Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

"Литературный дом" снова станет доходным


Невский проспект обреченно ждет своего мощного застройщика

Невский проспект обреченно ждет своего мощного застройщика

В Петербурге защитники архитектурно-исторических памятников крайне обеспокоены судьбой "Литературного дома" на углу Невского и Фонтанки - дома, связанного с именами многих писателей XIX века. Дом реконструируют. И, как опасаются защитники, это может привести к его полному уничтожению.

Дом № 68 - доходный дом Лопатина постройки конца XVIII века. Он знаменит тем, что в свое время был одним из центров литературной жизни. В нем жили известные петербургские издатели Иван Панаев и Андрей Краевский, останавливались Иван Гончаров, Иван Тургенев, Федор Тютчев, Дмитрий Писарев и Виссарион Белинский. Во время войны в него попала бомба, и после этого его бережно воссоздали.

Но времена изменились. Теперь беречь этот дом никто не собирается. Его реконструкцией под гостиницу занялась компания "Автокомбалт". Намерения построить под зданием подземную парковку приводят в ужас жителей соседних домов, поскольку рядом Фонтанка. К тому же, застройщик отказался даже от первоначального плана сохранить фасады. Окна первого этажа он собирается сильно расширить, а наверху надстроить мансарду.

10 января активисты движения "Живой город" провели сход у "Литературного дома" и с большим трудом остановили стройку до 14:00 часов следующего дня. Печально, что на предновогодних встречах градозащитников с губернатором вопрос об этом доме поднимался, но безрезультатно, говорит активистка движения Антонина Елисеева.

- Губернатор не хочет вмешиваться. Речь идет о каком-то очень мощном инвесторе. И он, видимо, как "Газпром" уже очень много где договорился. Понятно, что дом уже получил значительные повреждения. Но оставлять все это так нельзя, потому что создается очень мерзкий прецедент.

Застройщик пользуется тем, что формально дом действительно почему-то не является памятником. Как говорит Елисеева, дом по Фонтанке, 40 памятником является, поэтому его сносить нельзя.

- А по Невскому - не является, хотя из двора совершенно четко видно, что это единый дом. И как его вообще так разделили на два адреса совершенно непонятно.

Горожане должны знать, что делается на таком знаковом месте Невского проспекта, считает директор Пушкинского дома Всеволод Багно.

- Беда в том, что мы не знаем, каков проект. Речь не идет о восстановлении здания, которое было до войны. Это точно. Это одно из самых знаковых мест Петербурга. Мало того, что это Невский проспект, это Белинский, это Тургенев, это Тютчев. Этого уже достаточно. Необходимо вынести вопрос на обсуждение специалистов и общественности.

Активистам "Живого города" не удалось договориться с застройщиком о продлении короткого моратория на разрушение здания. После долгих переговоров застройщик согласился предоставить часть документов, но уже сейчас защитники здания считают, что проект не соответствует законодательству. Если это подтвердится остальными документами, они планируют подать в суд на Главстройэкпертизу, одобрившую проект, а также писать обращения во все возможные инстанции.

Петербуржский историк Яков Гордин считает, что подобная строительная политика может привести к разряжению культурного пространства города.

- Каждый такой дом - это сгусток исторической энергии, которой в значительной степени питается и современная культура, и современная интеллектуальная жизнь, или то, что от нее осталось. Разрушение этого общего культурного пространства - по-моему, вполне безумная практика. Теряется ценность репутации города. Никакие финансовые и плоско-экономические успехи не могут Петербургу компенсировать утрату этой концентрации культурного пространства, которое есть основа его репутации в мире. Если этот дом собираются сносить - это преступление против культуры.

А вот по мнению писателя и критика Самуила Лурье, речь должна идти не столько о сохранении "тонн кирпичей", а о сохранении культурной памяти.

- Позиция людей, которые сейчас защищают этот дом, мне кажется, немного неконструктивной. Потому что после революции его превратили в обыкновенный советский коммунальный дом, перегородив имевшиеся квартиры и превратив дом в сотню крысиных нор, набитых клопами под обоями. Там помещался исполком райсовета. Там потом помещалось в 90-е годы налоговое управление. В него когда-то попала бомба. И при восстановлении на нем наставили каких-то гипсовых пролетариев, совершенно чудовищных. Он, надо сказать, ужасно уродовал Невский. Дом не имеет, по-моему, большой художественной ценности. Вероятно, там будут строить гостиницу или что-то вроде того. Честно сказать, я не вижу в этом ничего дурного. Потому что дело не в том, чтобы сохранить эти тонны кирпичей, а в том, чтобы по возможности сохранить культурную память. Не оставлять все, как есть, а хорошо бы, например, с этого инвестора (он наверняка бы на это пошел) стрясти прекрасную открытку, может быть одну или две замечательные открытки с изображениями этого дома в разные времена. Был бы короткий, но всеобъемлющий текст о его истории, про всех этих людей, а эту открытку продавать иностранцам, да и вообще всем туристам и желающим. А на прибыль, которая вдруг будет, можно было бы завести фонд, оплачивать какие-то операции неимущим детям. Это было бы гораздо полезнее, чем бороться за то, что нет. Что живет в этом доме, если не культурная память? Культура не должна быть так оторвана от бездны несчастий, захватывающих человечество.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG