к сожалению, вместе со страной.
Этот процесс, к сожалению, находится по сути дела за пределами влияния и начальства, и оппозиции. Он связан с экономикой, связан с социальной ситуацией и так далее.
Можно утверждать, что нынешний режим точно не пройдет в этом виде через примерно 2017 год, потому что стране придется решать ряд вопросов, из которых назову только два – это повышение пенсионного возраста и резкое, радикальное, в разы сокращение силовых структур, армии, милиции, МВД, ФСБ.
Эти проекты невозможно реализовать при власти "Единой России", потому что она не сможет подорвать свою собственную социальную базу, каковой являются бюджетники и пенсионеры.
И выхода здесь никакого не будет, кроме как менять правительство и возвращаться к модели 90- годов, когда президент несколько отстранялся от правительства, которое принимало непопулярные реформы. Другого решения я не вижу, потому что альтернативой является сценарий 91 года в чистом виде – системный кризис, бунты и так далее.
Их нельзя не проводить, потому что есть два фактора – один демографический, самый главный. Проще говоря, люди начали жить дольше, молодежи очень мало, поэтому сохранять существующие масштабы и пенсионной системы, и силовых структур совершенно невозможно. В стране всего 30 миллионов мужчин, из которых 6 миллионов работают в разного рода правоохранительных, силовых, вертикальных структурах. Это в принципе не может такого быть. И здесь уже сделать нельзя. Все, что нужно сделать – это их сокращать, а пенсионную систему повышать, других способов не существует сбалансировать эти вещи.
При этом такие параметры, как цены на нефть или приток в страну инвестиций, они гораздо менее масштабные параметры, чем демографические. Поэтому страну ждут непростые времена и достаточно неприятные для многих реформы, которые не имеют альтернатив.

Михаил Соколов: Один из лидеров движения "Солидарность" Илья Яшин дает такой совет, как сделать выборы в России свободными:

Илья Яшин: Нужно сделать простую вещь – отправить в отставку Путина и его ближайшее окружение. Пока Путин у власти, надеяться на либерализацию, демократизацию избирательного законодательства, в целом политической системы невозможно. Вся политическая система, в том числе выборы заточены на то, чтобы сохранять монополию действующей властной группировки, в целом партии "Единая Россия".
Поэтому та работа, которую проделали эксперты "Голоса", люди из ИНСОРа, конечно, носит очень важный характер, но теоретически надо понимать, что на сегодняшний день нет ни одного механизма, чтобы предлагаемый проект избирательного кодекса сделать законом.
Пока Путин у власти, нет ни одного шанса, что даже какие-то части избирательного кодекса будут реализованы.
Поэтому главная задача на сегодняшний день – отставка правительства во главе с Путиным и широкая политическая реформа, которая может произойти только в результате широкого массового гражданского давления на власть.

Михаил Соколов: В общем, возможность сделать выборы в России честными, прозрачными, понятными людям и свободными есть. Но вряд ли это случится в новом 2011 году – уверены российские эксперты

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG