Ссылки для упрощенного доступа

logo-print
Против писателя, искусствоведа, сценариста, известного деятеля петербургского андеграунда советских времен Ольги Жук возбуждено уголовное дело за провоз из Германии в России сильнодействующего лекарства трамадол, которое не является наркотиком. В защиту Ольги Жук выступил петербургский ПЕН-клуб.

Ольга Жук — кандидат искусствоведения, сценарист, организатор кинофестивалей, член Союза кинематографистов России, автор работ о киноискусстве 20-х годов. Она сотрудничает с разными издательствами, пишет книги, она же — организатор фонда "Чайковского".

Ольга Жук живет и работает в Германии, в Петербурге у нее осталась пожилая мать, к которой она и прилетела 21 декабря из Берлина. Ступив на родную землю, Ольга Жук, документы которой проверяли неимоверно долго, а затем подвергли тщательному личному досмотру, поняла, что у нее начались серьезные неприятности:

— У меня отобрали на таможне лекарственный препарат, который мне жизненно необходим, этот препарат снимает у меня хронический болевой синдром. Совершенно все равно, что я могу оказаться просто на грани смерти. Я постоянно живу в Германии, там мне прописал этот препарат мой лечащий врач, о чем имеются соответствующие документы. Здесь у меня нет даже полиса, не говоря уже о том, что почему-то этот прекрасный препарат имеет очень плохую репутацию, с моим назначением и со мной лично никак не связанным. Кроме того, так как я тяжело больной человек, я принимаю целый ряд других лекарств, которые у меня заканчиваются. 12-го числа по плану я должна вылетать в Берлин, в котором я постоянно проживаю. Я очень удивлена такой ситуации.

Удивление Ольги Жук связано, прежде всего, с самим препаратом трамадол:

— Здесь называется "сильнодействующим", но такого понятия вообще на Западе не существует. На Западе существуют препараты, которые тебе выписаны. Этот препарат наркотиком не является, но здесь действует какое-то понятие "сильнодействующий", его, оказывается, нужно вносить в декларацию. Но это нигде не указано. Список препаратов, которые надо вносить в декларацию, на таможне не раздают. В Германии этот препарат не нуждается в специальном декларировании или в справке врача, как, скажем, нуждается целый ряд препаратов других.

Ольга Жук далеко не первый раз въезжает с этим препаратом в Россию:

— И все было нормально. Вообще, первый раз я подверглась досмотру. Откровенно написано в моих документах, что на основании каких-то неизвестных мне (и, я думаю, это известно только их начальству или какому-то серому кардиналу) оперативных разработок о возможной контрабанде наркотиков я была задержана. Кроме того, меня предупредил в частной беседе (как мы только остались одни) таможенный инспектор о том, что меня задержали не случайно, спросив, нет ли у меня недоброжелателей.

Сейчас Ольга Жук – под подпиской о невыезде. Говорит адвокат Ольги Жук Анастасия Екумовская:

— Уголовное дело можно возбуждать в том случае, если преступление совершено умышленно. Здесь умысел не доказан, тем не менее, дело возбудили. Сейчас идет расследование. Основное нарушение, я считаю, заключается в том, что в отношении Ольги пытались избрать меру пресечения в виде заключения под стражу. Конечно, суд отказал. После чего следственные органы избирают регулярно в отношении нее меру пресечения в виде подписки о невыезде. Для нее это имеет крайне неблагоприятные последствия, поскольку она постоянно проживает в Германии, имеет там место работы, средства к существованию она получает именно там. То есть деяние, которое не имеет никакой общественной опасности, в результате которого она не может теперь выехать за границу. Мы просили разрешения у следователя, нам было отказано.

Адвокат напоминает, что мера пресечения применяется в отношении подозреваемого до предъявления обвинения лишь в исключительных случаях, а если через 10 дней обвинение не предъявлено, ее должны отменить, но Ольгу Жук только вызывают к следователю и продлевают меру пресечения:

— Здесь налицо явное злоупотребление процессуальными правами следователя и вообще органов предварительного расследования.

За Ольгу Жук заступился ПЕН-клуб — петербургское отделение международной писательской правозащитной организации. Об этом Радио Свобода рассказала директор петербургского ПЕН-клуба Елена Чижова:

— Это ситуация, в которой может оказаться абсолютно любой из нас, особенно когда человек должен иметь при себе какое-то лекарство. Нормы меняются, названия лекарств тоже меняются. В общем, все, что произошло, на меня просто произвело удручающее впечатление. Вот так среди бела дня, просто взяв нераспечатанный пакет с лекарством, понятно, что это для личного пользования, при этом это происходит на фоне того, что ввоз наркотиков в стране прогрессирует таким образом, что уже просто страшно думать о детях. И когда вдруг люди, которые не хотят по-человечески работать, делать серьезные дела, вдруг они хватают, в общем, не очень молодую женщину и начинают из этого устраивать такой фарс, страшно опасный для всех и который может закончиться для нее совершенно чудовищно, я считаю, что это позор.

Сейчас Ольга Жук собирает поручительства уважаемых литераторов и журналистов, но надежда, что ее все-таки выпустят в Германию, к ее работе и лекарствам, невелика.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG