Ссылки для упрощенного доступа

logo-print
В новогоднюю ночь в Петербурге в офисе "Единой России", расположенном в районе малой Охты, произошел пожар, в результате которого сгорела приемная. И только через неделю стало известно, что ответственность за это взяли на себя петербургские анархисты.

Видеоролик под названием "С новым годом, свиньи!" начинается под веселую музычку. Сначала идут титры: "Всех чиновников, буржуев и мусоров поздравляем!" Затем на заснеженном дворе появляются две темные фигуры, лиц не видно, один человек разбивает – похоже, молотком – окно, другой кидает в него одну за другой темные предметы, после чего сразу вспыхивает пламя. В конце – снова титры: "С Новым годом, страна! Анархисты Питера". Текст, который можно найти, пройдя по ссылке, гласит: "В этом году правительство заготовило нам кучу подарков – в городе возрастет стоимость проезда на транспорте, поднимется квартплата, по всей стране начнется реформа социальной сферы, грозящая полным ее распадом, вступит в силу закон "О полиции", который приведет к расширению их полномочий до каких-то полубожественнных возможностей. И никто не знает, каких еще сюрпризов они наготовили. Этой акцией мы бы хотели ответить на произвол властей и антисоциальную политику, проводимую правящей группировкой. Зажравшимся и обнаглевшим чиновникам был преподнесен достойный новогодний подарок".

Несмотря на это громкое заявление, научный руководитель Центра исследований модернизации европейского университета Дмитрий Травин вовсе не склонен считать сожжение приемной "Единой России" акцией социального протеста:
Думаю, что действия по убийству милиционеров или поджогу каких-то офисов правящей партии скорее сродни хулиганству, бандитизму, чем серьезному социальному протесту

– Я считаю это довольно маргинальной формой протеста, также как, скажем, действия приморских "партизан", которые нашумели в минувшем году. Думаю, что действия по убийству милиционеров или поджогу каких-то офисов правящей партии скорее сродни хулиганству, бандитизму, чем серьезному социальному протесту. Серьезный протест выражается в других формах. Он обычно бывает связан с тем, что население недовольно существующим положением. Вот этого у нас все-таки сегодня нет. Были какие-то наметки во время экономического кризиса, но поскольку кризис кончился и сейчас опять начался экономический рост, то, похоже, нам не следует ждать в ближайшее время серьезных массовых форм протеста, – полагает Дмитрий Травин.

Понятно, что во время каникул получить комментарии от каких-то официальных структур не получается, но нам удалось дозвониться до людей, близких к анархистским кругам Петербурга. Говорит Филипп, который определяет себя как "социального активиста широкого профиля":

– В рамках современных политических условий какой-то легальный протест с каждым годом становится все менее и менее возможен, потому что власти делают все возможное для того, чтобы не согласовать проведение либеральных акций. Яркий пример этому: мы сейчас готовим акцию памяти Станислава Маркелова и Анастасии Бабуровой 19 января – нам уже не согласовали митинг на Троицкой площади по формальным причинам, потому что подавать заявку до праздников – слишком рано, а после праздников – слишком поздно. В таких условиях, когда легальные акции протеста становятся невозможными, вполне закономерно, что наиболее радикальный человек протестного движения переходит к каким-то незаконным действиям.

Филипп считает, что такие акции будут продолжаться, а ответственность за это возлагает на власти.

А публицист, член бюро партии "Яблоко" Борис Вишневский говорит, что это не форма протеста, а обычное хулиганство:

– Единственное, чего они достигнут такими методами, – все политические противники режима будут объявлены вандалами или хулиганами, которые не на что большее не способны, кроме как бросать "коктейль Молотова" в окна. На мой взгляд, это только дискредитирует оппозицию. При всем моем отрицательном отношении к "Единой России" я, конечно, такого абсолютно не одобряю.

При этом Борис Вишневский прекрасно понимает, почему у людей возникает непреодолимое желание сжечь приемную "Единой России":

– Когда я узнал о приговоре Ходорковскому и Лебедеву, мое первое желание было – схватиться за что-нибудь типа автомата. Но, к счастью, автомата у меня не было. А желание, естественно, возникает. Но нормальный человек должен такие желания, наверное, как-то в себе подавлять.

По мнению Бориса Вишневского, сила оппозиции только в том, что она борется с властью легально, а любая партизанщина дает власти весомые аргументы для дальнейшего "завинчивания гаек".

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG