Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Моше Кацав признан насильником


Бывший президент Израиля Моше Кацав

Бывший президент Израиля Моше Кацав

Бывший президент Израиля Моше Кацав признан судом в Тель-Авиве виновным в двух изнасилованиях, принуждении к сексу с использованием служебного положения и ряде сексуальных домогательств. Процесс над бывшим главой государства длился 4 года и вызвал широкую общественную дискуссию.

Рассказывает корреспондент РС Элла Котлер.

Все издания Израиля приводят доводы в поддержку и Кацава, и его бывших сотрудниц, которые его обвиняют. Сторонники экс-президента полагают, что процесс сфабрикован прокуратурой и СМИ. Противники Кацава опасались оправдательного приговора, считая, что подобный исход громкого дела заставит многих пострадавших от изнасилования воздержаться от подачи жалобы в полицию. Изнасилование – одно из тех преступлений, о которых жертва в большинстве случаев не сообщает.

Газета "Исраэль хайом" привела результаты опроса, согласно которым вне зависимости от исхода дела половина населения не поверит суду.

Исход дела решило то, что, как заявил во время процесс судья Джордж Кара, показания свидетельницы, проходящей под именем "Алеф", вызвали доверие суда. "Алеф" – основная свидетельница обвинения и бывшая подчиненная Кацава в его бытность министром туризма 10 лет назад. Впервые "Алеф" обратилась в полицию с заявлением об изнасиловании только в 2006 году, – сообщает Элла Котлер.
Израиль относится к категории либерально-демократических стран. И есть основания предполагать, что суд, как правило, руководствуется объективной реальностью, фактами и законом, а не интересами, которые находятся за, вокруг или над законом

.
По мнению политолога, профессора университета Бар-Илан в Иерусалиме Зеева Ханина, однозначность вердикта суда, поддержавшего обвинение, стала неожиданностью для обеих сторон в этом процессе:

– Еще несколько дней назад представители правозащитных женских организаций говорили о том, что, судя по всему, результат процесса будет еще одним гвоздем в гроб борьбы за права женщин. А противники подобного подхода говорили о том, что, скорее всего, однозначного оправдания не будет. И это позволит тем, кто готов использовать закон, чтобы убрать политических конкурентов, использовать прекрасный закон не по назначению. Естественно, та часть законодательной сферы, которая в последние годы в Израиле активно развивается, чтобы дать большую юридическую защиту слабому и с профессиональной, и с социально-экономической точки зрения, тоже, так сказать, получит некоторый удар.

Но удивлены оказались и те, и другие. Мы видим то, что суд полностью встал на сторону обвиняющих Моше Кацава. Говорить о том, что общество расколото, мы на сегодняшний день не можем. Но скоро, когда страсти утихнут, в сухом остатке останутся все те же сакраментальные вопросы – стало ли израильское общество свободнее, либеральнее, чище и демократичнее или слабый по-прежнему слаб, и у сильного есть возможность его притеснять? Замечательный закон, который принят для защиты слабого, – используется ли он различными группировками, борющимися за власть и общественные ресурсы, для того чтобы обвинять друг друга и бороться друг с другом? Эти вопросы будет по-прежнему требовать ответа.

Сам Зеев Ханин полагает, что ход процесса по делу бывшего президента Израиля, несмотря на разговоры о политических интригах и влиянии средств массовой информации, подтвердил авторитет судебной системы в израильском обществе:

– В отличие от тоталитарных и авторитарных режимов, Израиль относится к категории либерально-демократических стран. И есть основания предполагать, что суд, как правило, руководствуется объективной реальностью, фактами и законом, а не интересами, которые находятся за, вокруг или над законом. Другое дело, что в маленькой стране, каковой является Израиль, где все знают всех, судьи тоже люди, они тоже живут в обществе, они находятся в этом самом информационном поле, и полностью исключить влияние на них невозможно. Авторитет всех общественных институтов, от партий Кнессета до президентской власти и полиции, в Израиле неуклонно снижается. Но авторитет суда в Израиле все еще находится высоко. Политические разборки и прочие интересы всегда имеют место, но при этом желание выполнить букву, не забывая при этом дух закона, все-таки, основной мотив, который двигает судьями, – уверен Зеев Ханин.

Наблюдатели отмечают, что адвокатами Моше Кацава, скорее всего, будет подана апелляция в Верховный суд.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG