Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Режиссер Михаил Угаров - о театральном жесте Кремлю


Михаил Угаров предлагает нести старые стулья не только к Тверскому суду, но и к Кремлю

Михаил Угаров предлагает нести старые стулья не только к Тверскому суду, но и к Кремлю

Московский театральный режиссер и драматург, руководитель труппы Театр.doc Михаил Угаров откликнулся на предновогодний арест активистов оппозиции.

Когда режиссер узнал, что при определении наказания Борису Немцову в Тверском суде Москвы подсудимый был вынужден был оставаться на ногах в течение всего заседания "из-за нехватки стульев", он предложил гражданам принести к зданию Тверского суда старые стулья.

Режиссер рассчитывает на понимание законов актуального искусства со стороны представителей органов правопорядка и призывает на 15 суток арестовывать не людей, а стулья.

- Это художественная акция, потому что я не политик и никогда не ходил на митинги, пугаюсь их. Тем не менее, я остро реагирую и возмущаюсь тем, что происходит и не понимаю, как мне здесь существовать. В таких случаях в голову приходят творческие идеи. Меня потряс факт, что Немцову в течение нескольких часов не давали сесть. Совершенно иррациональное решение судьи, согласитесь. Это какой-то садизм. Поэтому я предложил москвичам собрать старые стулья и принести их к Тверскому суду. Мне кажется, это будет очень яркая акция. Она лишена агрессивности, лозунгов, речей, и представляет собой художественное действие, смысл которого очень четко выражен. Но один лозунг все же можно употребить: "Пора менять". Вообще, нужно собирать старые вещи и приносить в Кремль, еще куда-нибудь, потому что в нашей стране много чего пора менять.

- Кто, на ваш взгляд, может стать активным участником такой акции?

- Очень много желающих. Уже есть конкретные предложения, как, например, организовать перевозку стульев. Я тут не стратег, это ведь надо уметь. Не исключено, что у суда активистов встретит автобус с ОМОНом. Было бы очень весело, если бы ОМОН арестовывал стулья. Это был бы идеальный мир. Мы бы тогда попали в него.

- Вы следите за дискуссией среди деятелей культуры, ваших коллег, театральных режиссеров, рок-певцов, прочего творческого люда относительно того, что происходит в стране? Какая позиция вам ближе?

- Меня очень огорчает что такой полемики по сути не существует. Я в основном слежу за деятелями театров. Но… Тут конформизм - бесконечный. Во всяком случае, это касается руководителей московских театров. Конформизм, конформизм, конформизм. Боязнь за недвижимость, за должность. Меня это очень огорчает. Конечно, радует, что есть Шевчук, Максим Виторган выступает, Михаил Трухин написал письмо Матвиенко. Меня это радует. В театре есть, пожалуй, только Алексей Девотченко. Но где наши авторитеты? Все молчат в тряпочку.

- У вас есть объяснение - почему так происходит? Скажем, некоторым видным деятелям театрального искусства, например, Армену Джигарханяну как раз в день оглашения приговора Ходорковскому вручали высокие правительственные награды. Но что-то там эта тема не звучала.

- Это называется прикормленность. Награды, звания, здания, помещения, увеличение бюджета - ведь это сейчас очень остро все стоит. А у нас все это увязано - будешь выступать, значит, у тебя будут проблемы.

- Ваш Театр.doc - это, пожалуй, лидирующая концепция актуального театрального искусства в российском искусстве театра сейчас. Как вообще вам поживается в театре? Ходят ли зрители?

- Ходят, и очень хорошо, но ведь театр маленький. Тем не менее, всегда практически аншлаг. Особенно меня радует, что всегда аншлаг на спектакль про смерть Сергея Магнитского. Это тоже полуспектакль - полуполитическая акция. Там запись на несколько месяцев вперед, потому что мы билеты не продаем. Мы пускаем бесплатно людей на этот спектакль. Меня это, конечно, радует. Театру живется хорошо, потому что он не государственный. Таким образом, очень трудно как-то влиять на политику театра. Наверное, можно как-то через пожарную инспекцию повлиять. Есть же способы. Они хорошо разработаны. Если это будет происходить – значит, найдем другой вариант.

- А "Стулья" Эжена Инонеско в новом прочтении теперь не будете ставить?

- Наверное, да, теперь уже можно. Но это все равно будет метафора. Мне же больше нравится прямое действие. Сегодня уже нельзя уже говорить языком ассоциаций, через Аристофана рассказывать о Путине. Это смешно. Давайте прямо говорить про конкретных людей.

Этот и другие важные материалы итогового выпуска программы "Время Свободы" читайте на странице "Подводим итоги с Андреем Шарым"

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG