Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Что мешает развитию волонтерства в России


Ирина Лагунина: Краснодарский краевой фонд "Социум-регион" при поддержке Института общественного проектирования подробно исследовал проблему развития в России волонтерства, то есть добровольного бесплатного труда на благо общества. Насколько распространено это явление в современной России? Какие социальные и возрастные группы, прежде всего, заинтересованы в развитии добровольчества? Что мешает распространению волонтерства в стране? Рассказывает Вероника Боде.

Вероника Боде: По данным Фонда "Общественное мнение", 26% россиян заявляют о своем участии в течение последнего года в общественно полезных делах. 73-м процентам опрошенных не приходилось в них участвовать. А Краснодарский краевой фонд "Социум-регион" провел по этому поводу анкетные и экспертные опросы, а также фокус-группы в шести городах двух российских регионов: Самарской области и Краснодарского края. В исследовании принимал участие социолог, доцент Высшей школы экономики Иван Климов.

Иван Климов: Волонтерство только начинает развиваться. Но это не означает, что его не было ни в каких видах и формах, безусловно, оно существует. Но как институционализированное волонтерство с применением программ, которые принимаются на уровне городов или даже регионов, с появлением волонтерских центров, у которых в качестве программной деятельности написано добровольчество. Они начали развиваться достаточно интенсивно где-то с 2007 года. Этот процесс идет неравномерно по разным регионам, есть какие-то регионы-лидеры, типа Самарской области или Петербурга, но точно так же оно появляется в тех регионах, где нет институционализированного волонтерства, но достаточно развита политика молодежной активности, например, Краснодарский край.

Вероника Боде: Кто в первую очередь участвует в волонтерской деятельности, какие социальные, возрастные группы?

Иван Климов: В первую очередь в волонтерство стараются вовлекать молодежь. Но точно так же есть и довольно взрослые, состоятельные люди, которые этим занимаются. Тот же самый фонд Чулпан Хаматовой, например.

Вероника Боде: А что больше всего мешает развитию волонтерства в России?

Иван Климов: Во-первых, мешает слабая институализация. То есть пока что нет волонтерских центров достаточно развитых с подготовленными кадрами, с пониманиями базовых технологий такого рода деятельности. Второе – это наличие программ на уровне города или же на уровне региона. Ну и третье – это, конечно, наличие в структурах власти людей, которые понимают, что это такое. Потому что, естественно, без сотрудничества с властью это не пойдет.

Вероника Боде: Но это, так сказать, внешние причины, а что касается того, что в головах людей?

Иван Климов: Вы знаете, в головах людей есть понимание того, что общественная активность в принципе не востребована. Когда человек понимает, что он хотел бы участвовать в какой-то общественной активности, но должен будет преодолевать барьеры, то лишь единицы согласны на такой сценарий, а большинство скажет: если никому это не надо, то и мне-то что.

Вероника Боде: В связи с этим, как вы оцениваете перспективы волонтерства в России?

Иван Климов: С одной стороны власть, безусловно, заинтересована в развитии такого рода практики. Но рано или поздно возникнет вопрос финансовой основы этой деятельности. Значит нужно будет придумывать какие-то схемы, когда государство делится теми денежными ресурсами, которые собирает для социальной поддержки незащищенных групп. Государство плохо ими распоряжается, неэффективно. Волонтерские организации могут это делать лучше, потому что они занимаются точечно, они могут лучше осваивать маленький бюджет.

Вероника Боде: Таковы наблюдения социолога Иван Климова. Отношение к волонтерам, по данным Фонда "Общественное мнение", в стране в целом хорошее. 75 % опрошенных их деятельность одобряют, 17% относятся безразлично. Почти половина респондентов считают, что и сами волонтеры получают пользу от своей деятельности, то есть, в первую очередь, моральное удовлетворение. О том, как приживается это явление в России, размышляет Галина Бодренкова, президент Российского Центра развития добровольчества, представитель в России и почетный член Совета Международной Ассоциации добровольческих усилий.

Галина Бодренкова:
Добровольчество в России за последние, если брать 20 лет, то изменилось существенно. От нулевого уровня знаний, опыт, организации добровольческой деятельности к нынешнему состоянию, когда добровольчество признается государства. Этот процесс начался в нашей стране где-то с 2006 года, именно начальный период государственного признания. А до этого именно инициативы самих добровольцев. Сегодня не велик, конечно, процент по сравнению с другими странами, где добровольчество серьезно поддерживается и финансово и юридически государствами. У нас пока все это только начинается. Но процент участия людей в добровольческом движении порядка 3% по данным исследований Высшей школы экономики. Хотя на самом деле по исследованиям того же института, а также других известных исследовательских центров, больше 40% людей выражают готовность быть добровольцами, хотели бы в чем-то участвовать. Но понятно, по разным мотивам, у каждого свой мотив, многие люди хотели бы участвовать, именно зная, что их деятельность является позитивным вкладом, имеет позитивные результаты, но нужно общество. Этим летом пожары в нашей стране – это особенно доказало, что люди всегда в любых ситуациях сложных откликаются.

Вероника Боде: А что больше всего мешает развитию волонтерства в России?

Галина Бодренкова: Наверное, пока еще недостаточное финансирование на создание инфраструктуры. Потому что те 3%, о которых я говорила, а желание участвовать в добровольческой деятельности больше 40%, вот это прежде всего свидетельствует об отсутствии такой инфраструктуры. Принята в 2009 году концепция государственная по поддержке и развитию благотворительности и добровольчества. То есть мы не можем сказать, что у нас застой полный, процессы, безусловно, идут. Добровольчество внесено в стратегию социально-экономического развития, принимаются законы. То есть процессы идут позитивные, безусловно. Но для того, чтобы серьезно, радикально изменилось, чтобы удовлетворить потребности тех людей, кто мог бы, готов и желает быть добровольцем, безусловно, здесь надо очень серьезные вложения сделать. Но с этим нужно много работать.

Вероника Боде: Говорила Галина Бодренкова, президент Российского Центра развития добровольчества. Обратимся теперь к зарубежному опыту. О волонтерстве в Соединенных Штатах Америки рассказывает вашингтонский корреспондент РС Аллан Давыдов.

Аллан Давыдов: В этом году американские военные, которые несут службу в Ираке и Афганистане, получили к Рождеству 50 тысяч посылок с письмами и подарками от соотечественников. Это стало возможным благодаря общественной организации "Операция "Признательность", которая почти 8 лет работает в Лос-Анджелесе. Сувениры, полезны вещи и просто продукты приходят со всей страны на местный учебный пункт Национальной гвардии, где сотни добровольцев сортируют и упаковывают их перед отправкой получателям в горячих точках. Основатель организации Кэрэл Блашек говорит, что такая скромная бандероль способна заметно скрасить боевые будни солдат, вызвать улыбку на их лицах. Она цитирует ответное письмо одного из тех, кто служит в Афганистане.

Кэрэл Блашек: "В конце концов я съел присланные гостинцы и посмотрел ДВД, но в посылке было еще письмо маленькой девочки из штата Мичиган. Оно стало для меня таким дорогим, что я вложил его в свой бронешлем и оно сопровождает меня повсюду".

Аллан Давыдов: А вот другая история. Марк Голдсмит, бывший топ-менеджер компании по производству косметики. Выйдя на пенсию, он присоединился к нью-йоркской благотворительной организации, объединяющей активистов в сфере решения городских проблем, и попросил его направить внештатным наблюдателем тюрьмы. Узнав, что 60% молодых людей, отсидевших в тюрьме, вскоре получают новую судимость, он сам себе сказал, что с этим надо что-то делать – а именно помочь им получить работу.

Марк Голдсмит: Надо помнить, что эти парни никогда в жизни не общались с теми, кто достиг успеха. Их круг общения ограничен бедным кварталом, в котором они проживают. Они не знакомы ни с кем, кто мог бы им помочь, когда они выйдут на свободу.

Аллан Давыдов:
Для кандидатов на освобождение из тюрьмы Голдсмит проводит семинары по трудоустройству, начиная подготовкой резюме до собеседования с кадровиками. За 6 лет добровольческой миссии Марка количество рецидивистов из числа его питомцев сократилось втрое. Это всего лишь два примера из огромного множества проявления духа волонтерства в Соединенных Штатах.
Еще 170 лет назад выдающийся французский мыслитель Алексис де Теквиль в своем труде "Демократия в Америке" выделил служение обществу как характерную черту американцев. Одни исследователи считают, что стремление американцев к волонтерству коренится в их религиозных убеждениях. Другие полагают, что успешно осваивать новые земли на североамериканском континенте можно было лишь тогда, когда сосед подставлял плечо соседу. Так или иначе, сегодня бескорыстная добровольная общественная деятельность является не только проявлением американского национального характера, но и распространенным способом оказывать помощь тем, кто в ней остро нуждается. Если хотите, признаком хорошего гражданского тона. По данным Национального центра статистики благотворительности в Соединенных Штатах зарегистрировано 1570 тысяч некоммерческих организаций, служащих общественным интересам. В том числе почти миллион благотворительных организаций и 118 тысяч частных фондов. Добавим к этому 378 тысяч религиозных приходов, которые ведут активную волонтерскую деятельность. Общая сумма активов американских благотворительных организаций составляет почти 2,6 триллиона долларов. Их общий зарегистрированный доход в 2007 году превышал 1,4 триллиона долларов. Примерно каждый четвертый американец старше 16 лет работает волонтером в той или иной благотворительной организации. В апреле прошлого года в Соединенных Штатах был принят так называемый закон о служении Америке, значительно расширяющий для граждан возможности волонтерской деятельности в рамках как общенациональных программ, так и на местном уровне. Законом, в частности, предусмотрено ассигнование до шести миллиардов долларов на поощрение и координацию общественно-полезных добровольческих усилий.

Вероника Боде: Рассказывал Алан Давыдов, корреспондент РС в США. Должно быть, немало лет пройдет, прежде чем российская ситуация станет похожа на американскую в плане развития волонтерства. Но все-таки есть в российских городах энтузиасты этого дела. Вот что рассказала Радио Свобода Эльвира Гуриева, 17-летняя школьница из Владикавказа.

Эльвира Гуриева:
Я доброволец волонтерского движения республики Северная Осетия Алания. Я все свое свободное время отдаю добровольчеству. Я это делаю просто для удовлетворения своих желаний, своих потребностей. Я знаю, что это надо моей республике и моей стране в целом. Я знаю, что я гражданин Российской Федерации, и я делаю для блага своей страны и для будущего своей страны. У нас очень сильно поддерживается это движение, и мы пытаемся его развивать буквально во всех сферах. То есть мы работаем с детьми-инвалидами, с детьми-сиротами, с трудными подростками, проводим акции, снимаем фильмы о ветеранах. Я считаю, что каждый человек должен понимать, что он составная часть большой страны. Он должен быть активным гражданином своей страны, должен чувствовать, что от полезных дел будет зависеть и крепчать мощь нашего государства.
Волонтерское движение у нас появилось относительно недавно и не все понимают, зачем это надо, как может человек буквально на добровольных началах безвозмездно делать какую-то работу. Но я думаю, со временем будет приходить осознание того, что это действительно необходимо.

Вероника Боде: Эльвира Гуриева, школьница из Владикавказа. По данным социологов, 13% молодых россиян заявили о том, что они являются волонтерами. 27 % сами не занимаются такой деятельностью, но добровольцы есть среди их знакомых. У 56 % таких знакомых нет. Волонтерство в России начинает постепенно приобретать популярность, однако в стране немало факторов, тормозящих его развитие.
XS
SM
MD
LG