Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Журналист Николай Мейнерт - о переходе Эстонии на евро


Все ценники в Эстонии пока что указывают стоимость товаров в двух валютах

Все ценники в Эстонии пока что указывают стоимость товаров в двух валютах

Проблемы Греции, Ирландии, Португалии и других стран в прошлом году поставили под сомнение прочность еврозоны. Некоторые эксперты говорят, что она обречена. Многие европейские политики считают, что их странам лучше было бы вернуться к старым национальным валютам. Тем не менее, в этой ситуации Эстония отказывается от кроны. С 1 Января официальной валютой на всей территории страны стало евро. До последнего момента были споры о правомерности такого шага. О том, насколько мотивированно это решение в интервью Радио Свобода размышляет журналист, эксперт по странам Балтии Николай Мейнерт:

– Конечно, дискуссия была очень бурной. Она продолжалась почти в течение всего года. И даже когда уже стало очевидно, что Эстония все-таки войдет в еврозону, все равно дебаты продолжались. С одной стороны, это общетеоретические проблемы – возможность сейчас получить те экономические привилегии, которые евро давало раньше, и сомнения в партнерах, которые сейчас работают в зоне евро. Причем со стороны Эстонии были даже, может быть, не очень осторожные заявления типа того, что они могут принимать участие в принятии решений, которые касаются евро. Возник даже такой вопрос: почему бы не продумать механизм, который позволил бы исключать из зоны евро те страны, в которых ни население, ни правительство морально, экономически и психологически не готовы к тому, чтобы принимать совместные решения и разрабатывать некую общую концепцию для всей зоны евро.

Возникли и чисто практические вопросы, касающиеся обычных людей: вырастет ли цена на продукты, можно ли будет также рассчитывать все детали платежей с учетом того, что эстонская валюта значительно дешевле евро? Были опасения, что все округления будут не в пользу потребителя.

– Эти опасения понятны, потому что переход на евро во многих странах привел к тому, что товары и услуги в одночасье стали дороже, причем, весьма ощутимо. Произошло ли это в Эстонии? Как вообще обыватели, покупатели реагируют на новые ценники?

– Мне приходилось дважды уже становиться свидетелем перехода страны на евро, поскольку я живу параллельно в двух странах – в Эстонии и в Финляндии. Финляндия перешла на евро достаточно безболезненно, хотя цены, действительно, округлили не совсем так, как того хотели потребители. В Эстонии были к этому готовы в большей степени. Была тщательно подготовлена кампания, в рамках которой, например, все ценники за месяц, два, три до перехода на евро, дублировались в двух валютах – в эстонских кронах и в евро. Населению были разосланы специальные калькуляторы, которые автоматически переводят цену из кроны в евро, чтобы можно было самим смотреть – выросла цена или нет. Другое дело, что цены сами по себе растут, и тут никуда не деться. Буквально в последние дни появились сообщения о том, что цена потребительской корзины в последние месяцы выросла на 100 эстонских крон. Так что, здесь есть общая тенденция, связанная с ростом цен. А вот как воспримут потребители рост цен именно в связи с переходом на евро – это отдельная тема. Я думаю, будет много обвинений в адрес евро, но в целом бизнес (мелкий, средний, крупный) поддерживал переход на евро.

– Вы говорите, что кампания была тщательно организована, но я думаю, что все равно первые дни перехода на евро не обошлись без путаницы, курьезов, недоразумений всякого рода.

– Ну, конечно, недоразумения были. Например, в один провинциальный магазин пришел покупатель, который был крайне возмущен тем, что от него требуют какие-то евро. Однако буквально на днях прошла пресс-конференция, на которой был дан анализ первых дней перехода на евро. Выяснилось, что сложностей было гораздо меньше, чем ожидали. Эстонский банк разработал специальные варианты решения проблемы – план a, b, c – по мере нарастания различного рода сложностей, но ни к каким экстремальным решениям прибегать не пришлось. Переход произошел гораздо мягче, чем можно было бы ожидать.

Сейчас довольно серьезные проблемы испытывают кассиры – до 14 января им придется считать несколько вариантов валют – в центах и евро. Сложно было банкам, потому что где-то примерно за 1,5 дня до Нового года, банки прекратили все операции, в том числе электронные. В то же время до 1 января никакие платежи в евро не производились. Встал вопрос, опять же, с парковочными автоматами – заменить их все за ночь на евро-автоматы? Но пока что у людей на руках еще мало евро, они будут расплачиваться кронами. Поэтому было принято решение, что до 10 января парковочные автоматы будут принимать только кроны (сделать автомат, который принимал бы и ту, и другую валюту, достаточно сложно), но если клиенты захотят перейти на оплату евро раньше, тогда операцию перехода проведут гораздо быстрее.

Вообще, крона изымается из оборота с фантастической скоростью. Если по состоянию на 31 декабря в обороте было около 9 млрд. эстонских крон, то сейчас уже примерно 5,1 млрд. Ожидается, что уже к 6 января количество евро в обороте превысит оборот эстонской кроны.

– А сам обмен наличных денег в банках без очередей проходит?

– В Эстонии очень хорошо развита вся система электронных оплат. Никто пока не торопится менять деньги в банке – в основном обмен идет через покупку: люди пытаются сбросить эстонские кроны и получить как можно больше евро. Такого, чтобы выстраивалась очередь на обмен денег здесь нет. Мне кажется, будут некоторые сложности у тех продавцов, которые значительную часть своих операций пытались делать неформально – допустим, не выписывать чеки. Если вдруг у них резко, буквально за один день увеличится оборот (ведь надо же и им как-то обменивать кроны на евро), это вызовет интерес у налоговых органов. У тех же, кто нормально вел свой бизнес, у кого нормальная, хорошо проверяемая бухгалтерия, большого ажиотажа переход на новую валюту не вызывает.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG