Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Гаев, но не Лужков


К Московскому метрополитену у Счетной палаты появились претензии

К Московскому метрополитену у Счетной палаты появились претензии

Счетная палата России обнародовала предварительные данные проверки деятельности транспортного комплекса Москвы в 2008-2010 годах – ГУП "Мосгортранс", ГУП "Московский метрополитен" и ОАО "Мосметрострой". По предварительным данным, примерно половина бюджета транспортного комплекса Москвы использовалась с нарушениями.

Проверка совпала по времени с сообщениями о возможной отставке главы московского Метрополитена Дмитрия Гаева, обвиненного Генпрокуратурой в получении незаконных доходов в размере 112 миллионов рублей. Неприятности у Гаева начались после увольнения мэра Москвы Юрия Лужкова.

Председатель Национального антикоррупционного комитета Кирилл Кабанов уверен, что проверки транспортного комплекса Москвы инициированы новым мэром российской столицы Сергеем Собяниным:

– Когда приходит новый руководитель, он должен посмотреть, что происходит у него в хозяйстве. Сегодня метрополитен, да и вообще транспорт – это один из основных секторов по затратам и по обороту денег. Понятно, что инфраструктура в Москве – огромная, и надо разобраться, что же там происходит. Метрополитен, по идее, должен зарабатывать огромные деньги, а не висеть на бюджете… Думаю, эта проверка инициирована Собяниным. Привлечение Счетной палаты показывает высокий статус проверки. Заявления, которые делают представители Счетной палаты, на мой взгляд, сигнал: руководство транспортного комплекса, его подразделений должно быть заменено. Система "незаменяемых", сложившаяся при Юрии Лужкове, малоэффективна.

– За долгие годы сложилось такое ощущение: уйдет Гаев – и метро перестанет работать…

– Вот именно. И это большая ошибка. Ушел "незаменяемый" Юрий Михайлович Лужков, у нас что, перестала работать Москва? Все будет работать. Вопрос в том, что делать с информацией, которая поступила. Регулярно повышали плату за проезд в метро. А теперь Генпрокуратура заявляет, что часть средств, полученных от повышения тарифов, ушла на личное обогащение господина Гаева. То есть, каждый пассажир платил за господина Гаева, за его успешность и благосостояние. Вот как это все сейчас повернуть, как это передать общественности?

– И как, по-вашему, это все повернут?

– В принципе, должно быть заведено уголовное дело, если такие заявления делают Счетная палата и Генпрокуратура, если мы говорим о 200 млрд рублей, нецелевым образом использованных…

– Если действительно, как сообщает Счетная палата, более половины бюджета транспортного комплекса Москвы использовалось с нарушениями, как это реально отражается на жизни обычных москвичей?

– За любую коррупцию платит конкретный потребитель. Он оплачивает завышенные тарифы. Он платит налоги, а его налоги идут на обеспечение личных интересов чиновников… Это система, – подчеркивает председатель Национального антикоррупционного комитета Кирилл Кабанов.

Напомним, в середине декабря Генпрокуратура сообщила, что Дмитрий Гаев получал незаконные доходы и таким образом заработал 112 миллионов рублей. Однако уголовное дело против Гаева возбуждено не было.

Политолог Дмитрий Орешкин считает проверки Счетной палаты частью плана недавно назначенного мэра Москвы Сергея Собянина по обновлению чиновничьего аппарата с целью поставить на ключевые должности своих людей:

– То, что сейчас происходит со Счетной палатой и с Москвой – вполне органичное для России явление. После того, как крупного чиновника отправляют в отставку, начинается работа (в которой участвуют и мелкомасштабные чиновники, таким образом сводящие счеты с прежним руководством) по отстранению от финансовых ресурсов влиятельных персонажей из прежней команды, еще оставшихся у власти. Именно это мы наблюдаем и в Москве. Это все напоминает традиции средневековья, когда великому князю можно было присылать челобитные из регионов, жалуясь на произвол какого-то из московских наместников, но только после того, как наместника уже сняли с должности. Пока Лужков был во власти, вся государственная система стояла на его защите, потому что власть – это высшее, что есть у нас в стране. Теперь, когда его сняли, естественно, на него надо повесить всех собак. Это специфика нашей политической модели. Поскольку Лужков потерял свои позиции, естественно, сейчас будут уничтожать оставшиеся очаги сопротивления. Это и функционально необходимо, потому что до той поры, пока лужковские люди сохраняют ресурсы и, соответственно, возможности влиять на ситуацию, они будут тормозить, они будут вставлять палки в колеса. Они будут мешать новой власти вести народ к новым сияющим высотам. Так что ничего удивительного в происходящем нет. Это неизбежно в той системе власти, которая сложилась в России.

Самого Лужкова, думаю, критиковать вряд ли будут – публично, во всяком случае. Потому что это опять же разрушает ту самую модель преклонения перед властью, на которой базируется концепция вертикали. Если слишком болезненно и слишком агрессивно критиковать Лужкова сейчас, то возникнут вполне очевидные вопросы. Ведь это человек, который прославился государственным патриотизмом, который очень много говорил про Севастополь, который очень много делал для поддержки путинской политики в Абхазии, который был основополагающим камнем "Единой России"… Если окажется, что он тривиальный казнокрад, то естественным образом тень падает и на все государственные структуры. И на ту же "Единую Россию", и на тех людей, которые вплотную взаимодействовали с Лужковым! Это оставшимся во власти людям совершенно не нужно. Лишние вопросы их смущают, – считает политолог Дмитрий Орешкин.

Материалы по теме

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG