Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Итоги года


Владимир Кара-Мурза: 2010 год уходит в историю. Он был отмечен множеством драматических событий, за которыми внимательно следили все, кому небезразлично происходящее в нашей стране и за ее пределами. Каждый из них определял для себя, что из произошедшего оказалось наиболее значимым, тем, что останется в памяти современников. Сегодня в нашей программе главными впечатлениями от 2010 года с радиослушателями делятся политики, журналисты и общественные деятели.
Илья Яшин, председатель политсовета движения "Солидарность", провожает год с чувством оптимизма.

Илья Яшин: Я бы отметил три события. Первое – это 2010 год стал годом довольно широкого протестного движения. Впервые за время путинского правления действительно в России прошли действительно крупные массовые митинги, они случались периодически. Начался год с многотысячного митинга в Калининграде, который привел к отставке губернатора Бооса. Очень крупные митинги проходили в Иркутске, в Самаре, в Архангельске, в других российских городах, в том числе в Москве, в Петербурге. И такое впечатление, что люди немножко начали просыпаться, поднимать голову и начали бороться за свои права. Я думаю, что в ближайшие годы, которые будут связаны с крупными выборами в России, движение может начать расширяться.
Второе событие – это конец эпохи Лужкова в Москве, после почти 20-летнего пребывания в руководстве города Лужков был отправлен в отставку, и в наследство москвичам остался город, пронизанный коррупцией, пронизанный произволом, погребенный в многокилометровых пробках, все это нужно будет разгребать ни один год.
И третье событие, явление, тенденция, на которую я бы обратил внимание - это то, что российская правоохранительная система продолжает демонстрировать свою деградацию, к сожалению, несмотря на попытки реформирования правоохранительной системы, несмотря на то, что проблему начали признавать на самом высоком государственном уровне. К сожалению, тот тренд, который был задан несколько лет назад на деградацию правоохранительной системы, продолжается. Апофеозом этого стала неспособность милиции пресечь массовые беспорядки в центре Москвы, когда несколько тысяч человек совершенно без проблем прошли к Манежной площади, устроили там столкновения с приезжими, и довольно долго силы ОМОНа, правоохранительных органов не могли никак этому противодействовать.

Владимир Кара-Мурза: Александр Черкасов, член правления правозащитного общества "Мемориал", рад наступлению ясности в принципиальных вопросах.

Александр Черкасов: Я не знаю, хорошего или плохого, но ясности в этом году определенно прибавилось. Так с приговором Михаилу Ходорковскому. Было много рассуждений, а вдруг судья Данилкин. Но вот судья Данилкин повторяет по сути дела то, что в его присутствии говорили прокурорские и, да, это плохо. Но признаемся: мы скорее сами себя обманывали, когда ждали чего-то другого. Или Дмитрий Медведев, который благословляет Лукашенко, благословляет кого угодно. На него надеялись, думали, что он есть, но уже ясно, кто у нас в стране президент. Про многое другое тоже ясно. Приговор по делу о покушении на Ису Ямадаева, приговор по делу об убийстве Руслана Ямадаева. Начался суд в Аене по делу об убийстве Умара Исраилова. Это тоже много для тех, кто хочет что-то узнать поточнее. Беда в том, что эта ясность для тех, кто ее хотел бы. Люди, как правило, не видят очевидные вещи, и реальность тут почти что бессильна. То есть когда-нибудь, когда всем станет очевидно, когда вдруг воскликнут: а король-то голый, большинство будет именно таких, воскликнувших тогда, но желающих понять суть вещей в этом году имели такую возможность. Беда в том, что вещи поворачивались к нам далеко не самой привлекательной, стороной что-то не нашлось другой стороны. Пожалуйста, WikiLeaks: мы выяснили, что нет никакой мировой закулисы, что дипломатическая переписка Соединенных Штатов Америки - это в общем по большей части новости из газет, которые все могли бы посмотреть, в какой-то части встречи с общественными деятелями и политиками дипломатов США, которым эти общественные деятели и политики говорят то же, что говорят на любых других встречах. Мир, к сожалению, не имеет изнанки, лучшей или худшей - это опять же для тех, кто хочет понять, как мир устроен.

Владимир Кара-Мурза: Леонид Гозман, сопредседатель партии "Правое дело", приветствует серию побед гражданского общества.

Леонид Гозман: В этом году, мне кажется, произошло несколько значимых, я бы сказал, побед гражданского общества. Причем под гражданским обществом я понимаю отнюдь не только тех людей, которые мне лично симпатичны, и тех, которые мне сильно несимпатичны. Вот смотрите: власть вынуждена была закрыть безобразную авантюру с небоскребом в Петербурге. То есть он будет перенесен неизвестно куда, его строить не будут. Понятно, что это победа, огромная победа гражданского общества. Потому что самые властные и могущественные люди страны были за строительство газпромовской башни, и они вынуждены были отступиться. Дальше это, допустим, Химкинский лес. Конечно, в Химкинском лесу не удалось защитникам леса добиться результата окончательного. Но, во-первых, я думаю, что трасса будет не такой разрушительной, какой она должна была бы быть, какой она была запланирована – это первое. А второе: защитники Химкинского леса заставили власть разговаривать - огромное дело. Правда, при этом были потери физические. Слава богу, наш товарищ по "Правому делу" Костя Фетисов выживет, долгое время нам казалось, что он не выживет - это один из людей, который стал жертвой шпаны, которая в Химках обосновалась. Вы знаете, что арестован один из сотрудников мэрии по обвинению в нападении на Константина Фетисова. Надеемся, дело будет доведено до конца.
Но я бы отнес к победам гражданского общества, которые мне не нравятся - это победа под Манежем. Люди, которые собрались у Манежа, при всей моей к ним антипатии - это люди, которые собрались не по приказу ФСБ, кого-нибудь еще, а они собрались по зову сердца. Сердце их ведет неизвестно куда, к катастрофе и с мозгами у большинства проблема. Но, тем не менее, люди, которые собрались сами. И они, к сожалению, победили. Вообще, кто победил и кто побежден - это же не сразу видно. Французы думали, что они победили при Бородино, потом оказалось, что нет, не победили. Сначала казалось, что победили силы правопорядка, а стало быть, эти радикалы не победили. Но через 10 дней после событий на Манежной площади в день рождения товарища Сталина – это, наверное, случайное совпадение наш премьер Владимир Владимирович Путин пошел на встречу с так называемыми фанатами. И на встрече с так называемыми фанатами он полностью подтвердил их правоту.

Владимир Кара-Мурза: Владимир Буковский, бывший советский политзаключенный, член политсовета движения "Солидарность", внимательно следит за ситуацией в России.

Владимир Буковский:
У нас в России, вы знаете, суд заканчивается, второй суд над лидерами ЮКОСа. И выступление Ходорковского на суде мне понравилось, мне показалось, что он очень повзрослел, по-другому оценивает ситуацию, страну и свое собственное место в ней. Это для меня красивый был поступок, его выступление было достойное - это разумеется. А так, конечно, люди совершают поступки все время. Китайскому диссиденту дали нобелевскую премию мира, тоже событие, тоже поворотный момент, человек очень достойный.

Владимир Кара-Мурза: Елена Боннэр, правозащитник, вдова академика Андрея Сахарова, ждала более позитивных итогов года.

Елена Боннэр: Итоги года могли бы быть блестящими, несмотря на экономическое положение, если бы у судьи Данилкина и власть предержащих в России хватило бы разума, я уже не говорю о милосердии, разума прекратить навсегда это бандитское дело ЮКОСа. Так это плохо. Между прочим, Данликин вполне мог стать человеком года.

Владимир Кара-Мурза: Лев Пономарев, исполнительный директор общероссийского движения "За права человека", удовлетворен ростом гражданской активности.

Лев Пономарев: Я считаю, самый главный итог года с точки зрения прав человека, гражданской активности - это то, что реально гражданская активность увеличивалась. Возникали новые и новые очаги, люди боролись за свои права и объединялись. Здесь легендарные "синие ведерки", легендарный Химкинский лес, но не только они были и другие примеры, можно привести и "Архнадзор" в Москве, и так называемый "Моссовет", организация, которая объединяет людей, которые занимаются конкретными совершенно проблемами разного рода. Это может быть борьба против мусоросжигающего завода. Таких очагов очень много. Проблема в том, что не очень все объединено, но этого много. Например, антифашистское движение возникло. Конечно, надо благодарить нацистов, что у нас русский нацизм возник, цветет ярким цветом. Но тем не менее, все-таки то, что встрепенулось общество, был митинг на Пушкинской площади. Раньше одни анархо-антифашисты, молодые ребята, которые на улицах сталкивались с фашистами, этим занимались, но теперь общество задумалось над этим.
Я думаю, что будущий год эти инициативы будут продолжаться, наша задача объединять их. Я надеюсь, что каким-то образом мы это будем объединять. И конечно, надо вспомнить "Стратегию-31", которая возникла, расцвела и, не исключено, будет затухать в силу разных проблем, и внутренних расколов, и может быть актуальность несколько теряется. Поэтому можно говорить об этом. Если говорить о власти и о ситуации с правами человека, то она только ухудшалась, то есть гражданская активность увеличивалась, но тем не менее, власть не реагировала ни на что. Вся эта риторика по поводу того, что надо гражданское общество, якобы нужны суды, чтобы возрождались, все это остается риторикой, только на словах. Все так же власть жестока, так же репрессивна и не собирается ни по каким ключевым моментам уступать.

Владимир Кара-Мурза: Жорес Медведев, ученый-геронтолог, в прошлом советский диссидент, ныне проживающий в Великобритании, заметил разногласия в российском тандеме.

Жорес Медведев: Что меня сейчас очень интересует - это возникающая дисгармония между комментариями по разным вопросам между Путиным и Медведевым. Недавно Медведев, как вам известно, сказал, что политические оппоненты правительства, Касьянов, включая даже Лимонова и Каспарова, являются серьезными политическими фигурами. То есть Путин никогда бы этого не сказал. Заметно, какая-то возникла щель. Является ли это действительно серьезным разногласием или нет? Оно было заметно по отношению к снятию Лужкова, Путин к этом отнесся с некоторой осторожностью, Медведев это делал более решительно, я бы сказал, явно без согласия премьер-министра. В этом отношении начинает проявляться такая несколько большая самостоятельность Медведева. Но это меня не то, что разочаровало, но удивило, что Медведев высказал озабоченность заявлением Путина до приговора о том, что Ходорковский виновен, он не вмешивался в это дело, потому что раньше он обещал, что юридическая область, область права – это будет его приоритетом, что он сделает все возможное, чтобы создать в России нормальную правовую систему. То есть он выбрал для себя именно суды, судебные органы и права человека и все прочее приоритетом, пообещав, что он как юрист этим в максимальной степени займется. Но в этом отношении он оказался очень нерешительным политиком.

Владимир Кара-Мурза: Константин Боровой, бывший депутат Государственной думы, председатель Партии экономической свободы, констатирует наступление политического застоя.

Константин Боровой: Страна погрузилась, теперь очевидно для всех, в состояние стагнации, в состояние застоя. Больше всего меня в течение года потрясали хамские заявления Путина, совершенно противоречащие закону, противоречащие здравому смыслу. Заявления по существу о том, что ему плевать на тех, кто живет в этой стране, что делать он будет то, что ему нужно. Такой маленький Наполеончик, который демонстрирует, доказывает всем, что все хорошо, что он главный, что он управляет страной. Грубость и хамство – признаки этого года. Хорошего было много, хорошее то, что мы все-таки выжили, что кризис, который должен наступить в российской экономике и вызвать на самом деле серьезнее потрясения через пару лет, вот он еще не наступил, есть время подготовиться, подумать, принять меры для того, чтобы его воздействие было не таким негативным, каким может быть. Он мог произойти в этом году, кризис, на самом деле, но пока не произошел. Будем надеяться, что в следующем году его воздействие будет не таким радикальным. Хотя надежд все меньше и меньше, потому что через два года неминуемо по голове всем ударит.

Владимир Кара-Мурза: Евгений Сатановский, бывший президент Российского еврейского конгресса, президент Института Ближнего Востока, вынес отрицательное впечатление от минувшего года.

Евгений Сатановский: Наиболее серьезным позитивом в итоге нынешнего года для меня лично являлось рождение собственного внука, человека, который произвел на меня глобальное впечатление, пожалуй, лучшее за 50 с небольшим лет моей жизни. Если же убрать это, несомненно, одинаковое для всех дедушек планеты явление, то год был рубежным. Удивительно отвратительный год, год, который и с точки зрения природных катаклизм, совершенно неважно, это были пожары в России или лесные пожары в Израиле, нефтяное пятно в Мексиканском заливе или все то, что происходило в Латинской Америки, где в рамках глобального потепления заснежилась и Аргентина, и Бразилия в самые неподходящие для этого периоды. Более этом, в рамках мировой политики, во всяком случае все, что связано с Ближним Востоком – это, безусловно, полная катастрофа, включая провал в Афганистане, провал в Ираке, провал в Иране, катастрофа с палестино-израильским урегулированием. Потому что понятно, что именно уходящий год – это полный провал палестино-израильского урегулирования и вообще любых идей о палестинском государстве, в котором при этом заинтересованные организаторы никак не могут признать, зомбирование этого процесса со стороны квартета, Организации Объединенных Наций будет продолжаться.
Предыдущий год, ушедший год – это год, когда иранская ядерная бомба стала окончательной реальностью. Точно так же окончательной реальностью стал приход к власти в Иране в ближайшем будущем светской элиты милитаризованной и настолько брутальной, что аятоллы, которые все хотели в конечном счете из иранской власти попросить выйти на пенсию, будут вспоминаться еще очень и очень многим. Наконец это год расцвета пиратства в Сомали, это год финансовых провалов и абсолютно глобальных финансовых провалов Барака Обамы. Для нашей страны это год, когда две головы нашего государственного орла, как говорят наши соотечественники, самого от себя отвернувшегося, говорили какие-то очень разные вещи. Пожмем плечами и поймем, что это был стандартный, обычный год, плохой, где никаких особых надежд не было, а те надежды, которые были, и не сбылись, и вряд ли сбудутся. То есть обычный стандартный год для сегодняшнего 21 века.

Владимир Кара-Мурза: Алексей Подберезкин, проректор МГИМО по научной работе, бывший депутат Государственной думы Российской Федерации, ожидает наступления этапа самоидентификации России.

Алексей Подберезкин: Что касается внутрироссийских событий, то главная проблема заключается, на мой взгляд, это в том, чтобы Россия, которая нация, которая стала превращаться в нацию, которая вдруг оказалась какое-то время вырванной из единого государства каким-то обрубком, вот эта нация сейчас стала достаточно успешно самоидентифицироваться. И последние события, к которым, к сожалению, примазались какие-то хулиганы и несмышленыши, говорят в пользу того, что этот процесс самоидентификации России идет достаточно быстро. И прежде, чем быстрее мы сможем сделать, тем будет лучше. Потому что вызовы мировые, которые сейчас, информационные, они могут быть, на них Россия может ответить, когда предложит свою модель или цивилизационную, или информационную, а не будет обезьянничать и заниматься компилированием чужих идей, чужих технологий, то есть повторять то, что уже было сделано в рамках предыдущих формаций и на предыдущих этапах развития человечества.

Владимир Кара-Мурза: Алла Гербер, президент фонда "Холокост", бывший депутат Государственной думы, член Общественной палаты Российской Федерации, рада проявлениям прежней дружбы народов.

Алла Гербер: Что хорошего было у меня лично – это был замечательный фестиваль российского кино в Тбилиси и отношение к нам в Тбилиси, что меня порадовало, я очень давно не была в Тбилиси. Я не слышала ни одного обидного, оскорбительного слова, никто, по крайней мере, когда мы там были, мы не знаем, что было потом, не назвал нас оккупантами, все время встречали замечательно. И вот это радость моя, потому что я очень страдаю - это мое личное переживание, все эти национальные конфликты, национальная рознь. Приехав туда и увидев, что все-таки мы по-прежнему друзья и у нас их много, я не говорю, что все, конечно, нет, но тем не менее, те, кто приходил в наши залы, наши кинозалы были полны, как они встречали Эльдара Рязанова, как встречали Соловьева, как встречали Бардина, как, кстати, сделал замечательный фильм, для них это было полное открытие - о скинедах. Вот это был очень радостный момент в моей жизни в этом году.

Владимир Кара-Мурза: Протоирей Михаил Ардов, настоятель храма Царя-мученика Николая Второго, помимо внутрицерковных дел удручен финалом второго дела ЮКОСа.

Михаил Ардов: Я не хочу к суду, не демонстрирую свою приверженность Ходорковскому и Лебедеву. Но то, что этот процесс так позорно кончается, действительно огорчает до чрезвычайности. Потому что там тысячи можно приводить всяких доводов, но эта мстительность, это какая-то, я бы сказал, упертость при том, что я Ходорковского не знаю, ни какой-то его поклонник, но я бы сказал, это еще и бесстыдство властей, которые перед всем цивилизованным миром так себя показывают. Вот это, конечно, очень грустно. Что же касается нашей области религиозной, то вот этот сомнительный вариант реституции. Почему же не отдать церкви то, что ей принадлежало? Тут есть два пункта. Во-первых, Московская патриархия, учрежденная в 44 году товарищем Сталиным, не может считаться наследницей российской, Греко-российской православной церкви даже потому, что у нее название другое Сталин ей дал другое название - Русская православная церковь. А во-вторых, зная коррумпированность гражданских и церковных чиновников, мы понимаем, что там речь не идет о сосудах священных, иконах, идет речь о недвижимости. И мы можем себе реально представить, живя в этой стране, как эта недвижимость будет использоваться в угоду тех и других.

Владимир Кара-Мурза: Алексей Клименко, вице-президент Академии художественной критики, член президиума Общественного экспертно-консультативного совета при главном архитекторе Москвы, возмущен бездумной передачей церкви объектов культурного назначения.

Алексей Клименко: Они приняли закон федеральный 327 от 30.11.10 о передаче религиозным организациям имущества религиозного назначения, находящегося в государственной собственности. Так вот, этот закон, по мнению всех моих коллег, это из самого зловещего, что могло случиться с национальным достоянием, культурным достоянием. Теперь в Новодевичий не войдешь без благословения и во все остальные монастыри, храмы не войдешь без благословения настоятеля, потому что это будет собственностью. Кстати, господин Путин не имел ни малейшего права передавать объект ЮНЕСКО, Новодевичий именно таким является, кому бы то ни было. И мы решили создать сообщество в защиту культуры, в защиту национальной культуры. Это очень важно, потому что это приведет к гибели большей части муниципальных особенно музеев, слабых, небольших, но очень важных музеев. Уже рязанский кремль захвачен, и кремль Ростова Великого будет захвачен, будет передан этим представителям Московского патриархата. Заметьте, я специально делаю разницу между православием и Московским патриархатом, созданным по приказу Сталина в 43 году службами Берии, службами КГБ. Это очень страшно, это ужасный звонок, говорящий еще о том, что культура - это нечто, что может быть изнасиловано, использовано в корыстных целях такими хваткими людьми.

Владимир Кара-Мурза: Алексей Кондауров, бывший депутат Государственной думы, бывший глава аналитического отдела концерна ЮКОС, выдвигает собственных кандидатов на звание человека года.

Алексей Кондауров: Человеком года, я пристрастен здесь, я назову двух людей – это Ходорковский и Лебедев, именно по человеческим проявлениям, по силе духа, по силе интеллекта, несгибаемости. Для меня, бесспорно, два этих человека пример человеческого духа, стойкости и проявления лучших человеческих качеств. Событие года, для России несколько трагических событий, бесспорно, – это процесс и сейчас обвинительный приговор, трагические события были пожары и связанные с ними жертвы. И для мира - это, конечно, новое явление как WikiLeaks, то, что произошло с публикациями на этом сайте. Я считаю, что это некое новое явление в мировой практике и некий информационный прорыв. Я его не оцениваю со знаком плюс или со знаком минус, я оцениваю просто по факту. Вот собственно те события. Их было много других, разных запоминающихся, но для меня это были три события - два трагических и одно без знака плюс или минус.

Владимир Кара-Мурза: Рой Медведев, писатель-историк, бывший народный депутат СССР, ветеран Великой отечественной войны, отмечает безболезненный выход страны из кризиса.

Рой Медведев:
Главный итог года, на мой взгляд, состоит в том, что и Россия, и Европа, и Соединенные Штаты Америки все-таки выбрались из кризиса. 2009 год был годом тяжелого экономического кризиса и Россию он затронул даже больше, чем другие страны Европы. Просто Россия меньше почувствовала этот кризис, потому что у нее были накоплены резервы, большие валютные резервы позволили не снижать пенсии, не снижать пособия, увеличить пособия по безработице. Но в принципе падение валового промышленного продукта составляло почти 10% - это очень большое падение. Упали цены на нефть, упали цены на все сырьевые товары. Но в общем 2010 год мы благополучно выбрались из кризиса, по макроэкономическим показателям мы вернулись к докризисному уровню, и намечается в будущем году небольшой рост. Вот это самое главное. Все политические события, все экономические события не столь важны, как важен сам факт: Россия без больших потрясений, без больших внутренних конфликтов, без каких-либо демонстраций, протестов, забастовок сумела преодолеть экономический и финансовый кризис 2009 и конца 2008 года, и в 2010 году развивалась относительно спокойно по всем направлениям. На этом фоне все другие события не столь важны. Общее еще неполное, еще относительное выздоровление, на мой взгляд, является самым важным итогом 2010 года.

Владимир Кара-Мурза: Писатель Дмитрий Быков, заместитель главного редактора еженедельник "Собеседник", заметил в уходящем году новые тенденции.

Дмитрий Быков: Основная тенденция – это замечательное поведение людей во время жары и пожаров, примеры прекрасной самоорганизации, борьба за Химкинский лес и, конечно, рост национализма, который является извращенной формой социального протеста. Люди предпочитают не видеть большого врага. Думаю, что в будущем году они станут умней. Я по-прежнему уверен, что деятели культуры ведут себя с максимальным достоинством. Это касается и митинга "Фашизм не пройдет", это касается, и героического выживания кинематографа в новых условиях, и создание нового альтернативного Союза кинематографистов. Остается верна моя концепция, что чем человек культурней, тем он лучше.

Владимир Кара-Мурза: Поэт Андрей Дементьев, член Общественной палаты Российской Федерации, скорбит об уходе друзей.

Андрей Дементьев:
Печальные события, что ушли из жизни наши выдающиеся поэты Белла Ахмадулина, Андрей Вознесенский – это, конечно, все очень грустно. И сожалеешь об этом невероятно. Я достаю их книги с полки, я в Москве все время читаю. Как много они делали, Роберт Рождественский, Булат Окуджава, и вот ушедшая недавно Белла Ахмадулина, Вознесенский как много они сделали для того, чтобы наша жизнь была лучше, чтобы человек был лучше, светлее, добрее, духовнее. К сожалению, сейчас книг читают мало. Это все как-то печалит. Радостные события тоже были, конечно, что наши хоккеисты выиграли, что нам дали возможность показать себя на чемпионате мира по футболу, когда мы будем готовиться к нему. Это все, конечно, радостно. Но радостное событие у меня в том смысле, что я почувствовал, что молодежь, о которой иногда так плохо отзываемся, брюзжим, недовольны, молодежи очень много хорошей. Я был в Кемерово, у меня там был вечер, и был в Киеве, был в Твери, еще в других местах, должен сказать, что наша молодежь очень хорошая. Это вселяет надежду, что они придут вслед за теми пожилыми, отработавшими свое, придут и сделают эту жизнь лучше. Жизнь пока сложная, тяжелая и говорить, что все хорошо, я бы не стал. Очень много печального, трагического, очень много событий, которые подтвердили, к сожалению, что государство наше, может быть даже в чем-то в большой степени не государство, а правительство наше не готово к тому, чтобы Россию вести к тем высотам, о которых нам все время говорят с экрана.

Владимир Кара-Мурза: Писатель Даниил Гранин, почетный гражданин Санкт-Петербурга, винит в бедах страны безразличие собственных соотечественников.

Даниил Гранин: Есть какое-то утешение в том, что происходит с нами - это не столько божье наказание, как говорится, не столько за наши грехи, сколько за то, что мы живем не с той властью, мы не умеем пользоваться теми возможностями, которые нам из года в год предоставляет судьба.

Владимир Кара-Мурза: Ирэна Лесневская, главный редактор и владелец журнала "Нью Таймс", разочарована итогами прошедшего года.

Ирэна Лесневская:
Если говорить о политике, то мои надежды окончательно рухнули со вторым делом Ходорковского. Это все безнадежно и бессмысленно, дикость. Поэтому вера в замечательные слова господина Медведева разбилась о "мочить в сортире", нас всех замочили, мы все там, в том числе и все замечательные слова господина Медведева.

Владимир Кара-Мурза: Юлия Латынина, писатель, тележурналист, обозреватель "Новой газеты" и радиостанции "Эхо Москвы", ставит на первое место приговор по делу ЮКОСа.

Юлия Латынина:
Если говорить о главных событиях, то их было три. Это приговор Ходорковскому, это беспорядки на Манежной и это лесные пожары или, точнее, смог, который в конце концов косвенно унес жизни около 60 тысяч российских граждан, то есть в несколько раз больше, чем мы потеряли во время афганской войны. Приговор Ходорковскому важен, хотя это не новость, потому, что это закрепляет ситуацию, в которой бизнес, стремившийся быть открытым, оказался в тюрьме, а деньги и нефть, которые принадлежали Ходорковскому, оказались у друзей Путина. Это закрепило некую структуру власти, при которой у власти находятся те люди, которые не умеют управлять бизнесом, которые не умеют управлять государством, которых учили только одно - уничтожать врагов. Если врагов нет, их нужно создать, тем более, что имущество этих врагов государства переходит друзьям. Это средневековый способ устроения государства, и он сейчас наличествует в России.
Беспорядки на Манежной важны прежде всего тем, что мы видим, что в разрушившемся государстве, Россия представляет из себя разрушавшееся государство, население собирается в банды, как банды кавказцев, так и банды скинхедов, и с одной, и с другой стороны, потому что это единственный способ стать субъектом, а не объектом насилия.
И пожары, они поразительны тем, что мы видим, когда структура управления страной рушится, то правительство не способно реагировать даже на достаточно простые климатические вызовы, оно не способно предотвращать. Пожары в значительной степени произошли потому, что был принят соответствующий лесной кодекс, который уничтожил функцию государства как надсмотрщика лесов, и оно не способно даже реагировать на пожары иначе, как с помощью фотошопа и картинки с Путиным, который с самолета тушит пожар водой. Потому что в тот момент, когда Россия горела, Путин хором пел со шпионами "С чего начинается родина" и ездил на съезд байкеров в Крым.
Если говорить об общей тенденции, то мы видим довольно страшную картину: мы имеем последние 20 лет непрерывного развития мира, мира, в котором становится все больше свободы, мира, в котором экзистенциально возрастает ВВП, мира, в котором Китай сейчас за день экспортирует больше, чем он экспортировал за весь 1978 год. И некоторая часть этого мира, не только Россия, это, например, и Венесуэла, и Судан, и Иран, они развиваются в противофазе. Они существуют за счет того, что есть высокая цена на нефть, которая в свою очередь обусловлена именно развитием остальных частей свободного мира, это позволяет им паразитировать на этой цене, ничего не делая. И поскольку в нынешней ситуации мир перестал воевать по большому счету, то такого рода государства не должны реформироваться для того, чтобы остаться в живых, как это было в 19 веке, они могут существовать бесконечно долго. Но даже на фоне не очень успешных государств российский регресс представляет из себя беспрецедентное явление, потому что мы видим, что под руководством Путина страна не способна делать даже таких вещей, которые делает не только развивающийся мир, но даже и вполне себе не очень привлекательные режимы.

Владимир Кара-Мурза: Ирина Ясина, экономист, бывший директор проектов фонда "Открытая Россия", утратила иллюзии, связанные с главой государства.

Ирина Ясина:
Можно сделать один вывод, что президента Медведева как не было, так и нет. А есть силовики, теперь у нас новый термин, который мы дали миру. Раньше был непереводимый на английский язык термин "спутник", "перестройка", а теперь еще "силовики". Вот эти силовики решили, что будет так. Вот так будем тушить пожары, вот так будет сидеть Ходорковский, вот так вот… Они решают за всех и за президента Медведева в том числе. А он, видимо, марионетка. Если кто-то сомневался, а я сомневалась, у меня было желание сказать, что, вы знаете, просто сейчас он наберет силу, он встряхнется, он возьмет власть в свои руки и так далее, то сейчас стало абсолютно очевидно, что нет такого. И все последние надежды после того, как Медведев разговаривал с руководителями трех телеканалов, и мы все мучительно, как настоящие русские интеллигенты, считывали, что он имел в виду, там абсолютно двусмысленный текст, в виду он имел одно: задурить нам головы, чтобы мы терялись в догадках, и такими потерянными в догадках людьми дожили до 30 декабря.

Владимир Кара-Мурза: Поэт Андрей Хлебников, заместитель главного редактора "Новой газеты", ставит в заслугу журналистам обретение исторической справедливости.

Андрей Хлебников: В этом году на нас сошлись лед и пламень, я имею в виду летние пожары и нынешнее обледенение полосы. Выяснилось, что ни со льдом, ни с пламенем ручное управление управиться неспособно, несмотря на то, что Путин на вертолете летает, я подозреваю, что и на ледоколе скоро поплывет, будет им рулить, но ничего такого не получилось. И это говорит о том, что, очевидно, вертикаль власти не работает. Если говорить о чем-то положительном, что произошло в политической жизни - это как раз все-таки политическое решение по Катыни. Понятно, что толчком явилось событие трагическое - этот самолет с президентом Польши, польским руководством, разбившийся под Смоленском. Тем не мене, то, что мы с "Новой газетой", я, в частности, как шеф-редактор отдела современной истории, мы много писали о Катыни и то, что признано на этом уровне властном, что это преступление сталинского режима, сталинского руководства - это явление положительное, потому что Сталин практически признан военным преступником. Другое дело, что это пока никак абсолютно не подтверждено судебной властью, прокурорской, то, что на самом деле абсолютно необходимо и первое, что напрашивается, что должно быть сделано.
Но еще опять же то, что, безусловно, можно зачислить в актив – это ситуация с Охта-центром, с этой кукурузиной, "газоскребом", как угодно назвать, то, что все-таки не будет стоять, портить весь питерский ландшафт городской. Это означает некоторую победу, безусловную даже победу гражданского общества, каким бы оно у нас неразвитым ни было. Но в то же время эта победа с Охта-центром иногда кажется разменной монетой в ситуации с Химкинским лесом. Поскольку здесь гражданское общество себя проявляло крайне активно, однако результатов никаких, несмотря на многочисленные жертвы, в том числе человеческие, по крайней мере, Бекетову ущерб здоровья нанесен непоправимый. И вот это или отсутствие, или подавление гражданского общества, этой активности людей наиболее ярко и страшно выразилось в станице Кущевская. Мы придумали термин, которого лучше бы не существовало - "кущевская" Россия. Вот такие станицы, такие поселки городского типа, где в виду коррупции, между прочим, прежде всего, собственно происходит полный беспредел каких-то криминальных структур. И действительно такая Кущевская не одна в России, и такого рода мест может пойти что-то, на мой взгляд, тяжелое, может быть даже страшное.

Владимир Кара-Мурза: Писатель Александр Иличевский вопреки всему сохранил некоторые политические иллюзии.

Александр Иличевский:
Даже не столько событие, которое на меня произвело впечатление в этом году - это неожиданное высказывание для меня, по крайней мере, неожиданное и радостное высказывание Медведева относительно Сталина. Наконец я дожил, когда в России президент осуждает сталинизм. И мне это было как человеку, у которого в семье 5 человек которых Сталин убил, для меня это было очень достаточно неожиданно и как-то обнадеживающе. Другое дело, что другим итогом является то, что в конце года те замечательные надежды, которые мерцали относительно Дмитрия Анатольевича Медведева у меня в течение года, они не вполне сбылись, надеюсь, что они сбудутся в ближайшем будущем. Это связано с разочаровывающим финалом относительно Ходорковского, мне кажется, что здесь какой-то яркий недостаток милосердия существует в этом ключе, совершенно очевидно. И что из радостных итогов я могу сказать совершенно грандиозное событие, которое произошло в 2010 году - это вручение двум выпускникам московского физико-технического института Нобелевской премии по физике.

Владимир Кара-Мурза: Евгения Чирикова, лидер движения "В защиту Химкинского леса", считает главной проблемой борьбу за его сохранение.

Евгения Чирикова: Если вся система государственной власти выстраивается таким образом, чтобы обслуживать интересы олигархов, это делает и президент, и премьер, и вообще вся система, просто это самое показательное, люди из нашей системы государственной власти, то естественно никому неинтересно вообще решать никакие проблемы, ни транспортные, ни социальные, вообще никакие. Вот это, конечно, наше разочарование. Потому что это было очень выпукло, очень ярко, это было очень нагло. А то, что касается положительных черт этого года - это то, что мы увидели большую гражданскую активность. Прежде всего для меня эта активность выразилась в митинге 22 августа, который поддержал Юрий Шевчук. Это было грандиозное событие, когда гражданское общество показало, что они в состоянии бороться за свои права. Люди в количестве пяти тысяч человек вышли на площадь, требовали трасу в обход. Нам очень препятствовала милиция, но они ничего не могли сделать с таким количеством людей, мы показали, что действительно вместе мы сила, что мы в состоянии бороться за свои права. Уверяю вас, то, что людям удалось один раз, им удастся еще один раз. Потому что все прекрасно понимают, что решение президента - это на самом деле решение незаконное, антинародное.
Естественно, мы руки не опускаем и борьбу за лес продолжаем. Для нас ничего не меняется, мы просто поняли, что в этой стране на органы государственной власти рассчитывать нечего. Мы должны сами бороться. И это понимание, что мы боремся, и у нас получается – это, конечно, здорово. Я считаю, что в новый год мы должны войти с этой решимостью отстаивать свои права. Потому что у нас это хорошо получилось в этом году и, думаю, что не хуже получится в следующем. Я всех хочу поздравить с новым годом и предложить не сдаваться, не вешать нос. И 15 января в 15 часов приходить на Старбеевское поле, у нас будет красивая акция. Мы будем выбирать в Химкинской дубраве свои дубы для защиты, у нас будут именные дубы. Каждый выберет себе свой дуб и будет его персонально защищать, следить за его хорошим состоянием. И конечно, мы видим, как много несправедливого творится, мы теперь понимаем причины, первопричины такого отношения государственной власти к нам, мы понимаем, что тут ничего личного, просто деньги, на нас делают деньги тупо. Но мы не должны сдаваться, должны объединяться, помогать друг другу.

Владимир Кара-Мурза: Гейдар Джемаль, председатель исламского комитета России, рад исчезновению ненужных иллюзий.

Гейдар Джемаль:
Кончилась в этом году иллюзия по поводу единой власти и единого авторитета. Оказалось, что внутри власти существуют различные тенденции, преследующие собственные интересы. И это не когда так называемая демократическая конкуренция гармонизированных интересов различных групп, а это жесткие и непримиримые интересы, которые борются за выживание через потопление другой стороны.

Владимир Кара-Мурза: Сергей Грызунов, профессор МГИМО, бывший глава Государственного комитета по печати, радуется прозрению соотечественников.

Сергей Грызунов: Главный итог для меня как наблюдателя за общественными процессами - это сдвиг в сознании значительного числа граждан по поводу того, как нам жить дальше. Становится ясно, что без открытой и свободной дискуссии о путях развития России страна может пойти в ошибочном направлении. Во-вторых, как журналисту мне отрадно видеть, что в нашей профессии наметился шаг к возврату к подлинной свободе слова, пусть небольшой, но свидетельствующий о том, что мои коллеги вроде бы начали понимать, что так больше жить и работать, только обслуживая власть, больше нельзя, иначе профессия журналиста не только деградирует, но и вообще может умереть, ее заменит ни к чему не обязывающий треп в Интернете.
И в-третьих, постоянно встречаясь со своими студентами в стенах МГИМО, я чувствую, что в России еще не выхолощено до конца свободомыслие, критическое отношение к происходящему. Это вселяет надежду на то, что эти и другие молодые люди через несколько лет смогут исправить сложившуюся ситуацию к лучшему, несмотря на вроде бы забетонированную общественно-политическую ситуацию. Без такой надежды мне было бы трудно жить дальше. И прощаясь с вами и подводя итог сказанному, признаюсь, что уходящий год был очень тяжелым и критическим для всех здравомыслящих людей, к которым я, может быть заблуждаясь, отношу и себя.

Материалы по теме

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG