Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Эксперт по энергетике Михаил Крутихин - о ЮКОСе и избирательном правосудии


В полемике с властью Михаил Ходорковский слишком полагался на закон

В полемике с властью Михаил Ходорковский слишком полагался на закон

В Москве продолжается оглашение приговора Михаилу Ходорковскому и Платону Лебедеву. Накануне суд уже признал их виновными в хищении нефти компании "ЮКОС". Однако, обвинения, положенные в основу этого дела, сегодня можно предъявить и другим российским компаниям нефтегазового сектора.

Бывшие руководители компаний "ЮКОС" и "Менатеп" Михаил Ходорковский и Платон Лебедев по своему второму уголовному делу признаны виновными в хищении нефти и легализации средств, полученных преступным путем.

Согласно приговору суда, они "совершили присвоение чужого имущества с использованием служебного положения, распоряжались похищенным по своему усмотрению, направляя основную часть средств для собственного обогащения, а меньшую часть - в действующие предприятия нефтедобычи и переработки".

Отмывание же средств проводилось "путем заключения сложных сделок по реализации нефти за рубеж и на внутреннем рынке, которые носили завуалированный характер, с целью придать им видимость законности". Говорит партнер и аналитик компании RusEnergy Михаил Крутихин:

- Это совершенно бредовое обвинение, поскольку и свидетели, которые приглашались на этот процесс, в том числе министры нынешнего правительства, и те, кто отвечал за нефтяную отрасль, когда ЮКОС вовсю работал, заявили, что внутри компании 230-280 миллионов тонн нефти украсть невозможно. И предъявить обвинение за это - абсолютный нонсенс.

Вероятно, одним из главных поводов для обвинения было использование внутренних трансфертных цен - когда компании покупают у своих дочерних предприятий нефть, газ и конденсат по каким-то внутренним ценам, не имеющим ничего общего с рынком, и затем в процессе неких финансовых оптимизационных мер получают, возможно, дополнительную прибыль.

- Есть ли в этом какой-либо криминал?

- Если не запрещать трансфертное ценообразование, то ничего незаконного в этом нет. "Газпром", например, покупает нефть у своих предприятий по цене в 10 раз ниже рыночной. То есть, эта практика процветала и процветает сейчас. Процветала она и тогда, когда нынешний президент Дмитрий Медведев был председателем совета директоров "Газпрома". Я думаю, что если по тем же самым пунктам начинать судить предприятия, то, прежде всего, на скамье подсудимых должен сидеть президент Медведев, поскольку более вопиющих трансфертных цен, чем в "Газпроме", в России нигде не найти.

- Можно ли в этом случае говорить об избирательности правосудия в отношении руководства "ЮКОСа"?

- Никакого сомнения. Это дело абсолютно политическое, и к правосудию никакого отношения не имеет.

- Насколько я знаю, в России неоднократно предпринимались попытки изменить законодательство о трансфертном ценообразовании…

- Да, такие попытки были. Но "Газпром" у нас с законом не имеет ничего общего. Я думаю, что в каждом российском законе где-то невидимыми чернилами написано: этот пункт верен, если только "Газпрому" не вздумается поступать иначе.

В целом, конечно, благодаря очень опытной команде юристов, в том числе западных, Ходорковский полагал, что, если все делается по тогдашним законам, то он неуязвим. Но дело все в том, что в России законы - это одно, а власть очень часто поступает не по законам, а по понятиям.

- Но есть сведения и о других злоупотреблениях в нефтегазовом секторе. Ту же "Транснефть" или тот же "Газпром" обвиняют в том, что у них огромные деньги куда-то исчезают…

- Ну, деньги-то никогда и никуда не исчезают, они просто меняют владельцев. И, разумеется, значительная часть тех денег, которые выделялись "Транснефти" на строительство, оказалась в чьи-то карманах.

Посмотрите на проект того же газопровода "Алтай" (маршрут Западная Сибирь-Китай, строит "Газпром" – РС). Это несложный газопровод, он идет в том коридоре, где трубы уже проложены и есть вся инфраструктура. Поначалу затраты на строительство оценивались в пределах от 4 до 4,5 миллиарда долларов. Но потом вдруг было объявлено, что смета составит 14 миллиардов долларов – то есть, втрое больше. Это обычная манера "Газпрома" - распиливать бюджет на любые проекты, делать так, чтобы он оказывался в 3 раза больше.

- То есть, при соответствующем желании у правоохранительных органов может быть много работы с нефтегазовыми компаниями?

- Разумеется, было бы желание. Давайте вспомним, как Березовский с Абрамовичем на занятые у государственных банков деньги (это примерно 120-130 миллионов долларов) купили некоторые активы и основали "Сибнефть". Затем они за несколько лет высосали компанию досуха, и когда осталась пустая оболочка, продали ее "Газпрому", то есть тому же государству. Но уже за 13 миллиардов долларов. Вот как такая схема может не быть криминальной?

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG