Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Сербия: итоги 2010 года – пессимизм и коррупция


Ирина Лагунина: Во многих странах под конец года проводятся опросы с целью выявить настроения людей, из надежды на будущее, их взгляд на проблемы настоящего. Сербия – не исключение. Рассказывает наш корреспондент в Белграде Айя Куге.

Айя Куге: У граждан Сербии уходящий год особо радостных эмоций и чувств не вызывает. У многих он останется в воспоминаниях как смутное время кризиса, без света в конце туннеля. Это показывают все опросы. Наш собеседник – директор крупнейшего на Балканах агентства по исследованию общественного мнения "Ипсо - Стратеджик маркетинг" Срджан Богосавлевич.
Что в этом году было самым главным для граждан Сербии, каково настроение в стране?

Срджан Богосавлевич: Этот год был обозначен пессимизмом. И действительно, для пессимизма поводов было много, а для оптимизма - мало. Граждане Сербии считают, что страна движется в неверном направлении. И ожидания от будущего – весьма скромные. Чувствуются последствия экономического кризиса. Правда, одновременно замечу: снижения экономических показателей остановилось, а тенденция негативного настроения общества - нет. Это закономерно: ведь если кто-то потерял рабочее место 14 месяцев назад, а другому 16 месяцев назад была урезана зарплата – то по экономической статистике это было в 2009 году, но люди-то продолжают с этим жить и в уходящем году. Резервы экономики исчерпаны, и люди сегодня чувствуют последствия ещё сильнее, чем в разгар кризиса. Пессимистические настроения преобладают среди тех, кто больше всего пострадал от кризиса. По статистике, практически в каждом девятом хозяйстве, в каждой девятой семье в Сербии один человек остался без работы, а доходы уменьшились у каждой второй семьи - по сравнению с прошлым годом.

Айя Куге: Официальная статистка показывает, что средняя заработная плата в Сербии самая низкая в регионе и составляет около трёхсот евро. Пенсии – около двухсот евро. Уровень безработицы – примерно 20%. Цены на продовольственные продукты в последнее время значительно выросли, дорожают и остальные товары, и каждый замечает, что кошелёк становится совсем тонким. В такой ситуации, наверное, естественно, что сербские граждане именно экономические проблемы определяют как основные, больше всего влияющие на их жизнь?

Срджан Богосавлевич: Экономические проблемы у нас всегда доминируют, однако в этом году они были тесно связаны именно с безработицей. Люди озабочены своим уровнем жизни, когда он низкий, но когда дело доходит до грани выживания, тогда людей больше всего волнует то, как найти работу. Из-за низкого уровня жизни, даже один безработный в доме является проблемой целой семьи. Поэтому к первой группе проблем граждане Сербии причисляют безработицу, а вслед за ней - уровень жизни. Следом за этими проблемами в уходящем году – на очень высоком месте - оказалась коррупция. Коррупция, спустилась с уровня государственных привилегий во времена режима Слободана Милошевича и, извините за шутку, стала полностью "демократичной" - в неё теперь включено большое число людей, и поэтому тема стала такой важной для общества.

Айя Куге: Однако складывается впечатление, что ни у кого нет достоверных данных о том, насколько в Сербии на самом деле разрослась коррупция и как глубоко она проникла в общество.

Срджан Богосавлевич: Уровень коррупции высок в восприятии людей. Коррупция в крупных размерах, если говорить о денежном измерении, какая была в Сербии во времена Милошевича, большинству граждан вообще не известна. Например, кто-то близкий к государственной верхушке получал права на экспортные квоты, кто-то - специальные разрешения на контрабанду сигарет. Откуда это знать обычному человеку! Кажется, что такой вид коррупции прекратился, но теперь коррупция появилась на намного более низком уровне – часто на уровне местных администраций. Это у всех на виду, и поэтому граждане воспринимают это как огромный рост уровня коррупции в стране. Традиционно ходят разговоры о том, насколько коррумпированы в Сербии врачи и дорожные полицейские, а теперь к ним прибавились и административные служащие. И так, к основным проблемам безработицы и низкого уровня жизни, к крупным государственным проблемам, судя по опросам, прибавилась проблема коррупции.

Айя Куге: На мировых телеэкранах в 2010 году столица Сербии Белград пару раз была в центре внимания, когда агрессивная молодёжь, называющая себя сербскими патриотами, уничтожала центр города. Как эти события восприняли ваши респонденты?

Срджан Богосавлевич: Конечно, несколько раз в наших регулярных опросах этого года в качестве главной проблемы всплывала преступность, связанная с так называемыми спортивными болельщиками – на самом деле преступными группировками молодёжи. Минувшим летом они убили французского гражданина Бриса Татона, потом пару раз устроили в Белграде серьёзные беспорядки. Поэтому теперь наши граждане, огромное большинство из них, требуют от государства решительной борьбы с этого рода преступностью.

Айя Куге: Напомню, мы разговариваем с директором регионального балканского агентства по исследованию общественного мнения "Ипсо - Стратеджик маркетинг" Срджаном Богосавлевичем.
Годами одной из главных тем в Сербии была проблема Косово. Однако в последнее время всё больше чувствуется, что люди в Сербии от этой темы устали – устали, кажется, даже политики. Проявляется ли это в ваших исследованиях общественного мнения?

Срджан Богосавлевич: И в этом, и в предыдущие годы Косово всегда было очень эмоциональной темой, интерес к которой, кстати, всегда колебался в зависимости от связанными с ней событиям. Это можно понять. Большое число граждан Сербии либо родом, либо семейно связаны с Косово. 4-5% там родились, а теперь живут в центральной Сербии. Ещё столько же Косово покинули намного раньше, у них и дети родились и выросли здесь – это уже несколько поколений. Такие массовые миграционные волны из Косово происходили не единожды, и поэтому можно сказать, что до 10% граждан Сербии имеют прямые семейные связи с Косово. И как только там что-то происходит, они реагируют. В последний Косово было в центре внимания граждан Сербии три года назад, в момент провозглашения независимости. После того интерес к Косово иногда возрастал, но не много. В этом году скачки случались два раза – в связи с решением Международного суда, не оспорившего провозглашение независимости, и в связи резолюцией, принятой осенью Генеральной Ассамблеей ООН о том, что Белград и Приштина должны вступить в диалог. Но Косово – тема, которая по важности для наших граждан находится ниже десятого места. Ей постоянно интересуются именно те 4-5% граждан Сербии, которые родом из края, а когда появляются проблемы, тогда тема важна для 10-15%. Этот интерес длится примерно месяц, а потом снова снижается. Вывод – Косово для нас больше не приоритет.

Айя Куге: Одним из реальных успехов Сербии в 2010 году можно считать её сближение с Европейским союзом. Белград лелеет надежду, что в следующем году страна станет кандидатом в члены ЕС. Какое отношение граждан к Европе выявляют ваши исследования? Порой кажется, что люди здесь чуть ли не обижены тем, что Европа не спешит принять Сербию в свои объятья.

Срджан Богосавлевич: Нет, отношение к теме ЕС очень рациональное и на этой теме лучше всего видно, насколько общественное мнение Сербии определяют конкретные события. Результаты наших опросов о Евросоюзе выявили именно абсолютное отсутствие эмоций. В данный момент большинство политических партий в Сербии стали про-европейскими и выступают за вступление страны в ЕС. Если определить эти партии по силе – за них голосуют 88% сербских избирателей. Однако от 20 до 35% из сторонников этих партий на вопрос, оценивают ли они Евросоюз положительно, отвечают: "нет!". Ответы зависят от событий, но доля доверяющих ЕС никогда не превышает трети опрошенных. Это любопытно, что число тех, кто доверяет Европе, намного меньше, чем тех, кто хочет видеть страну частью союза. Когда мы спрашиваем тех, кто голосовал бы за ЕС, ожидают ли они получить личную выгоду от этого, половина из них отвечают: "нет, но это может быть полезно для моих детей". Для Сербии Евросоюз всё ещё является не конкретной идеей и Европу мы воспринимаем как какую-то мыльную оперу: там лучше живётся, и мы тоже будем так жить. У нас нет евпроскептицизма, подобного тому, какой существует в государствах, близких к вступлении в ЕС, где все рассчитывают: мы получим то, но потеряем это. У нас нет такой рациональности. Иными словами: в Сербии нет эмоций на эту тему, но есть большие ожидания – и часто нереальные.

Айя Куге: Мы начали наш разговор с вывода, что граждане Сербии настроены пессимистически. Однако в эти дни перед праздниками атмосфера в Белграде очень весёлая – улицы города украшены, повсюду музыка, очереди покупателей в магазинах, улыбки и смех. Как объяснить такое веселье, никак не совпадающее с пессимизмом?

Срджан Богосавлевич: Я бы это объяснил так: чем больше плохих новостей, тем важнее праздники, чтобы повеселиться. В Сербии отмечают даже самые минимальные победы наших спортсменов. Когда успех побольше – празднество выплескивается на улицы городов. Интересно, что в Сербии меньше всего выходных праздничных дней – всего шесть выходных в год. Это намного меньше, чем в остальных 10 странах по- соседству – следующая по числу имеет 13 дней, а большинство 16-18 дней в год. То есть времени, чтобы расслабиться, немного, кроме как во время отпуска. Поэтому все праздники ждут – чтобы открыть вентиль, выпустить пар и повеселиться. Это ведь естественно – пытаться забыть про плохие вести.

Айя Куге: Мы беседовали с директором белградского агентства "Ипсо -Стратеджик маркетинг" Срджаном Богосавлевичем. Результаты регулярных социологических исследований этого агентства показали, что граждане Сербии в новом году надеются на перемены к лучшему, но всё меньше в это верят.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG