Ссылки для упрощенного доступа

logo-print
Свобода в кафе "Март". Русский новогодний корпоратив – праздник или тяжелая работа? Как сочетается разгул русского Нового года с необходимостью поддерживать офисный стиль?

За нашим столом – совладелец клубов "Март" и "Квартира 44" Николай Борисов; бизнес-тренер, продюсер интеллектуального клуба "Мастерская диалога" Марина Корчагина, Ираклий Матарадзе, продюсер и организатор корпоративных мероприятий.

Елена Фанайлова: Я предлагаю для начала послушать Александра Гаврилова, литературного критика и ресторатора, совладельца клубов "Август", "Сестры Гримм" и "ArteFAQ". Он говорит о философии и культурологии корпоративов, в том числе упоминает и совсем не смешное событие, а трагическое. В кафе "Сказка Востока" произошла массовая драка, там сотрудники компьютерной компании подрались с охраной, и один человек даже был госпитализирован, потому что получил ножевые ранения. Вот такими печальными событиями могут заканчиваться русские новогодние корпоративы.

Александр Гаврилов
Александр Гаврилов:
Корпоратив, как мне кажется, – это современная форма одной из самых древних форм человеческого взаимодействия. Когда мы читаем в Ветхом Завете или в Новом Завете рассказы о том, как кто-то преломил хлеб, на царском пиру сидел слева или справа, и от этого страшно обрадовался или, наоборот, опечалился, то мы сегодня можем видеть все эти формы на корпоративах. И вот эти совместные трапезы, разделение стола – это форма выстраивания общности душ, которая дошла до нас от допотопных времен, никаким образом не изменившись. Мы помним ее в Советском Союзе, когда непременно принесенные из дома пирожки, неприятные майонезные салаты должны были сплотить человечество в трудовом коллективе; мы помним ее, разумеется, в дореволюционных воспоминаниях; мы видим ее в современности. В ней есть очарование простодушия, которое до тех пор работает, покуда это простодушие мы не утрачиваем. Интересно, что чем более простой работой занимаются люди, которые собираются на корпоратив, тем более результативным этот корпоратив оказывается. Для кого-то достаточно просто вместе набухаться и ощутить, таким образом, общность душ, для кого-то необходимо еще и принять участие в каких-то подвижных играх, от сексуальных танцев до мордобоя. Это все, как мне кажется, и есть достижение той цели, к которой мы все стремимся – почувствовать человека рядом с тобой не просто колобашкой с руками и ногами, а родным, близким человеком, с которым тебя связывают подлинные, сущностные переживания: "Да мы с ним вместе официанта били!".

В этом смысле поножовщина в "Сказке Востока", как мне кажется, не является неудачным корпоративом. Он позволил людям результативно провести вместе 4 часа праздничного времени, и безусловно, оставил огромное количество воспоминаний, которые будут потом еще обсуждать сотрудники коллектива долгие годы.

Елена Фанайлова: Сегодня корпоратив, особенно новогодний, – это еще и некоторое менеджерское решение. Там ведь обязательно начальник присутствует и подчиненные. Что мы думаем об этой новой форме сплочения и воспитания корпоративного духа?

Александр Гаврилов: На валтасаровых пирах тоже сидел царь Валтасар, а при нем – огромное количество подчиненных. Мне как раз не кажется, что это чем-нибудь отличает нынешние пиры от пиров прошлого. Другое дело, что сегодня, в отличие от того, что было советским корпоративным праздником, начальник, дающий корпоративный пир, конечно, как и царь Валтасар, рассчитывает, что это форма покупки лояльности тех, кто на пиру, пирующих. В этом смысле, мне кажется, наоборот, как раз сегодняшние корпоративы гораздо более подлинные, более древние в своей сути, чем "майонезные праздники" Советского Союза, где, с одной стороны, вроде бы, все кормят всех, такая общедеревенская сходка, а с другой стороны, все-таки эти люди связаны некими иерархическими отношениями в ходе своей трудовой деятельности.

Николай Борисов
Елена Фанайлова:
Есть у корпоративов, особенно у новогодних, какая-то специальная структура?

Александр Гаврилов: От среднего банкета корпоратив отличается главным образом тем, что в него включены некоторые формы принудительного взаимодействия: хочешь или не хочешь, но ты непременно должен покричать? "Елочка, зажгись!", похлопать передовику производства и закружить в танце почтенную даму из бухгалтерии. Здесь корпоратив странным образом сливается с детским праздником. И в детском празднике, и в корпоративе есть некоторый элемент принудительного веселья, который навязывается некой внешней волей, и никого особенно не интересует, хочешь ты нарядиться белочкой или хочешь ты танцевать с теткой из бухгалтерии или не хочешь. Сразу после того, как мы перестаем ходить на "елки" в детском саду, и до того момента, как мы идем на первый корпоратив в какой-нибудь настоящей корпорации, мы редко оказываемся в ситуации такого личностного бесправия. Но это тоже важная часть тим-билдинга и древних пиров.

Елена Фанайлова: Давайте послушаем Андрея, он совладелец боулинг-клуба в пределах Садового кольца и уже лет 10 наблюдает новогодние корпоративы. Мы начали разговор с бизнес-составляющей современных корпоративов. По наблюдениям Андрея, нынешний год оказался более продуктивным на корпоративы, люди захотели больше веселиться.

Андрей: Прошлый год был совсем провальным в этом плане, потому что в прошлом году, наверное, была загрузка – я могу судить по нашему предприятию и по нашим соседям, знакомым – примерно 30-процентная от докризисного. И была тенденция рынка сохранять какие-то деньги у компаний, не тратить их в конце года, а предпочитать выплату своим сотрудникам. В этом году все возвратилось. Такое впечатление, что люди просто устали без праздников. И корпоративы загружены, скажем так, превышение 10-процентное докризисного уровня. Если в конце 98-го года мы проводили 12-15 вечеринок, то сейчас – порядка 20.

Но при этом сохранилась другая тенденция – люди больше экономят, меньше заказывают еды, питья, а больше используют клуб для мероприятия. И общие тенденции сохранились: представление российских компаний и импортных компаний – это две совершенно разных ипостаси. Зарубежная компания – это выстраивание тимбилдинга: менеджер в кругу сотрудников, веселится вместе с ними, поддерживая корпоративный дух. Это в основном фуршет, когда все ходят, им наливают, свободный подход к столам, они вместе веселятся, вместе выстраивают какие-то праздничные развлекаловки. И наши фирмы – это совершенно другое: это обязательно посадка, обязательно банкет, обязательно VIP-стол, на VIP-столе - VIP-продукты, включая самые дорогие коньяки и прочее. Это два разных подхода.

Елена Фанайлова: Не секрет, что люди выпивают на этих мероприятиях. И вот что начинается, когда они выпьют, причем выпьют хорошенько? Я имею в виду сейчас и западные компании, и российские.

Андрей: Любопытно, конечно, наблюдать, как постепенно, с каждой рюмкой в компании видно неформального лидера и формального лидера, когда вдруг начинаются какие-то неформальные пляски, и ты понимаешь, что данный начальник очень вхож в бухгалтерию, или бухгалтерия обожает такого-то начальника. Либо, наоборот, возникают конфликты. Если это российская компания, то часто может дойти до рукоприкладства. Как правило, в западных компаниях, построенных по западным стандартам, такого не бывает, то есть все очень мило, никто не надирается, и все в приподнятом настроении в итоге расходятся. Остается инициативная группа молодежи, которую потом приходится развозить на такси.

Бывают очень смешные случаи. У крупных монстров есть отдельные подразделения. Скажем, так называемые "гаражи". Они собирают всех своих сотрудников, которые являются водителями, и устраивают для них корпоратив - вызывают стриптиз и прочие развлечения. А когда мужики из этой категории, любящие выпить, напиваются – начинается самое интересное. Начальства на таких мероприятиях не бывает, оно их проводит для галочки – освоение бюджета на мероприятия. К девушкам обязательно нам приходится выставлять по 3-4 человека охраны. В общем, это достаточно весело.

Ираклий Матарадзе
Елена Фанайлова:
Если представить тот период, когда люди уже выпили, но еще не напились, как структурируется время? Какие-нибудь игры придумываются, или кто-то должен держать стол в виде тостов? Как это время проводится? Это же ведь 3-4 часа, как минимум.

Андрей: Структура праздника на всех корпоративах строится примерно одинаково, что у нас, что у импортных компаний. Первое – это вступительное слово директора. Как правило, наши директора очень велеречивы, и все это дело продолжается порядка часа, кто-то из сотрудников расходится, кто-то втайне ест, старается выпить где-то за углом, лишь бы не слышать всей этой невнятины, которую они слышат, я так понимаю, каждый понедельник. После речи всем предлагают налить выпить, это длится примерно 30 минут, по моему опыту, когда между первой и второй небольшой промежуток, а после этого люди готовы развлекаться. Кто грамотно подходит, у них свои клоуны, своя бригада развлечений, либо они берут ди-джея, либо наша услуга – бильярд, плюс боулинг. Начинают разбиваться на команды и играть на какие-либо призы. Это достаточно стандартная процедура. Скажем, у нас было мероприятие, на котором были циркачи, которые с помощью кнута выбивали купюры 100-долларовые. Это была одна из наших компаний, директор брал в рот 100-долларовую купюру, а человек с кнутом выбивал ее. Но после пятой или шестой рюмки он неудачно выбил... в общем, на этом мероприятие все закончилось. То есть вплоть до экстремальных. После "Хромой лошади" никто не делает таких экстремальных вещей, как факелы и прочее. Это все негласно запрещено, потому что пожарная охрана лютует, что правильно. И все это перетекает в какие-то мирные "паровозики" или фанты, или игру. В общем, ничего экстремального, как было до 2008 года, уже не происходит.

Елена Фанайлова: Наверное, отличается каким-то образом корпоративная вечеринка людей, которые занимаются компьютерами, или людей, которые занимаются косметикой или рекламой?

Андрей: Да, это так. И интересно наблюдать за такими компаниями. У нас была одна из вечеринок, на которую было заказано, скажем так, 1 к 10 продуктов, а остальные 9 частей – это спиртное. На 100 человек, грубо говоря, было заказано на каждого по 2,5 литра водки. Ну, летальная доза для нормального человека. И мы думали, может быть, ошиблись, может быть, еще что-то случилось. А оказывается, это компания геологоразведчиков. И геологоразведчики после 2-минутной речи вступительной... Через два часа мы вызвали порядка 50 такси, все 100 человек загрузили. А на следующий день они позвонили и сказали: "Какой был хороший праздник!".

Была одна из парфюмерных компаний, собралось тоже порядка 100 женщин детородного возраста. Мужчин не было. Мы не видели таких дикий оргий никогда. Все наши мужчины, которые обслуживали праздник, медленно спрятались, а появились, наверное, только часа через три, когда надо было относить "мертвые" тела в машины.

Николай Борисов: Я хочу добавить по поводу "Сказки Востока". Это произошло в московском кафе, а было еще два сообщения. Сообщение "Интерфакса" о том, что 120 банковских сотрудников в Воронеже избили сотрудников кафе. Что довольно сильный номер, когда 120 человек решают побить сотрудников. У нас, слава богу, такого никогда не было.

Я согласен, что в этом году по сравнению с прошлым количество корпоративов и банкетов увеличилось, люди стали праздновать, и это приятно. Случаи бывают абсолютно разные, все зависит от того, какая компания. У нас был случай несколько лет назад в клубе "Апшу". У нас праздновала одна из структур ЖКХ. Как известно, там есть водопроводчики, сантехники, и есть девушки "back-office", операционистки, которые никогда в жизни не встречаются. А тут они встретились. Водопроводчики, выпив примерно по литру водки, вдруг увидели в соседнем зале девушек. Но девушки тоже оказались не промах. Охрана не знала, что делать. Но оказалось, что девушки тоже после литра водки были не против познакомиться, наконец, с водопроводчиками. А администрации хотелось убежать, потому что выглядело это как последние дни Помпеи немножечко. Но все закончилось, тем не менее, хорошо. А если в процентном соотношении брать, то я думаю, что процентов на 30 увеличились, по сравнению с прошлым годом.

Марина Корчагина
Марина Корчагина:
Я скажу от лица бизнес-тренера. В первую очередь я бы задалась вопросом: зачем нужны корпоративы? Очень много было сказано о такой эмоциональной составляющей, когда кухня, общий праздник – все это объединяет. С другой стороны, руководитель всегда ставит себе одну цель, он задает себе вопрос: зачем я буду это делать? И как правило, он говорит потом о корпоративном духе. Но получается, что то, с чем мы сталкиваемся, - это не корпоративный дух, а корпоративная пьянка и утренний корпоративный перегар.

С другой стороны, корпоратив имеет некую тренинговую составляющую, когда мы хотим посмотреть на взаимоотношения внутри коллектива, на социометрию: кто лидер, какие взаимоотношения, с какой стороны человек взаимодействует с бухгалтерией или с топ-менеджментом. И тут мы очень часто сталкиваемся с неадекватным поведением людей. И Семен Слепаков очень хорошо - тысяча просмотров за январь - отражает это в своей песне "Люба - звезда YouTube'a". Когда девушка “груди свои белые мазала аджикой, села на колени к боссу и очки ему сняла”. Поэтому, как и всякое мероприятие, если оно заранее не запланировано, не подготовлено и не имеет конкретной цели, оно получает тот результат, который, в конечном итоге, и получает.

Я затрону такую вещь, как "чистка сознания". Почему в России развито пьянство? Я думаю, что это некий элемент "чистки сознания". То есть выпили вместе, поболтали, выговорились, сходили в баню. И это рабочий инструмент. В Азии принято: почистил сознание, помедитировал. В Европе, в Америке сходил на прием к психотерапевту. А русский вариант "чистки сознания" - это совместная пьянка. В лучшем случае – в баню сходили. И здесь опять же вопрос цели. Если ты хочешь своим сотрудникам почистить каким-то образом сознание, как минимум, напрашиваются три варианта: научить их медитации, побухать с ними или отправить к психотерапевтам. Сейчас еще корпоративный "coach" работает.

Елена Фанайлова: Вот эти дико грустные случаи с мордобоями и в "Сказке Востока", и в Воронеже, вероятно, были связаны просто с дурной организацией вечеринки. Людям стало скучно, они выпили, и любое, случайно брошенное слово могло привести вот к такому ужасающему конфликту.

Ираклий Матарадзе: Что касается мордобоя и плачевных результатов мероприятий, я не скидываю со счетов организаторов. Понятно, что бывают и компании сложные, и люди там работают на нервах, выпили и выпустили пар. И вначале своей работы в этой сфере я стеснялся как-то влиять на гостей – все-таки они отдыхают, они заказчики, они правы. Но в дальнейшем, когда ты видишь конфликтные ситуации, их нужно моментально решать, потому что от твоего решения будет зависеть дальнейшее мероприятие. Сейчас ты не разнимешь учредителей, а через полчаса начнется массовое побоище. И со стороны организаторов абсолютная ответственность: видеть, в какой кондиции гости, подсказывать ведущим, как разбивать ссорящиеся компании, и так далее, и не бояться это делать. Сегодня ты побоишься, что тебя оштрафуют за то, что ты за руку взял генерального, спустил его в холл и постарался его убедить либо заказать ему такси, отправить его домой, то ты получишь плохой результат. Так что здесь нужно рисковать, и риск этот, на мой взгляд, оправдан.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG