Ссылки для упрощенного доступа

logo-print
Ирина Лагунина: По результатам прошлой переписи населения (нынешние еще не готовы) Вологодская область является самым "русским" регионом страны. 97 процентов населения считают себя русскими. У области есть несколько особенностей. Обычно областной центр является также и центром концентрации населения – иногда это треть, иногда половина проживающих в области. В Вологодской области Вологда меньше, чем Череповец, где расположено предприятие "Северсталь". В кризис в прошлом спад промышленного производства достиг 42 процентов, один из самых худших показателей по России. О ситуации в области сегодня в программе беседуют доктор географических наук Наталья Зубаревич и политолог Александр Кынев. Цикл "Российские регионы" ведет Игорь Яковенко.

Игорь Яковенко: Наталья Васильевна, сейчас что происходит в экономике Вологодской области?

Наталья Зубаревич: Это действительно регион, который был побит кризисом, пожалуй, сильнее, чем все другие, и причем раньше всех. Падение началось в ноябре и пика своего достигло в декабре. Вот тогда были именно те самые минус 42%. В целом за год падение было частично компенсировано – минус 22, а сейчас минус 12%. Если учесть, что в целом по России минус 6 – это все равно, конечно, плохо. Давайте начнем по порядку. Регион при том, что он был центром, он фактически монопрофильный. Потому что металлургия - базовая отрасль, и в отдельные годы, не знаю, как в последний, она давала до 70% всех доходов в бюджет субъектов федерации. Это очень неустойчивое сидение на одной ноге, это большие риски. Лесная промышленность тоже есть - это вторая отрасль специализации, но она развита меньше. Небольшой целлюлозно-бумажный комбинат в город Сокол, который записан наряду с Череповцом в так называемые города, кризисные моногорода, и в отличие от Череповца получил денег по федеральной программе по поддержке моногородов, что само по себе забавно, почему не сильнейший по удару город, а именно Сокол. И третья отрасль – это молочное и сельское хозяйство, которое развито только в пригородах. Вот и вся экономика – метал, лес и чуть-чуть молока с картошкой. Область бедная, если бы не металлургический комбинат, она бы была в ряду Костромы, Кирова, а так она вообще-то, кто не знает, донор, то есть она не получает трансфертов из федерального бюджета на выравнивание. Но это донор с очень низкой заработной платой, это донор с небольшими среднедушевыми доходами населения, только специфический донор, у которого на всю территорию, большую территорию области есть один кормилец – металлургический комбинат.
Области необходимо очень четко переформировать свою, во-первых, социалку, потому что она расходная при сужающихся доходах, а доходы действительно сократились. Вот посмотрите: если взять все субъекты Российской Федерации, то расходы бюджетов Российской Федерации в ноль, сокращения не было. Федеральный центр действительно очень помог. Вологодская область минус 8, при том, что она доходы свои по 9 году сократила на 21% - это гигантское падение. Причина очень понятная – в четыре с лишним раза рухнул налог на прибыль, базовый для этого региона. Область честно пыталась экономить, сильно сократили расходы на госуправление, на нацэкономику, на ЖКХ сократили, на все сократили, кроме выплат населению. Потому что надо было поддерживать безработных и так далее и тому подобное.
Но это все цифры, а теперь к сути. Вот посмотрите: большая по территории область с очень дисперсной, мелкой системой расселения, очень много низовых учреждений образования, здравоохранения, на которые сейчас в области нет денег и вряд ли будут в ближайшее время. То есть их надо укрупнять. Как это делать при плохих дорогах - непонятно. Как предоставить услугу населению при сжавшихся доходах бюджета - непонятно. Федеральный бюджет помогал, честно говоря, в основном в двух вещах. Первое – это поддержка безработных в Череповце, она была большой, хотя до сих пор там уровень безработицы повышенный, но он был много больше. И второе – это всевозможные социальные выплаты. Со всем остальным области придется разбираться самой. Она перестала быть тем замечательным донором в реальности, вот что такой удар кризисный, которым была раньше.

Игорь Яковенко: Александр Владимирович, губернатор области Вячеслав Позгалев работает с 1996 года.

Александр Кынев: Вологодская область из тех регионов, где действует принцип, что хорошо для доминирующего предприятия, хорошо для региона. Во всяком случае, публично мы никаких следов противоречий не найдем. Противоречия в регионе связаны с особенностью его географического положения, тем, что есть два города, есть Череповец и Вологда. И это противоречие скорее не администрации и "Северстали", а есть определенные противоречия в элитах между череповецкими и вологодскими. И в последние годы очень сильно шло развитие среднего и малого бизнеса. Вообще для многих регионах особенно центральной полосы характерен именно малый и средний бизнес, как та площадка, из которой появляется новый яркие фигуры. И показательна в этом смысле ситуация в Вологодской области в последние годы - борьба вокруг города Вологда, где был много лет мэр, которого попытались отстранить от должности, я говорю про Алексея Якуничева, через возбуждение уголовного дела. Там речь шла по поводу выделения квартир, насколько я помню. Мэр ушел в отставку, провели нового человека на пост мэра господина Шулепова, и что интересно, при этом местная "Справедливая Россия" на выборах в заксобрание, которые проходили весной 2007 года, за примерно за полтора года до борьбы за мэра Вологды, она тоже сделала ставку на вологодский городской бизнес.
В частности, в "Справедливой России" был такой популярный местный политик председатель областной думы Александр Лукичев. И этот Лукичев имел все шансы победить на выборах мэра Вологды. Там была история, которая активно прошла по российской прессе, она носила полуанекдотический характер, когда Лукичева, депутата заксобрания от "Справедливой России", бывшего спикера городской думы сняли с выборов за незаконное использование в его ролике музыки, которую спец счел заимствованной из кинофильма "Пираты Карибского моря" голливудского. Никаких заявлений правообладателей со стороны "Пиратов Карибского моря", насколько мне известно, нет, но тем не менее, заключения эксперта оказалось достаточно, чтобы Лукичева с выборов сняли и в результате из политики его вытолкнули. После этого давление на "Справедливую Россию" местную продолжилось, там сменился руководитель организации, новый руководитель госпожа Смирнова - это очень интересный момент, она является супругой сына президента Приднестровской Молдавской республики Игоря Николаевича Смирнова. Вот такие определенные пересечения между Приднестровьем и Вологодской областью современной. Область очень большая, при таких гигантских расстояниях контролировать все расклады в каждом отдельном городе физически невозможно. Поэтому возникают ситуации, когда есть множество мелких междусобойчиков, есть местные элитные группы, которые конкурируют между собой, независимо от желания областной администрации.

Игорь Яковенко: Наталья Васильевна, есть ли какие-то признаки или попытки диверсификации экономики такого моноэкономического региона?

Наталья Зубаревич: Понимаете, по экономической статистике он моно, по реальной жизни уже нет. Во-первых, там есть живая зона, она тянется от Грядовцы, Вологды через Шексну до Череповца, там основная часть экономики сидит. Областными властями была разработана и сейчас реализуется идея создания специальной зоны в Шексне. Еще о конфликте элит. Резко ухудшилась ситуация в Череповце, надо перетягивать места рабочие создаваемые именно в Череповец. В области не могут договориться, областные власти упорно продолжают развивать Шекснинскую зону, хотя понятно, что из Череповца туда ездить далеко некомфортно. Второй момент: действительно в Вологде исторически более развит средний торговый бизнес и плюс еще те собственники и директора оставшихся промышленных предприятий, которые образуют политический круг борцов за власть. Должна добавить, с немалым националистическим душком среди малого и среднего торгового бизнеса, есть эта проблема в Вологде, и она ощутима при контактах. Я там бывала не раз и на дискуссиях, и могу сказать, что жесткая довольно аудитория. Но бизнес этот живой, он более-менее развивается, там меньше захватов бизнеса. Но менее интересен, потому что он достаточно некрупный. Поэтому два формата перспектив развития: первая - зона жизни по югу области, туда деньги вкладывают, немного, но вкладывают, ее диверсификация возможна. В отношении периферии у меня никакого энтузиазма нет, очень тяжело добираться, очень большое экономическое расстояние. И дальнейшее развитие Вологды, когда конкуренция бизнеса все-таки еще и форматируется в некие взаимодействие и сотрудничество. С этим напряженка.

Игорь Яковенко: Александр Владимирович, как бы вы все-таки оценили качество управления регионом со стороны областного центра?

Александр Кынев: Оценивать его очень тяжело, поскольку, подчеркиваю, публичной информации о том, что происходит в регионе очень мало. Приведу только один пример, на мой взгляд, он в каком-то смысле иллюстративен. Если мы посмотрим на официальный перечень должностей, который мы можем изучить из тех же официальных источников, мы увидим, что у губернатора области два вице-губернатора, один из них первый, семь первых заместителей губернатора и шесть простых заместителей. Я ни одного региона в России не знаю, где бы у губернатора было семь первых заместителей. Это определенный показатель. То есть количество чиновников во властях региона достаточно велико, есть, видимо, проблема статусности, они перемещаются с позиции на позицию, и понятное дело, сложно говорить о какой-то четкой иерархии, когда такое гигантское количество руководителей высшего звена.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG