Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Режиссер Алексей Герман-младший - о "налоге на болванки"


Алексей Герман-младший

Алексей Герман-младший

С 1 января начало действовать постановление российского правительства "О вознаграждении за свободное воспроизведение фонограмм и аудиовизуальных произведений в личных целях". Теперь авторские отчисления будут поступать на счет Российского союза правообладателей (РСП), которым руководит Никита Михалков.

По оценкам аналитиков, РСП получает доступ к 100 миллионам долларов в год. Средства, которые начинает получать структура Никиты Михалкова, уже окрестили "налогом на болванки". Производители и поставщики компьютеров, мобильников, флэшек, дисков и многого другого обязаны отчислять в РСП 1% от стоимости носителей – независимо от того, окажется ли на этих носителях хоть когда-нибудь и хоть одно авторское произведение.

Кинорежиссер Алексей Герман-младший в ушедшем году организовал вместе с коллегами Киносоюз, альтернативный Союзу кинематографистов Никиты Михалкова.

- Каково ваше отношение к тому, что другая структура Михалкова начнет собирать авторские отчисления?

– Компенсационные отчисления – вроде бы для борьбы с пиратством, как некий налог – существуют во многих странах мира; на самом деле, это нормальная практика. Другое дело, что так, как у нас, не происходит практически нигде: не только с носителей, с DVD-болванок или флэш-карт, но и с мобильных телефонов, что не очень правильно.

Ситуация опасна, на мой взгляд, не тем, что кто-то дополучит деньги. Это как раз хорошо – ведь ветераны кино, музыки будут получать прибавки к пенсии. Ситуация опасна тем, что мы существуем в своего рода византийской истории – когда, допустим, председателем правления РСП является Артем Михалков, а председателем наблюдательного совета – его отец Никита Сергеевич Михалков. То есть фактически это выстроено по семейным принципам. По большому счету, мы не имеем надежного механизма аудита такой структуры. Поэтому я лично расцениваю, что РСП –частная лавочка, мало подконтрольная обществу и правительству. Происходит отдача налогов – а это налог, назовем вещи своими именами, – в частную структуру.

– Как бы то ни было, а было бы проще, если бы существовали четко предусмотренные законом схемы – по которым было бы видно, откуда эти деньги пришли и куда они уходят. Есть ли такие схемы?


– Там странная история. Там все время менялся тот процент, который должен отчисляться правообладателям. Начиналось – если судить по сообщениям СМИ – с 15% правообладателям. 25% того, что собирает РСП, должно было пойти на финансирование организации, и 60% - в некий специальный фонд поддержки чего-то. После скандала, который поднялся, цифры изменились. Теперь, насколько я понимаю, 15% свободных денег пойдет на обеспечение организации, а 85% пойдет на выплату правообладателям. Но никто не лишает организацию права пересмотреть эту цифру и опять сделать какой-то специальный фонд…

Люди задают правильные вопросы: если я уже заплатил налог за пиратство, то что, теперь я могу "пиратировать" все, что хочу? Это абсолютно разумный вопрос: почему я – используя флэш-карту, снимая себя и свою семью, на фотоаппарат – должен платить налог? Почему со всех мобильных телефонов? Тогда мы должны ввести налог на бумагу, на которую можно переписывать книжки, на ручки, которыми можно копировать, на краски, на кисти, на все остальное. В сухом остатке мне абсолютно очевидно, что резон введения подобных налогов есть; но форма, к сожалению, по-российски сомнительна и по-российски уродлива. На мой взгляд, было бы логично, если бы существовало несколько конкурирующих организаций, которые занимались бы сбором – либо чтобы это была все-таки государственная структура. Потому что налоги должно собирать государство.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG